Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов. Редакция ЛІГА.net может не разделять мнение авторов блогов.

Причины очередного проигрыша Украины в информационной войне

Причины очередного проигрыша Украины в информационной войне

 

Сегодня даже слепому понятно, что Украина в очередной раз проиграла в очередной информационной войне.

На этот раз – в традиционной зимней газовой кампании.

И сейчас мы наблюдаем ее кульминацию – достижение геополитических целей российской информационной кампании: мерзнущая Европа с ненавистью смотрит на Украину, которая «тырит оплаченный европейцами газ».

 

С моей точки зрения это и есть главная цель российской газовой кампании сезона 2005-2009 гг. Окончательно убедить Евросоюз в том, что Украина непорядочный партнер, с которым лучше вообще не иметь никаких дел.

А разговоры вокруг цены на газ для Украины, ее долгов и стоимость транзита – это не цель, а инструмент в ее достижении.

 

Почему я сейчас пишу об этом?

Во-первых, я украинец и гражданин Украины, и мне просто обидно, что нас в очередной раз поимели.

Во-вторых, я профессионал именно в области стратегических и социальных коммуникаций и (если абстрагироваться от свой национальной и гражданской принадлежности) не могу не признать, высокий профессионализм российский стороны и… как бы так корректно выразится… топорную работу стороны украинской. Уверен, что ситуация с газовой информационной войной 2008-2009 гг. войдет в учебники, и станет классическим примером. Но сколько же можно учиться на своих ошибках? (вопрос риторический). Поэтому (в робкой надежде, что кому-то это все-таки интересно) предлагаю свой анализ этой информационной войны и причин поражения в ней Украины.

 

И начну с ответа на вопрос: Почему я так упорно применяю термин «информационная война» по отношению к ситуации с нынешним «газовым вопросом»?

Потому что, с моей  точки зрения, это ярчайший пример, когда главной целью было создание общественного мнения, а политико-экономические действия – инструментом.

Уверен, что для российской стороны намного важнее окончательно подорвать доверие Евросоюза к Украине, чем получить с нас дополнительных 50 или даже 100 долларов за 1000 кубов.

И сам ход переговоров, и их освещение в СМИ подтверждает это предположение.

Действительно, российская сторона, грамотно управляя ситуацией, создала условия, при которых украинская сторона оказалась в ловушке: какое действие не соверши – все равно проиграешь. Более того, чем больше идешь на уступки, тем хуже становится…

 

Лично я твердо уверен, что весь ход украино-российских газовых переговоров был как единый поток информационных поводов, благоприятных для российской стороны и разгромных для стороны украинской.

Поэтому итог кампании закономерен – Украина на пороге экономического и политического проигрыша. Экономика – Украина будет покупать газ на условиях России, а цена на транзит останется неизменной. Политика – нарастание негативного отношения к Украине со стороны Евросоюза и попадание в подчиненную позицию проигравшего в отношениях с Россией.

 

Теперь давайте посмотрим, какие просчеты украинской информационной политики привели к этому. При этом постараемся на время отложить эмоции и посмотреть на ситуацию отстраненным взглядом наблюдателя.

 

  • Четкая стратегия со стороны России и ее полное отсутствие у Украины.
    В принципе этого уже было бы достаточно. Одна только стратегичность, проектность и плановость действий российской стороны на фоне ситуационного реагирования и взаимно противоречивых действий стороны украинской – почти 100% гарантия победы.
    Начнем с того, что Россия сделала информационные закладки еще 2005-2007 гг.: «Украина подворывает газ и европейской трубы», «Украина не хочет платить за газ по рыночной цене», «Украина задерживает оплату уже поставленного Россией газа» и т.п.
    Таким образом, российская сторона создала виртуальную «доказательную базу» и сегодня ее аргументы звучат убедительнее оправданий Украины. Хотя бы уже потому, что российские тезисы имеют информационную историю.
    Внешнему наблюдателю (особенно европейскому) неинтересно вникать в сложные технологические подсчеты «закачали в трубу – выкачали из трубы». Он помнит, что «были прецеденты». Более того, российской стороне уже не нужно обстоятельно доказывать, что «Украина ворует газ», она просто может ссылаться (даже не впрямую) на «историю вопроса».
    В это время украинская сторона не нашла ничего лучшего как прямолинейно отвечать на заранее рассчитанные ходы России действуя по схеме: «российская сторона сказала, так мы ей ответим»… И пытаться перевести стрелки на своих же (!) чиновников, пусть и бывших: «мол, они не имели права подписывать то, что подписали».
    Второй аспект, сама нынешняя эскалация газового конфликта была вполне предсказуема. Однако практически никаких превентивных действий со стороны Украины предпринято не было. Такое ощущение, что украинскую сторону застали врасплох. В очередной раз…
    При том, что российская сторона начала информационную артподготовку еще в октябре – ноябре, постепенно и планомерно готовя мировое (европейское) общественное мнение к будущему «нехорошему поведению Украины в декабре-январе».
    В итоге весь конфликт украинская сторона была в позиции «догоняющего» и «оправдывающегося». При этом догоняли и оправдывались «не там» и «не сейчас». Об этом далее.

 

  • Вторым просчетом украинской стороны было то, что оборона строилась в формате взаимодействия «Украина-Россия», в то время как российская сторона изначально ее спроектировала и выстроила атаку в формате «Украина-Европа». Т.е. точка конфликта была вынесена за пределы России, и столкновение интересов было спроектировано таким образом, чтобы ключевой конфликт разворачивается между Европой и Украиной…Естественно, что основная часть информационных действий российской стороной проводилось именно в европейском информационном пространстве, а российское и украинское информ. поле использовалось как поддерживающее и событийное.
    В то же время украинская сторона большую часть своих усилий бросила на украинское же пространство (которое в этой ситуации особой роли не играло) и лишь к концу кампании попыталась вырваться в пространство европейское, к тому времени уже плотно заполненное российской стороной.
    При этом российская сторона изначально активно освещала ход переговоров в Европе в контексте: «смотрите, мы изо всех сил хотим договориться с украинцами о бесперебойном транзите газа в Европу, но они мало того, что не хотят рассчитываться по старым долгам, так еще и продолжают воровать газ, оплаченный европейским потребителем. И мы ничего не можем с этим сделать…»
    Естественно, аргументы Украины «мы не воруем и России ничего не должны, а то что были должны – уже заплатили…» выглядят, мягко говоря, слабо. Особенно с учетом информ. закладок 2005-2007 гг. (см. пункт выше).

 

  • Третье. Неэффективное использование имеющихся (итак достаточно ограниченных) ресурсов украинской стороной.
    Попытки контратак и перехвата инициативы с заведомо слабых стартовых позиций.  Например, «вызов» Газпрома на переговоры в Киев, который закончился поездкой украинской делегации в Москву.
    Или попытка пересмотра цен на транзит российского газа и решения украинских судов на эту тему, которые столкнулся с более сильной юридической и информационной позицией Москвы.
    И, в конце концов, очень слабая работа с информационными пространствами других стран.

 

В результате имеем сформированные в Европе следующие информационные посылы.

 

Россия: «Мы заинтересованы продавать европейскому  потребителю газ по рыночным ценам. Но украинцы, нарушая условия транзита, пытаются нас шантажировать, тем самым, выторговывая для себя нерыночную цену. Но даже эту цену они не хотят платить, воруя европейский газ из трубы и отказываясь от прошлых долгов. В итоге,

Украина делает заложниками своей жадности европейского потребителя».

 

Украина: «Россия нас шантажирует, не хочет продавать нам газ, обвиняя в мифических долгах и сокращая поставки. Поэтому мы вынуждены сократить поставки в Европу»…

 

Даже если не брать во внимание силу сигнала, то позиция России (с точки зрения европейского наблюдателя) выглядит обоснованней и весомей…

 

Таким образом, мы имеем сегодня ситуацию, когда  Европа все более негативно настраивается против Украины.

Да и кому понравится, когда тебя заставляют мерзнуть? (вопрос опять же риторический).

Соответственно, нериторический вопрос о времени вступления Украины в Евросоюз и НАТО отпадает сам собой… или откладывается на очень неопределенное будущее… 

Впрочем, оно может и к лучшему.

 

Является ли нынешняя ситуация в газовой войне окончательно проигрышной для Украины?

Думаю, пока еще нет.

Шанс если не победить, то достойно выйти из конфликта еще есть. Вопрос в том, успеет ли украинская сторона найти решение за оставшееся время и сможет ли мобилизовать на это ресурсы и волю?

Или (на худой конец) учесть ошибки и попытаться исправить ситуацию в будущем?

Впрочем, тенденция развития этой и других информационных кампаний с участием Украины говорят скорее о том, что, скорее всего, НЕ успеет и НЕ сделает…

А жаль.

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Последние записи
Контакты
E-mail: [email protected]