Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов. Редакция ЛІГА.net может не разделять мнение авторов блогов.
06.03.2014 01:27

Як російські загарбники захоплювали Український зенітно-ракетний полк

Про кремлівську інтервенцію з перших уст...

 

Д.ПЕЩИКОВА - Добрыйдень! Меня зовут Дарье Пещикова. И сегодня мы побеседуем с АлександромАнатольевичемЛомакой. Это заместитель командира Евпаторийскогозенитно-ракетного полка по работе с личным составом. И, если можно, АлександрАнатольевич, расскажите сразу, какая у вас ситуация складывается последние дни.

А.ЛОМАКА- Я начну с того сначала, чтобы было всем понято, что, вообще, за ситуацияпроизошла в нашей воинской части. 28 февраля в районе обеда поступил сигнал накомандном пункте нашей воинской части о том, что неизвестные вооруженные люди вроссийской форме одежды без опознавательных знаков находятся возле территориичасти. Я с командиром части выехал туда посмотреть, что это за люди. Нампредставились, значит, «майор Сережа» и «майор Рома». 

Д.ПЕЩИКОВА– Только так, больше ничего не говорили.

А.ЛОМАКА– Больше… ни фамилий не сказали. Мы спросили: «Откуда вы?» Они сказали, что «мыприбыли с Черноморского флота Российской Федерации с целью дать помощь в охранеоружия, боеприпасов, материальных средств от радикально настроенногонаселения». На это мы сказали, что сами в состоянии сохранить наше оружие.Военнослужащие Российской Федерации ответили, что это приказ Черноморскимфлотом Российской Федерации и нужно его выполнять и попросили вместе с намипатрулировать территорию воинской части. Так как это военнослужащие другойчасти, мы не имели права их пускать на территорию нашей части. Мы сказали,чтобы они несли патрулирование, если им поставлена задача, с внешней сторонывоинской части.соответственно, мы доложили эту информацию в органы Министерствавнутренних дел, потому что это, вообще, неизвестные люди без каких либоопознавательных знаков. 

Д.ПЕЩИКОВА– То есть, у них не было никаких удостоверений, знаков?

А.ЛОМАКА– Мы удостоверения у них не проверяли, у них не было ни погон, соответственно,ни нашивок никаких, ничего. Вооружены они были очень хорошо. Это гранатомет«Муха», пулемет Калашникова модернизированный 7,62 калибр. Снайперская винтовкаДрагунова, автоматический автомат Калашникова модернизированный и,соответственно, подствольных гранатомет ГП-25. На следующий день, 1 марта мыподъехали туда, к воинской части… нет, в тот же день 28-го числа. По соседствус нашей части здесь управление находится авиаремонтный завод. Туда высадилосьпримерно где-то 40 военнослужащих Российской Федерации и, соответственно,блокировали взлетную полосу авиаремонтного завода.

Д.ПЕЩИКОВА– Опять же без знаков опознавательных.

А.ЛОМАКА– Без опознавательных знаков. С этими людьми в российской форме были такназываемые отряды самообороны, которые составлялись из ветеранов «Беркута» -это МВД Украины; соответственно, бывшего «Беркута», который принимал участие наЕвромайдане в Киеве, которые прибыли сюда и сформировали свои отрядысамообороны. И мы, соответственно, проверив и узнав, с какой целью они прибыли,пришли в часть, мы доложили это все вышестоящему командованию, котороепоставило нам задачу, что мы не должны вестись на провокации и выполнятьмероприятия повседневной жизни, то есть, не вооружаться, ничего и работать,проводить занятия, соответственно…

Д.ПЕЩИКОВА– В штатном режиме. 

А.ЛОМАКА– В штатном режиме. 1 марта пообщавшись опять с этими военнослужащимиРоссийской Федерации, они сказали, что все нормально, не высказали никакихпроблем. И буквально через полчаса, как мы выехали из командного пункта, намсообщили, что со стороны домиков для проживания военнослужащих атаковали этивоеннослужащие Российской Федерации и захватили территорию командного пункта.Их было порядка 40 человек. Соответственно, личный состав воинской частискрылся в казарме, заблокировал казарму с оружием и скрылся в так называемом«Панцире» - это подземный командный пункт. Мы прибыли туда. ВоеннослужащиеРоссийской Федерации испортили линию электропередач, порубали кабели, вывели изрежима работы систему командного пункта. Соответственно, мы подошли, спросили,зачем это все делается. Они сказали: «Мы получили такой приказ». – «От когоприказ вы получили?» - «От командующего Черноморского флота РоссийскойФедерации». Не успев среагировать, какие-то нюансы с ними обговорили. Не понял,почему они это сделали. Они сказали, что им не было команды штурмовать казармы,помещения, поэтому они просто будут на территории, так как мы не захотели сразузапустить их на территорию – вот такой приказ они получили и будут они здесьпатрулировать. И, соответственно, мы не смогли ничего сделать, потому чтоказарма была блокирована гранатометчиками в случае получения оружия из комнатыдля получения оружия, срабатывает сигнализация, и они сказали: «Мы тогдаприменим оружие». 

Д.ПЕЩИКОВА– А вы как-то связывались с руководством в этой ситуации, какие-то командыпоступали?

А.ЛОМАКА– Конечно, мы связались с руководством, на что руководство ответило, что этовсе провокация, и мы должны отвечать на провокацию, соответственно, пока мыприехал сюда, в воинскую часть – там штурмовало 40 человек, там небольшаятерритория, - то здесь 150 человек в таком же вооружении штурмовало этувоинскую часть. Это воинская часть, где находятся боевые подразделения.Соответственно, военнослужащие части спрятались некоторые в комнате, в казарме,где находится оружие воинской части. Некоторые, которые были в караульномпомещении, забаррикадировались там. Соответственно, здесь есть два поста. Водном посту хранятся ракеты нашего комплекса. На другом посту – складракетно-артиллерийского вооружения. Там стояли наши часовые с оружием. Мыпредупредили этих военнослужащих, что если там, на командном пункте нет такихпостов, где охраняет часовой, то здесь говорю, вы не штурмуйте, не ходите,потому что сами вы прекрасно понимаете, что такое часовой. Это одинаково было,что в Советском Союзе, что в других государствах, что в Украине, что в России,и он применяет оружие, соответственно, согласно Уставу. То есть, если такпровокаций нет, то на территорию поста, кто проходит – он будет применять оружие.Военнослужащие Российской Федерации блокировали эти посты. Снайперасопровождали часовых, которые стояли на вышке. И после этого поступила командаот их командования, чтобы мы передали все оружие под их контроль. Мы отказалисьэто делать. 

Таккак наши люди… часовому положено стоять на посту 2 часа, то стояли по 8 часовлюди, потому что мы не могли пойти их поменять, потому что было блокировано, а,соответственно, в уставе написано, что часовой не имеет права сойти в поста,пока он не будет сменен или снят, хотя даже жизни его угрожает опасность.Поэтому мы пошли на компромисс, что мы эти посты будем менять, потому что люди– они все-таки люди, несмотря на то, что русский, украинец, татарин или узбек имолдаванин – он все-таки чело. И пошли, передали эти посты и договорились,таким образом, что на постах несут службу часовые с оружием – РоссийскаяФедерация, ну, не договорились – это требование их было. А наш военнослужащийукраинской армии несет без оружия. То есть, мы вынуждены были пойти на уступкитолько из человеческого фактора, потому что люди могли… ну, это, знаете, всеможет быть.

Следующимшагом было то, что в этот же день началась ситуация, что «давайте, передавайтекараульное помещение и передавайте из казармы оружие. На что личный состав забаррикадировалсяв казарме. Была, возможно, провокация со стороны военнослужащих РоссийскойФедерации, потому что сказали, что, если вы не сдадите оружие, мы будемштурмовать казарму. То есть, идет провокация в том плане – идет психологическоедавление на людей. В этой ситуация могли бы быть – чтобы вы донесли – что вэтой ситуации могло бы быть все, что угодно. Кто-то психологически сильный,кто-то психологически слабее, и кто-то может не выдержать и стрельнуть один вдругого – должны это понимать все. С оружием шутить не рекомендуется.Соответственно, мы не передали ни оружие с караульного помещения, ни оружие изказармы. Таким образом, мы находились до вчерашнего дня. Вчера порядка в 16часов, 30 минут приехало 13 автомобилей: 7 грузовых и 6 автобусов с военнослужащимиРоссийской армии.

Д.ПЕЩИКОВА– А номера были какие-то?

А.ЛОМАКА– Номера были. Российские номера были. Если до этого военнослужащие, можно былосказать, что неопознанные военнослужащие, вооруженные, без знаков различия илипросто вооруженные люди без знаков различия, то на вчерашний момент в 16 часов30 минут прибыли к командиру части при всех регалиях два полковника в полевойформе одежды с погонами, шевронами и знаками различия, и один в морской формеподполковник – я так понял, что представитель Черноморского флота РоссийскойФедерации. Начали обговаривать вопрос с командиром о том, чтобы допустить ихвоеннослужащих для совместной работы с нашими военнослужащими на технике,которая находится у нас на территории для обслуживания ее и совместного несениябоевого дежурства. Согласно руководящим документам, соответственно, не могутнести боевое дежурство граждане другой страны, скажем так - не знаю даже, каквыразится – разных стран.

Д.ПЕЩИКОВА– Войска, которые НЕРАЗБ. Украины.

А.ЛОМАКА– Нет, не воюют. Это же не война. …Граждане разных стран. Тем более, этоукраинская техника и по законам Украины военнослужащие либо лица другихгосударств не допускаются на эту технику. Соответственно, когда командирпроводил переговоры, подошли эти автомобили и автобусы, личный состав частивыбежал, блокировал живым щитом, потому что не было соответствующего оружия –оружие было в казарме. Опять же обозначу, что окружено гранатометами,пулеметами и личный состав с оружием никак не мог выйти из казармы. Блокировалиэту колонну, колонна начала въезжать. Люди готовы были лечь под колеса, чтобыне пустить. Это реальные такие действия сняты также на видео, когда эта колоннашла. И они сказали, что поедут они на аэродром Кача. Мы со своим КАМАЗомсопроводили их и прибыли опять в часть. То есть, на территории находилось в этовремя 16 военнослужащих Российской Федерации. Никто претензий… либо, допустим,к действиям военнослужащих Российской Федерации, которые оставались натерритории воинской части не обсуждал. Они выполняли свои задачи, никто их нетрогал, тем более, мы были без оружия. И в это время спустя час, где-то в 17часов 30 минут прибывает на КПП, собирается радикальное население – могу толькотак сказать. Потому что, если сегодня стояли, может, тоже радикальные, но, покрайней мере, вели себя мирно – а то вызывающе даже радикальное население…

Д.ПЕЩИКОВА– А много людей?

А.ЛОМАКА– Порядка от 350 до 500 человек. Точно подсчитать невозможно. Котороеагрессивно настроена на то, что здесь находиться вооруженные силы Украины иприветствуют нахождение военнослужащих Российской Федерации. С ними были такназываемые силы самообороны вооруженные и стояли женщины, дети. За ними стояливоеннослужащие Воздушно-десантных войск в количестве 50 человек вооруженных.

Д.ПЕЩИКОВА– Почему Воздушно-десантных – какие-то были у них знаки опознавательные?

А.ЛОМАКА– Нет, это мы в разговоре…- что воздушно-десантные войска…

Д.ПЕЩИКОВА– Вы с ними как-то общались или нет? Или из каких разговоров?

А.ЛОМАКА– Я не буду…, я не хочу раскрывать людей и подставлять, с которыми я общался,по большому счету…

Д.ПЕЩИКОВА– Нет, я не про имена, но из их числа, да? 

А.ЛОМАКА– Да, да. Просто-напросто мы в беседе он немножко… я все-таки оканчивал в своевремя Киевское общевойсковое училище – это развед-факультет. Очень много моихвыпускников, которые со мной служат, они служат в Российской Федерации. Из них3 человека Герои России на сегодняшний день. И мой лучший друг – один из них,этих троих – дважды Герой России, и который является начальником одного из техофицеров, которые были здесь на сегодняшний день. Ну, ни прискорбно, но такпоучается. И дальше получилось, что самые первые стояли провокаторы, радикальнонастроенные провокаторы. Соответственно, мы заняли оборону живым щитом, опять жебез оружия с внутренней части контрольно-пропускного пункта, воротконтрольно-пропускного пункта и жены, которые пришли из домов этих близлежащих,заняли с внешней стороны, ближней…

Д.ПЕЩИКОВА– Жены служащих здесь.

А.ЛОМАКА– Жены служащих, да. Очень было прискорбно смотреть, когда люди воде бы идут заидею или за воссоединение, начинают обижать женщин, начинают избивать этих женна глазах мужей, а мужья ничего не могут сделать, потому что они здесь, зазабором. Начинают вылезать – женщины кричат. На это все спокойно смотрятвоеннослужащие Российской Федерации и ничего не предпринимают.

Д.ПЕЩИКОВА– А чего хотели эти люди, которые пришли? 

А.ЛОМАКА– Они хотели выполнить те требования, которые предъявляли военнослужащиеРоссийской Федерации. Военнослужащие Российской Федерации хотели, чтобы тооружие, которое находилось под наших контролем в казарме, караульном помещении,мы отдали на склад и все оружие было под их контролем. 

Д.ПЕЩИКОВА– А от вас не требовали покинуть часть, или присягнуть – я не знаю – наверность крымскому народу. 

А.ЛОМАКА– Требовали в разговоре и с военнослужащими, скажем так, Российской армии ивот, товарищ – представитель Совета министров Крыма, нового правительстваКрыма… агитировали наших военнослужащих. Может, у кого-то были сомнения поповоду принимать или не принимать. После вчерашнего этого штурма, когда людистояли до полчетвертого ночи и своей грудью прикрывали и не пускали, потому чтозащищали эту технику от этих людей, я думаю, не один человек на сегодняшнийдень не готов поменять какую-то присягу. Просто-напросто, если кто-то когда-тои колебался, то сейчас уже железно стоит на том, что будет верен присяге,которая у него есть.

Д.ПЕЩИКОВА– А, какие, вообще, настроения у личного состава?

А.ЛОМАКА– Настроение нашего личного состава Вооруженных сил Украины… Я скажу честно…

Д.ПЕЩИКОВА– Ну, в вашей части.

А.ЛОМАКА– Мы стоим – если оружие там находится – чтобы это оружие не вывозили итехнику, и там будем стоять живым щитом до смерти. Пусть стреляют насвоеннослужащие Российской армии, что угодно делают, но люди готовы на это.Потому что наши семьи здесь живут. Здесь 80% крымчан служит, из них порядка 70%евпаторийцы. Принимать присягу на верность народу Крыма – можно придумать…давайте примем присягу на верность Евпатории. Прекрасно мы понимаем, чтонесерьезная это ситуация. Нормальный человек должен рассуждать логически, чтонет такого государства Крым. Соответственно, если даже будут предлагатьпринимать присягу Российской Федерации, то опять же уважающий себя человекникогда не примет другую присягу, потому что присягу, когда он принимает,принимает ее душой. И, соответственно, поменял одну присягу – принял другую –где факт того, что он не предаст и эту присягу, ни третью – вот, в чем вопрос.Если любой человек, который сейчас нарушит украинскую присягу и примет присягународу Крыма, он будет всегда предателем народа Крыма, потому что придут сюдатурки, и он примет турецкую присягу. Придут сюда эфиопы – он примет эфиопскуюприсягу. Так что же, будет человек, которые предателем постоянно будет?

Иситуация сложилась такая на вчерашний день, что начали провоцировать. И самаяглавная провокация была, которая мне очень не понравилась, в том плане, чтокакой-то провокатор вылез и говорит… нет, сначала начали говорить, что вот, мыблокировали, захватили в плен солдат российской армии, на что мы ответили: «Мыничего не хватали». – «А, где они?» А реально мальчики, которые стоят,российские, они испугались этого всего, они сами испугались этого всего навала– как гражданские люди себя ведут – что он спрятался там и стоит. И уже мыфонариком светим – что вот, посмотрите – он с оружием стоит, все нормально – онохраняет…

Д.ПЕЩИКОВА– Как же он охраняет, если он убежал уже…

А.ЛОМАКА– Уже мы кричим ему: «Скажи, что тебя брал, кто-нибудь?» - «Меня не брал никто,я нормально себе стоял». И потом этот радикал говорит: «А мы сейчас егогрохнем, - вот, его слова, - а потом все скажем на вас». Почему я хочу, чтобывы обратились к матерям России, потому что это их сыновья, и очень менявыражения этого радикально настроенного человека, провокатора очень непонравились, потому что это такие же дети, как у меня. У меня, правда, дведочери. Ну, точно такие же сыновья – им по 20 лет. Очень страшно слышать такиевещи. 

Д.ПЕЩИКОВА– Ну, там достаточно мирно эта ситуация разрешилась вчера в итоге.

А.ЛОМАКА– Там мирно разрешилась, потому что сразу командир сказал, чтобы тот человекслез с забора, который провоцировал, и сказал: «Позовите мне старшего, которыйвозглавляет военнослужащих Российской армии, которые прибыли на КПП – 50человек. Пообщавшись со старшим… – старший сказал – сдать оружие на склад.Командир отказался. Он сказал: «Тогда я дам команду сейчас на штурм этой всейтолпе, мы вскроем склады и я раздам всей этой толпе все оружие, которое здесьесть». То есть, это, вообще, я не знаю, это поступок… по крайней мере, мне кажется,очень непрофессиональный, неправильный. Потому что там и пьяные были люди ивсякие люди. Порядка 500 человек. Это было уму непостижимо. Командир, чтобыизбежать кровопролития какого-нибудь, прежде всего, принял решение сдать оружиевсе-таки на склад, что мы и сделали. 

И насегодняшний момент, когда мы строились на плацу, командир обратился к личномусоставу с таким выражением, что «вчера предлагали вам, - вчера выступал этоттоварищ из Совета министров Крыма, рассказывал военнослужащим…» – тоже он присутствовалпри штурме. Он же в принципе, пришел с ними штурмовать, по большому счету сэтими людьми, начал рассказывать, какие «соцпакеты вы будете иметь, когдапримете присягу на верность Крыму». Задали ему вопрос: Если человек откажетсяпринимать присягу. Он сказал: «Мы вас держать не будем. Вы просто, либоувольняйтесь и живете здесь в Крыму, либо вы едите за пределы Крыма и служитетам в Украинской армии». На что личный состав среагировал очень негативно,потому что в основном все евпаторийцы – присягу не хотят менять. То есть, этонеправильно. И увольняться не хотят, потому что на сегодняшний день основнаяработа в Евпатории – это или курортный бизнес или, допустим, служба в каких-тосиловых структурах.

Д.ПЕЩИКОВА– То есть, простите, была такая альтернатива: либо вы переходите «под Крым»,либо вы уходите совсем. То есть, служить в нынешнем положении¬ он считает, этоуже не вариант. То есть, альтернативы не было: либо вы «под Крымом», либо выувольняетесь.

А.ЛОМАКА– Да, либо вы увольняетесь, либо вы, если хотите служить в украинской армии,едите за территорию Крыма. Ну, соответственно, люди… если человек не хочетприсягу менять… это абсурд. Я вам честно скажу, в украинском закона и,наверное, в российском законе уголовном написано, есть статья, которая гласит:измена. Так вот, эта статься не имеет срока давности. Если на какие-топреступления срок давности 10 лет, на какие-то 15, то эта статься не имеетсрока давности. И, я думаю, что люди, которые один раз применили присягу, онидолжны значит, ее дальше в душе носить. И военнослужащие моей части все-такиостаются верными своей присяге. Командир части сегодня построил на посту исказал: «Вчера мы так-то... попали в такой неприятный поток событий –штурмовать хотели и так далее. Сложно вам. Кто не хочет служить украинскомународу, кто хочет служить народу Крыма. Никаких санкций, ничего я не будуприменять. Это дело каждого, потому что в основном вы – крымский народ. Вывыйдете из строя, пожалуйста, встаньте не правый – левый фланг, там придетпредставитель… и с ним пообщаетесь ближе и так далее». Не вышел никто. Потому,я не знаю… Может, побоялись, но я думаю, что навряд ли, что побоялись, потомучто, если человек для себя определился, что он хочет служить, принял присягународу Крыма, он не побоится. Зачем ему? 

Насегодняшний день такая ситуация: часть находится, блокирована военнослужащимиРоссийской Федерации…

Д.ПЕЩИКОВА– А, сколько, если не секрет на территории?

А.ЛОМАКА– Я даже не могу сказать, сколько… ну, человек 60 с чем-то.

Д.ПЕЩИКОВА– А вот, какие с ними отношения складываются?

А.ЛОМАКА– У нас практически служебные отношения. То есть, мы по разным вопросаморганизации службы – здесь тоже возникает вопрос тех же нарядов для несенияслужбы – у нас в автопарке совместный наряд несется, на территории совместныйнаряд, на постах совместных наряд. Единственно, разница, что военнослужащиеРоссийской Федерации с оружием, а Вооруженных сил Украины – без оружия.

Д.ПЕЩИКОВА– Вот смотрите, они же должны проживать здесь на какой-то территории, питаться. 

А.ЛОМАКА– Они питаются сухим пайком. Мы задавали этот вопрос, когда они приехали. Мы побратски задали вопрос о том, что у них с питанием, на что командиры их доложилио том, что у них сухого пайка на трое суток есть, и, если будет заканчиваться –подвезут. И пока они кушают сухой паек. Эта фирма, которая кормит моихвоеннослужащих, готовит им чай – они просят чай. То есть, в этом вопросевопроса нет. 

Д.ПЕЩИКОВА– То есть, они достаточно контактны, они не совершенно замкнуты. 

А.ЛОМАКА– Нет, они совершенно замкнуты, но я вам честно скажу, по их виду, они ужеочень устали – эти военнослужащие, солдаты. Ну, это же дети, те же самые дети.Очень сложно смотреть, когда они ходят целый день… В душе, может быть, он неустал – подъем у него есть, что он представитель Воздушно-десантных войск,элита и всякие такие моменты, но по сути дела – я не знаю – может быть, онисюда ехали, думали, здесь какие-то другие люди. Может, им рассказывали, что тамбандеровцыкакие-то, которые сделаны из другого теста и так далее. Они приехалии посмотрели, что здесь те же люди, на русском языке общаются и так служат,такой же быт и все остальное… Просто-напросто удивляет, почему наши политикисталкивают лбами два народа.

Д.ПЕЩИКОВА– Они понимают, зачем они здесь находятся? 

А.ЛОМАКА– Военнослужащие Российской Федерации? Я думаю, что конечного результата незнает никто – почему он здесь находятся? Но, я думаю, что этих задач, для чегоони здесь находятся даже не знают их командиры, потому что команды поступаютопределенные ежедневно для них к исполнению.Все, что приказывается, они,соответственно, исполняют.

Д.ПЕЩИКОВА– Еще, наверное, вопрос… По поводу – спрашивать, присягнули или не присягнулина верность Крыму – эта информация от Аксенова, премьер-министра Крыму, наверное,не стоит, потому что…

А.ЛОМАКА– Да, это очень не правдивая информация. Во-первых, никто не присягал. И, еслилюди, которые должны присягать на верность народу Крыма - скорей всего, этотэлемент должен происходить, если таковой он будет, после референдума, которыйбудет проведен, который назначен премьер-министром Крыма. А на сегодняшнийдень, я вам скажу, не один военнослужащий моей части не присягнул на верностьнароду Крыма.

Д.ПЕЩИКОВА– Флаг у вас поднят украинский.

А.ЛОМАКА– Флаг поднят украинский. Мы сейчас пойдем, посмотрим. Каждое утро у нас здесьритуал поднятия государственного флага. Каждое утро мы его поднимаем, звучитгимн Украины, проходим торжественным маршем – все, как…

Д.ПЕЩИКОВА– Все как положено.

А.ЛОМАКА– Все, как положено.

Д.ПЕЩИКОВА– Вы сказали, в своей речи заметили, что войны нет – у нас же не война, а чтотогда? Что здесь происходит? 

А.ЛОМАКА– Я вам скажу, что моя мысль такая и мысль, в принципе, она правильная – в том,что это я вам скажу, интервенция, которая была…

Д.ПЕЩИКОВА– Революция какая-то такая…

А.ЛОМАКА– Это интервенция, когда Антанта вошла в Россию.

Д.ПЕЩИКОВА– Это Первая мировая…

А.ЛОМАКА– Конечно. 

Д.ПЕЩИКОВА– И к чему придет это все?

А.ЛОМАКА– Это решать политикам, поэтому идет серьезный диалог между политиками всехстран, включая Россию и Украины. К чему придет этот диалог – мы будем видеть,нам только остается наблюдать по телевизору, смотреть на действительность.Потому что руководство вашей страны по телевизору заявило – мне бы, конечно, еслимое руководство так сказало, мне было бы очень обидно, будучи военнослужащим –что ни одного военнослужащего Российской Федерации на территории Украины нет.Ну, это неправдивая информация, потому что есть доказательства. Сами, еслихотите- но, понятно, что они не будут с вами общаться, потому что им, наверное,сказали, что нельзя. А информация есть, когда машины приходят – российскиеномера, регалии, мы все видели шевроны. Соответственно, можно сделать выводы.

Д.ПЕЩИКОВА– Спасибо большое! Это был Александр Анатольевич Ломака – заместитель командираЕвпаторийского зенитно-ракетного полка по работе с личным составом. 

А.ЛОМАКА– Спасибо!

Оригінал матеріалу тут

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Последние записи
Контакты
E-mail: blog@liga.net