Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов. Редакция ЛІГА.net может не разделять мнение авторов блогов.
01.08.2011 05:41

Из неопубликованного. Школа антикризисного менеджмента. Тема 3. Диверсификация (Д)– это просто. Диверсификация топлива по- украински.

Профессор Украинского государственного химико-технологического университета

Перечисление вариантов диверсификации топливных ресурсов можно продолжать бесконечно. Можно обсудить еще проблемы сланцевого газа, сбора и переработки попутного газа угледобычи, сбора и доставки потенциальным потребителям метана из наших могучих свалок

HTML clipboard

Диверсификация - это термин, применяемый к процессу перераспределения ресурсов, которые существуют на данном предприятии, в другие сферы деятельности, существенно отличающиеся от предыдущих

                        И. Ансофф

    

    Красивый  научный термин «диверсификация»  (diversificatio - изменения, разнообразие, от лат. diversus - разный и facio - делаю) в самом общем виде - это расширение номенклатуры товаров или услуг, производимых отдельными предприятиями или их объединениями. (У нас говорят  более метко – нельзя все яйца класть в одну корзину). Оказалось, что Д  стала одним из наиболее эффективных приемов  антикризисного менеджмента. Только необходимо распространить этот прием не только на  номенклатуру продукции, но и на сырье, технологии, оборудование. Следует вообще говорить о Д. бизнеса в широком смысле этого слова.  

 

    Рассмотрим этот прием на примере  наиболее актуальных для  нашей страны проблем энергосбережения, которые уже образовали для Украины сложнейший клубок трудноразрешимых задач, нерешенность которых угрожает национальной безопасности государства.    Учитывая, что в себестоимости вырабатываемой тепловой энергии стоимость топливной составляющей составляет от 40 до 70%, снижение стоимости топлива или его удельного расхода является важным экономическим фактором в условиях рыночной экономики. К сожалению,  кроме   традиционных источников энергии  (уголь, атомная энергетика,  водные энергоресурсы, природный газ), трудно  назвать  нетрадиционные источники энергии, получившие сколько-нибудь значительное  развитие в последние годы  всеобъемлющего кризиса. Беда в том, что мы очень нерационально их используем: в основном фотосинтез и энергию ветра, немножко — гидроэнергию. Все остальное в буквальном смысле слова пропадает. Приведу несколько примеров.

 

    Есть интересная разработка днепропетровского ООО «Инсолар» — гелиопрофиль ТЭПС, позволяющий использовать экологически чистую солнечную энергию. Великолепная работа, о ней знают даже за рубежом, а у нас гелиопрофили практически не применяются. Спрашивается, почему? Есть разработка, оборудование, специалисты, потребность…

 

     Или ситуация с запасами угля. Мы привыкли его сжигать. Но сегодня уголь, тем более такой некачественный, как, например, у нас в западном Донбассе, можно не сжигать, а с успехом использовать для синтеза газа, пригодного для применения взамен природного. Соответствующие установки в Украине уже есть. Но у нас такие технологии пока не востребованы.

 

     В Приднепровском регионе активно идет и работа по производству биодизеля, о  котором уже много написано. Уже всем ясно, что это экологически более чистый вид топлива, используемый для замены, а следовательно, экономии обычного дизельного топлива. Сырье для его производства — растительные масла: рапсовое, соевое, арахисовое, пальмовое, отработанные подсолнечное и оливковое (уже использованные, к примеру, при приготовлении пищи), а также животные жиры. Биодизель может использоваться в обычных двигателях внутреннего сгорания как самостоятельно, так и в смеси с дизтопливом и некоторыми растворителями без внесения изменений в конструкцию двигателя. И при этом целый ряд преимуществ: биодизель не токсичен, практически не содержит серы и канцерогенного бензола; разлагается в естественных условиях; обеспечивает значительное снижение вредных выбросов в атмосферу при сжигании; имеет высокую температуру воспламенения (более 100°С), что делает его использование относительно безопасным; его источником являются возобновляемые ресурсы. Производство биодизеля легко организовать, в том числе в условиях небольшого фермерского хозяйства, используя при этом недорогое оборудование. Эта технология уже получила широкое распространение в Германии, Австрии, Чехии, Франции, Италии, Швеции, США… Это серьезное, перспективное направление. У нас есть и необходимое сырье, и разработки, и специалисты. Почему же биодизель в Украине до сих пор не работает? Вместо того, чтобы использовать  уже накопленный человечеством опыт, начинаем  создавать  чрезвычайно энергоемкие   установки для производства микроводорослей, якобы  являющихся великолепным  сырьем для производства  биодизеля.  Сырьем для выращивания  водорослей якобы является обычная вода, свет  и  выхлопные газы от  дизелей, работающих  на том же   биодизеле. Не показали мне авторы ни  материального баланса установки, ни серьезных  экономических расчетов, ни одного килограмма полученного биодизеля. А  звон подняли  по всей Европе!

 

     Есть еще одна очень перспективная разработка Днепропетровского государственного университета по эмульгированию мазутных топлив. Подобное ноу-хау успешно внедрено в Дании и многих других странах, где уже получают сотни тысяч тонн эмульгированного мазута. Такое топливо не нужно разогревать, особенно удобно его применение в зимних условиях. Но в Украине такая технология практически никому не нужна, энтузиастам  удалось внедрить лишь несколько  установок.

 

     Или проблемы с отработанным активным илом сооружений очистки коммунальных сточных вод, которого скопилось уже миллионы тонн только в Днепропетровске. Его запрещено использовать в качестве удобрения, поскольку в нем много тяжелых металлов (куда деваться – уж такая у нас пища, вода, воздух!). Но это прекрасный источник энергии. Существует российская установка, работающая на использованных шинах, на бытовых отходах, на том же активном иле — на любой органике. Она небольшого размера, устанавливается неподалеку от котельных. Эта установка способна генерировать энергию, которой хватает для отопления целого прилегающего жилого района. Такие установки уже производятся серийно. Почему же мы их не покупаем, если сами не способны разработать? Да еще при этом не знаем, что делать с мусором, и жалуемся на нехватку энергии и газа.

 

     Приведенные примеры показывают: сегодня нам есть из чего выбирать. Просто мы не хотим этим заниматься. Одной из причин сложившейся ситуации  является то, что  в  решении  энергетических проблем мы  полагаемся почему-то на не всегда достаточно мотивированные решения,  даже не  пытаясь  использовать эффективные механизмы системного анализа, получившие  серьезное развитие  в последние десятилетия  при  решении, прежде всего, научно-технических задач. Если  бы  мы обратились к системному анализу,  то  пошли бы по тому пути в решении задач энергосбережения, по которому давно идут  развитые страны.  Мы бы всерьез  занялись  проблемами межвидовой и внутривидовой диверсификации топлива и разобрались бы, наконец, в том, что для  нашей мощной промышленно - аграрной державы  важно наряду с традиционными источниками энергии использовать  отходы сельскохозяйственного производства (животноводства, растениеводства) и переработки сельхозпродукции (к примеру, лузги подсолнечника, кукурузных кочерыжек  жома сахарной свеклы и т.п.),  жилищно-коммунального хозяйства (органическую часть бытового мусора, отработанный активный ил очистных сооружений и т.п.),  органические отходы промышленности и транспорта.  Такая межвидовая диверсификация  уже проведена  в  других странах. К примеру, Германия давно  взяла уверенный курс на  использование  сельскохозяйственных отходов для производства биогаза на  высокоэффективных и  простых  биотехнологических  установках  с экономически обоснованной  когенерацией    различных видов энергии. Это направление успешно сочетается с  производством  биодизеля из специально  выращиваемого  рапса (не только в Германии, но и на значительных площадях  в Украине, которая уже стала фактически  сырьевым придатком по этой позиции у Германии, что не может не вызывать удивления при  нашем энергетическом голоде).

 

    В последнее время  политика диверсификации топлива привела к  появлению  биотоплива второго поколения, в том числе,  из непищевого сырья, в частности,  биоэтанола. Появилась даже инфомация в СМИ о том, что  11 спиртовых заводов  Украины готовы к производству биоэтанола.  По мнению многих экспертов Украина может обойтись без экспорта российской нефти (или бензина), если наладит производство альтернативных видов топлива для автотранспорта (и не только биогаза и биодизеля, но и  биоэтанола. Возможность перехода на альтернативный бензину биоэтанол есть.  И  это направление диверсификации не является новым, однако уже в 90-е годы  в Украине столкнулись с полным отсутствием спроса. В Правительстве предлагают использование биоэтанола в качестве добавок к автотопливу  сделать обязательной мерой, как это было сделано, например, в США. В программе развития американской энергетической отрасли по годам расписано, какой именно объем биоэтанола должен потребляться в год. Тогда будет сформирован внутренний рынок этого продукта. А пока украинским предприятиям формально таким производством заниматься невыгодно. И главным потребителем этого топлива сегодня являются иностранцы, у которых уже есть контракты на поставку биоэтанола в Европу. Почему в Украине пока ничего не сделали в этом плане - вопрос к правительству. Видимо, продолжается  политика превращения страны в сырьевой придаток к развитым странам. Ведь  добились же мы того, что  поставляем  в Германию почти половину рапса, потребного ей для производства биодизеля, не умея или, скорее, не желая производить из него биодизель самостоятельно. А недавно появилась информация о том, что начался  вывоз за границу  с наших полей даже… соломы.

    Требуют  обсуждения  усиленно  лоббируемые в последнее время  предложения об использовании в качестве альтернативы природному газу  мазута и закупки   необходимых его количеств за рубежом. Есть опасения, что закупят наиболее дешевые  высокосернистые фракции с повышенным содержанием ванадия, что  вызовет дальнейшее серьезное ухудшение экологической обстановки в Украине. Страна имеет огромные запасы угля, сегодня  ставится даже вопрос об уменьшении его добычи в связи  с кризисными проблемами у потребителей - металлургов и энергетиков. И, вместо перевода  теплогенераторов на варианты использования угля  (это успешно сделали  тепловые электростанции), принимаются  судьбоносные решения о  переходе на мазут… Пока не очень убедительно. Ведь технические  проблемы с подачей  угля  в топку в виде пылеугольной взвеси или водоугольной суспензии давно решены. Что касается  “осветления» пламени, то и здесь есть уже апробированные предложения по  активизации  сжигания  угольной пыли.

    Остановимся на применении экологически чистого водоугольного топлива - одном из эффективных путей энергосбережения для  Украины.  В ближайшей перспективе прогнозируется повышение роли угля в топливно-энергетическом балансе страны, что обусловлено его крупными запасами. Однако экологические ограничения требуют не создания, а  коммерциализации уже  известных   новых экологически чистых угольных технологий, обеспечивающих высокую полноту использования топлива при одновременном снижении вредной нагрузки на окружающую среду. Применение суспензионного угольного топлива является реальной возможностью замены не только «грязного» угля и малоэффективных методов его сжигания в слоевых топках, но и дефицитных жидких и газообразных видов топлива. Особенно остро стоит эта задача диверсификации в Донбассе, где вокруг угледобывающих и углеперерабатывающих предприятий в гидроотвалах и отстойниках уже скопилось большое количество добываемого угля в виде тонкодисперсных угольных шламов. Перевод этих шламов в транспортабельное и технологически удобное суспензионное водоугольное топливо (ВУТ) позволит получить значительную прибыль и резко улучшить экологическую обстановку в регионах.

    Итак, водоугольное топливо (ВУТ) представляет собой дисперсную систему, состоящую из тонкоизмельченного угля, воды и реагента-пластификатора. Состав ВУТ: уголь (класса 0-500 мкм) - 59-70%, вода - 29-40%, реагент-пластификатор - 1%. Температура воспламенения - 450-650°C; температура горения - 950-1050°С. Он обладает всеми технологическими свойствами жидкого топлива: транспортируется в авто- и железнодорожных цистернах, по трубопроводам, в танкерах и наливных судах, хранится в закрытых резервуарах, сохраняет свои свойства при длительном хранении и транспортировании, взрыво- и пожаробезопасен.

 

         Задача внедрения суспензионного угольного топлива на теплогенерирующих предприятиях Украины вполне по силам  достаточно высокоинтеллектуальному среднему и малому бизнесу Украины. Эти предприятия  в кратчайшие сроки могут обеспечить по заказам теплогенерирующих  предприятий производство модульных установок приготовления ВУТ на основе угля и угольных шламов и даже технологических комплексов по получению  тепловой и (или) электрической энергии при его сжигании, поставку сопутствующего оборудования, сборку разработанных комплексов и обучение эксплуатационного персонала. Эта работа будет наиболее успешной и динамичной при использовании  концепции индустриального симбиоза  ( совмещение якобы несовместимых объектов, материальных и энергетических потоков в единый энерготехнологический комплекс, связываемый этими потоками в сложную многоуровневую систему). При таком симбиозе появляется возможность реализовать также известный принцип рециркуляции, когда не добиваются полного использования исходного сырья или энергии, а обеспечивают наиболее выгодные режимы переработки при экономически оптимальной конверсии (так называют специалисты полноту превращения сырья в целевой продукт — обычно 20—30 процентов), выделяя после этого готовый продукт (вещество или энергию) и возвращая неиспользованные ресурсы в начало процесса.

 

      Проблемы не только в дефицитности энергоисточников, но и  в несоответствии  качества многих видов сырья  требованиям сферы его применения.  Применяемое в Украине жидкое топливо, в частности, так называемое ”топливо моторное”, пришедшее на смену  “совковому” бензину,   содержит значительное количество ароматических соединений, прежде всего бензола.  Превышение допустимой нормы бензола в топливе (в 10-20 раз в сравнении с принятой в  Европе предельной нормой 1%  не только ускоряет изнашивание цилиндров, но и приводит к накоплению в выхлопных газах собственно несгоревшего  бензола (канцероген, наркотик), а также канцерогенного бензапирена и других опасных продуктов неполного сгорания топлива.  Вдыхание такого коктейля  уже приводит  к значительному повышению  заболеваемости населения туберкулезом и  онкологическим заболеваниям, по мнению многих авторитетных медиков. 

 

     Если  принять на веру  мнение  экспертов о том, что  теневая прибыль от продажи некачественного топлива огромна, то  не следует ожидать  быстрого решения вопросов улучшения качества топлива даже в случае перехода Украины в ближайшее время на  Европейские стандарты качества топлива,  если такой и состоится.  Подобные результаты можно получить и при анализе  других видов жидкого, да и газообразного топлива.  Исходя из вышеизложенного, с учетом высокого энергопотребления и  серьезных экологических проблем при сжигании топлива, можно сделать вывод о том, что  параллельно с   пока малорезультативными усилиями по  улучшению качества отечественного топлива следует   активно работать   над вопросами улучшения  качества его сжигания.

  

        Перечисление вариантов диверсификации топливных ресурсов можно продолжать  бесконечно. Можно обсудить еще проблемы сланцевого газа, сбора  и переработки попутного газа угледобычи, сбора и  доставки потенциальным потребителям метана из наших могучих  свалок бытовых отходов. А, может, достаточно разговоров?  Видимо, настала необходимость  перейти от интуитивных методов при решении задачи диверсификации топлива  к серьезному системному анализу  проблемы.

 

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Последние записи
Контакты
E-mail: blog@liga.net