Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов. Редакция ЛІГА.net может не разделять мнение авторов блогов.
06.01.2020 12:08

Два взгляда из Германии на убийство иранского генерала

Учитель истории, заместитель директора школы, преподаватель в вузе на историческом факультете

Не просто две точки зрения, а два противоположных, по тональности, мнения

Генерал Касем Сулеймани, который был убит в результате авиаудара Foto: Uncredited / dpa

Их представляют два человека. Юлиан Райхельт, который с февраля 2014 года является главным редактором интернет-отделения Bild, за плечами которого опыт работы в разных горячих точках в таких странах как Афганистан, Грузия, Таиланд, Ирак, Судан и Ливан и который известен своей четкой позицией по многим вопросам. И Зигмар Габриэль, бывший министр иностранных дел Германии, который также известен как своими антитрамповскими высказываниями во время избирательной компании в США в 2016 году, так и пророссийской позицией, когда он был министром в правительстве Германии.

Юлиан Райхельт по горячим следам оценил убийство генерала Касема Сулеймани как освобождение мира от монстра, а Зигмар Габриель, некоторое время спустя, чтобы не допустить дальнейшей эскалации конфликта на Ближнем Востоке, предлагает даже пойти на конфликт с Соединенными Штатами. Кто из них прав – покажет время. Ниже идет перевод двух статей.

 

Юлиан Райхельт - главный редактор интернет-отделения Bild  Foto: dpa

Юлиан Райхельт. Трамп освободил мир от монстра

«Иранский крёстный отец террора Касем Сулеймани стоял за мир, которого не может желать ни один миролюбивый человек: Мир, где тебя в любое время может взорвать бомба, потому что ты не в том месте и не в то время.

Мир, в котором целые города стерты с лица земли, как Алеппо, в котором кровожадные ополченцы ходят от двери к двери и казнят мирных жителей. Мир, в котором детские сады в Германии в любое время могут сгореть в огненном шаре просто потому, что дети в них еврейские. В котором Израилю ежедневно угрожает вымирание.

Сулеймани, самый отвратительный и кровожадный террорист в мире, принесший человечеству страдания и бедствия от имени мул, был врагом нашей цивилизации. Он был ответственен за невыносимую мысль о том, что чем больше людей будет убито (при поддержке государства), тем более безопасно и неприкасаемо будут жить убийцы.

Его насильственный и запоздалый конец не станет окончанием глобального терроризма, но, тем не менее, от его сгоревшего авто исходит мощный сигнал: Президент США Дональд Трамп ясно дал понять, что худшие персонажи в мире, какими бы крупными и безжалостными они ни были, не смогут скрыться от силы Америки.

Они могут пытать, преследовать и терроризировать слабых и отчаявшихся, но они ничего не могут сделать против самой могущественной демократии в мире.

И если они утверждают, что не боятся смерти, то эти мясники лгут - это трусы, которые любят сладкую, развращенную жизнь.

Президент Трамп избавил мир от монстра, жизненной целью  которого, было облако ядерного гриба над Тель-Авивом. Трамп действовал в целях самообороны. Самообороны Соединенных Штатов - и всех миролюбивых людей».

 

Зигмар Габриэль - немецкий политик, член СДПГ

Зигмар Габриэль. Европа должна пойти на политический риск

Это момент 1914 года: никто не хочет войны, и все же до этого может дойти. У Европы есть дипломатические средства, чтобы предотвратить это.

Убийство иранского генерала Сулеймани в Ираке в результате целенаправленного нападения американских беспилотников знаменует собой поворотный момент в региональной напряженности на Ближнем Востоке. Нет никаких сомнений в том, что Иран предпримет ответные меры в ближайшие недели и месяцы.

Даже если до сих пор существуют фундаментальные причины, по которым ни одна из сторон - Вашингтон и Тегеран - не хочет вступать в полномасштабную войну, следующая взаимная эскалация грозит втянуть в войну обе стороны как  лунатиков. Момент 1914 года: никто не хочет войны, но это происходит потому, что международная и региональная дипломатия терпит неудачу и никто не вмешивается.

Эскалацию необходимо предотвратить

Было бы беспечным не сделать все возможное, чтобы предотвратить или, по крайней мере,  сдержать угрозу эскалации в определенных рамках. Ведь конфликт между Ираном и США может быстро затронуть не только Ирак, но и распространиться в результате на весь регион Персидского залива: Сирию, Израиль, Палестину, Иорданию и Ливан. Кандидат в президенты от демократической партии и бывший вице-президент США Джо Байден справедливо охарактеризовал это так: "Президент Трамп просто бросил динамит в бочку с порохом".

Но даже без великой войны убийство Солеймани будет иметь политические последствия, которые наносят ущерб США и Европе: Баланс сил в Ираке переместится в ущерб США  в пользу Ирана. Сразу же после убийства, в ходе которого был убит и высокопоставленный военный советник Ирака, премьер-министр Ирака уже заявил, что этот акт, противоречащий международному праву, будет иметь последствия для отношений Ирака с США. От прекращения контракта на размещение американских сил в Ираке или сокращения американского присутствия в Ираке, выиграет прежде всего: Иран. Покушение на генерала Сулеймани в конечном итоге не ослабит Иран в Ираке, а даже укрепит его.

В конечном счете, это может пойти на пользу и исламскому государству

Это, однако, может иметь дальнейшие разрушительные последствия: с одной стороны, это может возродить мысли курдов на севере, об отделении от Ирака, что неизбежно спровоцирует еще один внутрииракский военный конфликт. И последнее, но не менее важное, дальнейшее усиление шиитско-иранского влияния в Ираке принесет новую воду мельницам суннитской террористической организации IS ("Исламское государство").

Безумство того, что там происходило, становится очевидным, когда вспоминаешь об этом: В 2003 году США вместе со многими союзниками начали войну в Ираке в нарушение международного права с явной ложью о том, что под контролем диктатора Саддама Хусейна находилось оружие массового уничтожения.

Лишь немногие страны - в том числе Германия при канцлере от социал-демократической партии Герхарде Шрёдере и Франция при консервативном президенте Жаке Шираке - отказались от войны. В результате появился Ирак с доминированием шиитов, особенно на юге, где старые суннитские элиты режима Саддама Хусейна были изгнаны со всех государственных должностей.

Часть из них в новом Ираке, маргинализированная, но хорошо обученная суннитская армия сформировала тогда ядро так называемого "исламского государства" - террористической группировки, с которой воевали США, Россия, НАТО, страны Персидского залива, Турция, а также Иран. Одним из командиров в борьбе против "исламского государства" был также Сулеймани.

Друг и враг в одном лице

Поэтому его можно также называть „Frenemy“ (friend&enemy) (друг и враг). Он был союзником и врагом одновременно. Возможно, именно это было одной из причин, почему предшественники Дональда Трампа Буш и Обама воздержались от его преднамеренного убийства.

Нынешняя администрация США склонна думать о Ближнем и Среднем Востоке не заглядывая далеко вперед. Разумеется, Иран - это диктаторский режим, который отчасти несет ответственность за насилие в Йемене, против Израиля и в странах Залива. Однако, с одной стороны, у Ирана также есть причины для формирования этого "пояса безопасности" проиранскими ополченцами, поскольку и там не забывается, что Запад стоял в стороне и бездейственно наблюдал за тем, как иракский диктатор Саддам Хусейн применял ядовитый газ в войне против Ирана в 1980-х годах, убив тысячи людей.

Не был забыт и государственный переворот 1953 года, спровоцированный Соединенным Королевством и Соединенными Штатами против первого демократического премьер-министра Ирана, Моссадэга. В то время англичане, в частности, хотели обратить вспять национализацию иранских нефтяных скважин и вместе с США вернуть к власти шаха. Его свержение 40 лет назад, в свою очередь, привело к сегодняшней Исламской Республике и оккупации посольства в Тегеране, что было травмирующим для США.

Этот исторический балласт не может быть забыт, но предшественник Дональда Трампа Барак Обама хотел, по крайней мере, сделать первый шаг для нового начала. Ядерная сделка с Ираном далека от совершенства. Спустя десятилетия это была осторожная попытка найти безопасные пути в исторически заминированном районе этого региона. Историческая неудача Дональда Трампа заключается в том, что он, расторгнув соглашение, заново попадает в этот  порочный круг на Ближнем Востоке.

Европа должна идти на политические риски

Однако европейское вмешательство должно быть настолько смелым и энергичным, чтобы оно было также готово пойти на политические риски, чтобы завоевать доверие, особенно в отношении Ирана. Ведь Европа до сих пор не имеет влияния в этом конфликте в Персидском заливе.

Последние два года слишком много показали, что Евросоюз - это бумажный тигр, когда дела становятся серьезными. Например, ЕС неоднократно указывал - как и Россия и Китай - на то, что ядерное соглашение с Ираном все еще в силе, даже тогда, когда США пренебрежительно расторгли его в 2018 году - но не более того.

Европейский союз по-прежнему не в состоянии выполнить свое обещание предоставить эффективную экономическую помощь в обмен на отказ Ирана от разработки ядерного оружия. Ведь даже если ЕС считает, что экономические санкции США против Ирана противоречат международному праву, ни один европейский банк не осмелится предоставить даже банковский счет для ведения бизнеса с Ираном. Доминирование и зависимость от доллара слишком велики, а риски слишком опасны для компаний и банков, чтобы оказаться под угрозой со стороны американских властей, когда  - как в случае с китайским финансовым директором Huawei - можно быть арестованным даже за границей (!) из-за ведения бизнеса с Ираном по запросу  Соединенных Штатов.

Если Европа хочет вмешаться в надвигающуюся сейчас опасность войны, она должна пойти на политический риск. А это значит: если необходимо, пойти на большой политический конфликт с нынешним президентом США, если это может предотвратить эскалацию войны. Европа должна противостоять логике лунатизма.

Санкции можно обойти

Президент Франции Макрон несколько месяцев назад сделал предложение по этому вопросу, которое, хотя он еще не добился какого-либо прогресса, тем не менее, является единственным возможным способом сделать Ирану предложение, которое могло бы помешать ему продвинуться дальше в логике эскалации: Макрон хотел предоставить Ирану кредит на миллиарды долларов через Национальный банк Франции. Европейские страны, подписавшие ядерное соглашение с Ираном - Франция, Германия и Великобритания - могли бы вновь подхватить эту идею вместе с Европейским центральным банком и совместно сформулировать такое предложение от своих национальных банков или через ЕЦБ.

Через национальные банки, потому что в конечном итоге они не могут быть реально подвержены давлению американских санкций. Представьте себе, если бы все национальные банки еврозоны и ЕЦБ вместе финансировали эту экономическую помощь - это стало бы чрезвычайно сильным европейским сигналом.

Санкции со стороны Вашингтона против национальных банков или ЕЦБ в лучшем случае теоретически возможны. Конечно, в конечном итоге это позволило бы центральным банкам выполнить задачу, для решения которой они на самом деле не были созданы. В то же время вместе с ЕЦБ они будут защищать суверенитет евро от угрозы экономических санкций со стороны Вашингтона, что полностью вписывается в их мандат. Соединенные Штаты могут даже смириться с таким обходом экономических санкций, потому что в конце концов ни одна компания, работающая на американском рынке, не получит от этого никакой выгоды.

Необходимо более тесное сотрудничество с Россией и Китаем

Взамен Иран должен будет вернуться к соблюдению ядерного соглашения и, по крайней мере, ограничить свою реакцию на убийство Солеймани, если Иран, не сможет полностью отказаться от этого. Было бы еще лучше, если бы два других государства, подписавшие ядерное соглашение, - Россия и Китай - также могли принять участие в этом предложении. Тот факт, что Европа в такой ситуации должна стремиться к сближению с Россией и Китаем, чтобы предотвратить дальнейшую эскалацию, гораздо больше, чем горькая ирония.

Все это должно будет сопровождаться влиянием на государства Персидского залива, которые, несмотря на то, что большинство из них находятся на расстоянии от Ирана, обоснованно опасаются военной эскалации - на Турцию, Израиль и другие соседние государства. Редко бывает так важна туристическая дипломатия. И, так как время не терпит, правительства должны действовать. Канцлер Германии Ангела Меркель и тогдашний президент Франции Франсуа Олланд уже показали, что можно сделать от имени Европы: когда реальная война угрожала  Украине, именно глава немецкого правительства и президент Франции предотвратили ее в 2014 году.

PS Итак, два разных взгляда на произошедшее. А посередине мнение нынешнего министра иностранных дел Германии Хайко Мааса: «Сулеймани оставил следы крови и насилия по всему Ближнему Востоку. Не зря ЕС включил его в список террористов. В то же время после его убийства ситуация стала еще более непредсказуемой, а усилия по разрядке напряженности - еще более трудными. Сегодня никто всерьез не может предсказать, каким путем пойдет регион сейчас. Но наши цели ясны. Во-первых, избежать военной эскалации. Во-вторых, сохранить стабильность и целостность Ирака. В-третьих, обеспечить, чтобы ISIS не восстановила свои позиции после этих потрясений».

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Последние записи
Контакты
E-mail: blog@liga.net