Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов. Редакция ЛІГА.net может не разделять мнение авторов блогов.
06.04.2011 06:12

Как реанимировать науку Украины в условиях рынка? Сообщение 1

Профессор Украинского государственного химико-технологического университета

Выход Украины из перманентного кризиса возможен лишь на основе возрождения украинской науки. И это очевидно для всех, кроме тех, кто обязан создать для него предпосылки на государственном уровне. Необходимо перейти от бесплодных разговоров к активной работ


 Неуклонное углубление экономического и экологического кризисов, падение прироста населения Украины заставляют искать действенные пути предотвращения вымирания населения страны, обеспечения его выживания. Казалось бы, тема, сформулированная в заголовке статьи, сегодня неактуальна. До науки ли нам, когда подавляющее большинство людей, не входящих во властные структуры, не являющихся олигархами или «красными директорами» и не занимающихся торговлей, находятся за чертой бедности? Однако именно сейчас необходимо всерьез задуматься над вопросом: а можно ли, не опираясь на науку, вывести огромную страну из кризисной ситуации? Многие страны выходили из такого положения, опираясь на научные прогнозы, научно обоснованные программы, мировой научный опыт. К сожалению, у нас не слышен голос науки, а, ведь, именно нашим, а не заморским специалистам придется определять пути вывода страны из кризисной ситуации и обеспечения ее устойчивого развития.
 
 Готова ли наша наука к такой ответственной миссии? Видимо, уже нет. Потому что за несколько лет нам удалось практически полностью разрушить ту науку, которую имела страна. Зайдите сегодня в любой научно-исследовательский институт. Там, где раньше работали лаборатории, ученые, вы увидите офисы. Практически ликвидировано большинство проектных институтов. Проедьте вечером мимо учебных корпусов вузов. В окнах лабораторий — ни огонька. Вузовская наука тоже на издыхании. Заниматься наукой стало непрестижно, да и о какой ее престижности для молодежи можно говорить, если в объявлениях на столбах приглашают на работу курьеров с окладами, которым украинский профессор может только позавидовать.
 
 Из Украины очень интенсивно выкачиваются высокие технологии и изобретения; самые эффективные разработки оборонных институтов, создававшиеся десятилетиями, вконец обнищавшие разработчики готовы продать за рубеж за бесценок. Методы «перекачивания мозгов», давно отработанные, сегодня совершенствуются и приобретают все более изощренные формы. Зачем сегодня промышленный шпионаж, когда есть многочисленные различные «благотворительные фонды», научные программы НАТО, программы сотрудничества в области исследования и развития, технологические теплицы, инкубаторы и технополисы, которые предложат чрезвычайно обширные аппликационные формы так, что заполнить их можно, только раскрыв суть разработки. А потом потребуют полностью выложиться за суммы, ни в какое сравнение не идущие с оплатой аналогичных работ, выполненных в более благополучных странах. Никого уже и не удивляет, что все эти благодетели, спонсоры и инвесторы проявляют заботу прежде всего о конверсионных предприятиях и об ученых, работавших раньше на оборонную промышленность. Вузовская наука интересует их гораздо реже и меньше, видимо, не верят в силу и возможности вузовских ученых по созданию военной техники и высоких технологий. Уже ни для кого не секрет, что основанный несколько лет назад в США Международный научно-технический центр (МНТЦ) специально для того, чтобы обеспечить работой российских ученых, владеющих технологиями изготовления оружия массового уничтожения, обеспечивает сегодня работой более половины из двух тысяч таких ученых. Правда, за создание высокоэффективных технологий им платят сравнительно немного, около 500 долларов США ежемесячно, в то время как среднестатистический продуктивный американский ученый зарабатывает ежегодно около 100 тыс. долларов. «Процесс пошел» и в Украине: активно работает с учеными оборонных заводов и предприятий («Южмаш», КБ «Южное» и др.) Украинский научно-технический центр, финансируемый США, Канадой, Швецией. Однако не всем ученым «повезло», не все работали над оборонной тематикой.
 
 Больно видеть на оптовом рынке бывших ученых, вынужденных торговать продуктами и галантереей. Еще больнее наблюдать за экономическим «процветанием» моих бывших аспирантов, торгующих сегодня металлом, рабочей одеждой, продуктами, товарами «second hand» и т.п. Больно осознавать, что исчезла с лица земли моя большая (около 100 сотрудников) научная лаборатория союзного значения. Иных уж нет, а те далече, как сказал Поэт... Сегодня в нейостался один ученый, да и тот пенсионного возраста. Грустно читать письма от бывших коллег по науке из престижных и непрестижных западных и восточных стран. Кто-то из них, кто помоложе и пошустрее, сумел устроиться по специальности и сейчас отрабатывает хлеб с маслом, продавая по дешевке свои «мозги». Кто-то не нашел себя в науке и даже под жестким моральным гнетом не сумел адаптироваться в новой среде. А некоторые, наиболее эмоциональные ученые, уставшие от борьбы за выживание, вообще свели счеты с жизнью. И так бывает...
 
 К сожалению, мрачная картина, нарисованная здесь — не плод обозленного и воспаленного воображения. Она достаточно типична для многих научных центров Украины. Да и не может, в сущности, быть по-другому, если финансирование науки и высшей школы происходит по остаточному принципу.
 
 Выход Украины из перманентного кризиса возможен лишь на основе возрождения украинской науки. И это очевидно для всех, кроме тех, кто обязан создать для него предпосылки на государственном уровне. Один из реальных путей возрождения науки в Украине — зарубежные инвестиции в нее. Различные зарубежные фонды, банки, центры и подобные инвестирующие организации делают, вроде бы, многое для того, чтобы поддержать Украину в трудные для нее времена, да и науку спасти. Вот только странно выглядит эта поддержка. Не хотят они привлекать к работе даже самых грамотных наших ученых и специалистов здесь, на нашей земле. Я долго не мог понять, почему им выгоднее использовать труд своих специалистов, даже если для этого требуется их командировать за тридевять земель? Лишь недавно из беседы с одним из руководителей Мирового экологического центра, наотрез отказавшегося от сотрудничества с нашими учеными и специалистами, занимающимися аналогичной тематикой и ничуть не менее квалифицированными, чем специалисты США, узнал, что причина не только в обеспечении занятости последних, но и в утверждении приоритетов и престижа западной науки. А вот этому-то равноправное сотрудничество как раз и может повредить. Есть и другой момент.
 
 Достаточно давно в цикле материалов на тему «Как спасти науку в бывшем СССР», опубликованных в газете «Деловой мир», я писал о целесообразности использования потенциала ученого не в чужой для него стране, где основные, может быть, последние его силы уйдут на адаптацию в чужой среде, освоение чужого языка, перестройку мировоззрения, в конце концов, а в его привычной среде, вместе с его учениками и сотрудниками. Ведь максимальную отдачу интеллект дает там, где чувствует элементарный комфорт. Такая практика «интернациональной науки» достаточно распространена в мире. Однако в силу стереотипов, оставшихся со времен «железного занавеса», и сегодня ученые Украины редко привлекаются к выполнению международных проектов, к участию в тендерах, конкурсах и т.п.
 
 Ко всему этому надо добавить и некоторый скепсис западных ученых по отношению к ученым Украины да и других стран бывшего Советского Союза. Дескать, если вы такие умные, почему такие бедные?.. Кому и как объяснить, что если власть в проекциях будущего предпочитает обходиться без науки, то от ученых слишком мало зависит, что пока экономика существовала за счет «советских мозгов», новые ей были не нужны, что, наконец, как раз из-за нашей вечной бедности мы и раньше находили и теперь находим наиболее простые и выгодные научно-технические решения? Я могу привести десятки примеров, когда решения в наиболее близкой для меня области — в химической технике, найденные учеными Украины, оказывались гораздо проще, эффективнее и оригинальнее аналогичных решений, предложенных западными специалистами и учеными.
 
 Помощь украинской науке и ее использование — не одно и то же. Так вот, чтобы это действительно была помощь, важно, чтобы усилия зарубежных благожелателей (без иронии) накладывались на национальную стратегию. Естественно, Украина даже с такой помощью сегодня не в состоянии поддержать всех ученых, разработчиков, креативных специалистов, но, исходя из этого приоритета, важно обеспечить в нашей стране занятость и достойный уровень жизни для тех, чьи работы будут способствовать решению задач устойчивого развития Украины, развитию наукоемких отраслей производства, созданию конкурентоспособных производств и продукции. Для такого сотрудничества и необходимо использовать общепринятые в мире системы конкурсного финансирования, грантов, тендеров и т.п.
 
 Здесь, конечно, есть опасность, что деньги опять будут выделяться не для конкретной работы, не конкретному творческому коллективу или даже ученому, а научно-исследовательскому институту, Национальной Академии наук, вузу…
 
 Многолетний опыт показал, что в том случае, когда финансирование распределяется администраторами от науки или государства, до исполнителя оно доходит в значительно урезанном объеме или не доходит вообще. Видимо, принятая уже во многих странах система технологических инкубаторов (кое-где их называют теплицами) является самой рациональной и эффективной системой финансирования и организации научных исследований, способствующей получению наиболее быстрого результата. Инвестиции в наукоемкие технологии являются, по мнению многих инвесторов и ученых, самыми эффективными, но одновременно и наиболее рискованными. Снижение риска таких инвестиций является важнейшим фактором привлечения капитала в инновации не только на стадии создания производства, но и на стадии исследований и разработок. На рынке новейших технологий интересен опыт создания целостной системы инвестиций в технологические проекты при минимизации совокупного риска, накопленный фирмой Eurotech, Ltd. (США). Как пишет технический директор этой фирмы профессор Олег Фиговский, в отличие от обычной практики инвестиций в конкретные проекты (часто в различных областях техники) фирма осуществляет пакетное инвестирование в группу однородных проектов, близких по тематике. Проведенный им анализ опыта по инвестированию в технологические проекты показал, что, несмотря на различные пути реализации проектов (создание собственного производства, совместная деятельность с крупными фирмами-производителями, продажа лицензий и т.д.), минимальная прибыль для каждого коммерциализированного проекта данного типа составляет 1,4 млн долларов. При этом реальная прибыль почти в два раза превышает затраты, что значительно выше не только банковской прибыли, но и средней прибыльности биржевых акций на Нью-Йоркской бирже. Уже в ближайшее время украинские ученые ожидают появления украинских технологических инкубаторов не только в Киеве, но и в других регионах страны. Это, несомненно, будет сдерживать «утечку мозгов» в другие страны, выкачивание научных разработок и разбазаривание научного потенциала Украины.
 
 В свете вышеизложенного может быть предложено несколько алгоритмов вывода из кризисного состояния отдельных научных предприятий и вузов, ибо поднять сразу всю науку отдельным правительственным указом или инвестициями невозможно. Рассмотрим механизмы выхода из кризиса на примере типичного украинского вуза (сегодня большинство из них находятся в критическом состоянии). Попробую как вузовский профессор, знающий проблемы высшей школы изнутри, привести вариант алгоритма спасения вуза в условиях  рыночной экономике. Прежде всего необходимо не ждать спасения ни от государства, ни от иностранных инвесторов. Это смертельно опасно для погружающегося в водную пучину корабля науки. Необходимо опираться только на собственные силы. Изменился строй, система — нужно сформировать с учетом опыта высшей школы других стран новые правила игры, поискать новые формы деятельности. К сожалению, вузовские руководители и менеджеры всех рангов зачастую не владеют законами и механизмами рыночной экономики. Ну что ж, нужно помочь им изучить их. Необходим «ликбез» в этом направлении (изучение системного подхода, основ современного менеджмента и маркетинга, основ международного сотрудничества), а также качественный рывок в области компьютерной грамотности и др. Результаты этого «ликбеза» (а не только возрастной ценз и срок работы на одном месте) должны стать базой для реализации принятой в любых системах менеджмента ротации руководящих кадров и менеджеров всех рангов.
 
 Параллельно ротации целесообразно проводить реструктуризацию вуза, ибо его структура в настоящее время не способствует функционированию в рыночных условиях. Опыт реструктуризации предприятий, организаций, научных институтов в мире, да уже и в Украине, показал, что и для вуза наиболее рациональным путем является дробление одной крупной организации на группу относительно самостоятельных мелких организаций (своеобразная диверсификация). В рыночных условиях вуз может стать ассоциацией (или консорциумом, корпорацией и т.п.) относительно самостоятельных предприятий: кафедр, лабораторий, центров, совместных предприятий, технологических теплиц и бизнес-инкубаторов. Все они должны быть юридическим лицом, иметь самостоятельный счет в банке, собственность и недвижимость. Только так можно сегодня активизировать творческий потенциал и разбудить предприимчивость сотрудников. Аналогичные процессы сегодня полным ходом идут в промышленности, когда вместо гигантских комбинатов появляется акционерное общество в виде ассоциации более мелких предприятий. Если продолжить нашу аналогию с кораблем, то это равносильно переходу пассажиров и экипажа с большого, но неустойчивого тонущего корабля на спасательные суда и созданию вместо ненадежного корабля более надежной и оперативной флотилии. В условиях вуза, конечно, главным ключевым звеном в этой иерархии должна стать кафедра как самостоятельный коллектив со сложившимся научным направлением, с определенным имиджем, авторитетом. Пока в украинских вузах кафедра (обычно) не является юридическим лицом, ее заведующий не имеет очерченных прав и обязанностей, а зачастую даже должностной инструкции. О какой инициативе и предприимчивости можно в этом случае говорить?
 
 Только после реализации этих первых шагов вуз может выходить на рынок интеллектуальной продукции, знаний. Это трудная задача, ибо сегменты этого рынка в мире поделены, и трудно украинскому вузу, не искушенному в рыночной экономике, выдержать жесточайшую конкуренцию. Вот почему в списках лучших вузов мира нет ни одного украинского. Фактически вузы располагают лишь двумя видами товара — мозгами и знаниями. Если со знаниями все более или менее ясно — учи студентов, аспирантов, проводи платные семинары, тренинги, конференции по новым научным направлениям, техучебу и т.п., то с «продажей мозгов» все далеко не так. Здесь серьезные проблемы с правовой защитой интеллектуальной собственности, с правовыми и экономическими нормами научно-технического сотрудничества. Если такие организации, как упомянутый УНТЦ, успели добиться себе льготных условий существования от украинского правительства, то, что делать новым предприятиям, которые просто не выживут при действующей у нас жесткой системе налогообложения? В то же время нежелательна для страны «утечка мозгов» в форме работы ученых в зарубежных фирмах и институтах по контрактам или получение вознаграждения от заокеанского инвестора непосредственно исполнителями работы. Все эти и подобные вопросы требуют взвешенного рассмотрения и решения со стороны законодательного органа. Необходимость все равно возьмет свое, но лучше раньше, чем позже.
 
 Ну а вузам надо учиться торговать своей продукцией, изучать законы маркетинга и завоевывать сегменты рынка, перестраивать информационную базу и рекламу на современный уровень, учиться бизнес- планированию и осваивать рынок инвестиций. Нужно учиться реагировать на потребности рынка в научной продукции и в первую очередь выполнять те работы, в которых нуждается рынок сегодня или/и будет нуждаться завтра. Да и специалистов вузам необходимо готовить в соответствии с потребностями рынка, не забывая при этом о прогнозировании. К примеру, сейчас разве что самые ленивые вузы Украины не готовят специалистов по  экономике. Нетрудно предугадать, к чему это может привести — уже сегодня они зачастую остаются невостребованными и пополняют армию безработных. В то же время украинские вузы практически не готовят специалистов по устойчивому развитию, индустриальному симбиозу, теории и практике повышения чистоты (экологизации) производств и др. А ведь именно эти направления для европейского государства становятся крайне необходимыми. И, наконец, невозможно представить себе решение проблем реанимации науки и высшей школы без серьезного и многопланового международного сотрудничества. Увы, нам ничего не остается, кроме как перейти от бесплодных разговоров к активной работе по интеграции украинской науки в мировой рынок интеллектуальной продукции.
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Последние записи
Контакты
E-mail: blog@liga.net