UA
Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов. Редакция ЛІГА.net может не разделять мнение авторов блогов.
23.05.2022 20:50

"Спецоперация" должна закончиться 22 июня 2022 года. А война?

Учитель истории, заместитель директора школы, преподаватель в вузе на историческом факультете

Прежде чем ответить на этот вопрос надо определиться с понятием война. Какая война: холодная, странная, гибридная и т.д.

Ведь война между Украиной и Россией идёт уже с 2014 года. Только характер у неё был другой. Вот после 22 июня она может вернуться в русло именно той войны, только в худшем варианте.

22 июня день начала Великой Отечественной войны. И как показывает действительность, Владимир Путин, хотя и не дружит по большому счёту с историей, постоянно стремится, интерпретируя её, использовать в своих целях.

В России с самого начала войны с Украиной это слово под запретом. Это не война, а «спецоперация».

Все знают, что война - это ужасно. А вот "операция", это другое дело, звучит как в больнице, как что-то, что специалисты делают с особой осторожностью, заботой и точностью, чтобы после этого было лучше, чем раньше. Поэтому в российском медийном пространстве нет слова «нападение», так как оно не вяжется со словом операция. А вот «освобождение» вполне подходит.

Возможно, к выше указанной дате Россия полностью оккупирует  Донецкую и Луганскую области, а также определенные территории Херсонской, Запорожской и Николаевской областей, что даст ей возможность прямого сообщения с Крымом по суше и на этом объявит свою задачу по «освобождению» русскоязычного населения выполненной.  

И далее всё будет зависеть от Украины. Согласится, смирится ли она с таким положением дел и ... - сможет ли она самостоятельно, без помощи со стороны Запада, воевать дальше?

Поэтому главный вопрос – готов и будет ли Запад и в дальнейшем оказывать Украине военную и экономическую помощь?

Последние события наводят на мысль о том, что США и ряд их союзников по НАТО, хотят вынудить Украину пойти на уступки, возможно даже территориальные.

Для США Украина не в приоритете.

Йозеф Брамль — немецкий политолог и признанный авторитет в области американской политики и трансатлантических отношений, которые он анализирует в своей книге «Трансатлантическая иллюзия: новый мировой порядок и как мы можем устоять в нем», говорит, что у Америки есть другие интересы. Есть внутренние проблемы, которые мешают Америке вообще вести международную деятельность. Если они и принимают участие в ней, то в основном в Азии, потому что речь идет о Китае как более серьезной проблеме. На сегодняшний день США больше волнует Китай, инфляция, дети, налоги, банды, школы и только потом Украина.

Запад до сих пор не может определится в характере своего поведения по отношению к войне в Украине. Чего он хочет? Поражения России? Ослабления её военного и экономического потенциала, как об этом говорил министр обороны США Ллойд Остин или просто выдворения её с оккупированных территорий. И снова вопрос – включая Крым и Донбасс.

Судя по последним заявлениям – ничего из этой триады. Запад в лице США и Германии хочет просто прекращения огня и сохранения за Россией оккупированных территорий. При этом постоянно говорится, что Украина сама должна решать, как и на каких условиях заканчивать войну и подписывать соглашение о прекращении огня.

О чём говорят слова президента Польши Анджея Дуды в украинском парламенте: «Российским захватчикам не удалось сломать вас, и я глубоко верю, что никогда не удастся. Свободный мир сейчас имеет лицо Украины. Есть тревожные голоса, которые заявляют, что Украине стоит подчиниться требованиям Путина… Но только Украина имеет право решать что-то о своем будущем. Международное сообщество должно требовать от России прекратить агрессию и покинуть территорию Украины, перестать топтать международное право. Не может быть никаких переговоров и решений за спиной Украины. Ничего о вас без вас, абсолютно – это железный принцип".

Кого имел в виду польский президент, когда сказал: «Есть тревожные голоса, которые заявляют, что Украине стоит подчиниться требованиям Путина…»? Конечно же, США и Германию. Да и не только эти страны.

О том, что Украину хотят заставить сесть за стол переговоров с Россией о прекращении огня с дальнейшими уступками России свидетельствует высказывание советника главы офиса президента Украины Михаила Подоляка о том, что "Не предлагайте нам прекращение огня – это невозможно без тотального вывода войск РФ". Этим самым он засвидетельствовал, что такие предложения существуют, не сказав при этом, с чьей стороны они исходят. Хотя здесь и гадать не надо.

Обратите внимание на то, как менялось содержание риторики руководства Германии. Сначала говорили о победе Украины. Затем канцлер Германии настаивал на прекращении огня и необходимости вывода российских войск с территории Украины, а министр иностранных дел Аналена Баербок говорила, что Украина не должна потерпеть поражение. Но вот последнее заявление Олафа Шольца звучит совсем неопределенно – «Украина будет существовать». Главный вопрос – в каких границах? На него ответа нет.

Далее США.

Что касается политики этой страны по отношению к Украине, то лучше всего, как это пишет американское издание Foreign Affairs, её охарактеризовал бывший высокопоставленный украинский чиновник: «Вы не дадите нам утонуть, но вы не позволите нам и выплыть». То есть США не хотят, чтобы Украина потерпела поражение, но они также не хотят, чтобы она победила.

И сейчас у них главная задача закончить войну и чтобы при этом Путин сохранил своё лицо. На ужине, посвященном сбору средств для своей партии, президент Байден сделал необычное замечание, которое раскрывает его цели в отношении к России.

Российский президент - человек очень расчетливый, сказал Байден и он беспокоится, что Путин не найдет выхода из этой войны. "Я пытаюсь понять, как с этим справиться".

«Это короткое предложение, - говорится в немецком издании Spiegel, -  вызывает вопросы: Могут ли и хотят ли США в ближайшее время предложить Путину выход из запутанной ситуации его агрессивной войны? Какую роль в этом играет Украина? Существует ли элементарный сценарий, который позволил бы обеим сторонам поскорее закончить эту войну? Или вероятность эскалации конфликта гораздо выше

Президент США Джо Байден и его администрация сейчас как никогда озабочены тем, чтобы не допустить дальнейшей эскалации ситуации. Обеспокоенность тем, что Путин может продолжить раскручивать спираль эскалации, в Вашингтоне больше, чем многие в правительстве хотят сказать публично. И президент, и его ключевые советники, очевидно, пытаются выверять свои послания Путину с осторожностью.

С этим согласуется тот факт, что Байден до сих пор явно избегал принимать заявление своего министра обороны Ллойда Остина, который как уже говорилось выше упомянул долгосрочное ослабление России в качестве американской военной цели во время визита в Европу на американскую авиабазу в Рамштайне. В европейских столицах сейчас убеждены, что Байден не слишком рад таким формулировкам своего шефа Пентагона, поскольку российский президент может расценить их как провокацию.

Боясь спровоцировать в чём-то Путина, США даже отменили своё решение о санкциях против Алины Кабаевой.

На конференции по безопасности в начале мая за закрытыми дверями предпринимались очевидные усилия, чтобы лучше объяснить курс США для европейских союзников. Снова и снова произносилась фраза о том, что не стоит переоценивать заявления министра обороны Остина в Рамштайне об ослаблении России. В конце концов, украинцы должны сами решить, как им вести войну против агрессора из России и хотят ли они полностью вытеснить армию Путина из Украины. Никто, ни США, ни Европа, не может указывать Киеву, что делать.

Слово "победа" было почти табуировано в связи с военными успехами украинцев. Союзникам рекомендовалось не говорить о победе над Россией как о цели, а только о том, что Путин должен почувствовать, что он совершил стратегическую ошибку с тяжелыми последствиями.

На этой конференции говорилось, что администрация Байдена и ее западные партнеры обсуждают вопрос о возможном мирном решении. По обе стороны Атлантики готовы к затяжному конфликту. Но в то же время в западных правительственных кругах циркулируют проекты возможных компромиссных формул между Киевом и Москвой.

Но если политики о смене или корректировке своего курса предпочитают говорить за закрытыми дверями, то New York Times делает это открыто.

В последнем редакционном обращении было сказано, что:

 «… не в интересах Америки ввязываться в тотальную войну с Россией, даже если мир, достигнутый путем переговоров, может потребовать от Украины принятия некоторых трудных решений. А цели и стратегию США в этой войне стало труднее определить, поскольку параметры миссии, похоже, изменились».

Под трудными решениями, конечно же, подразумеваются территориальные уступки.

То, что  New York Times, которая является выразителем интересов американских либералов, неожиданно изменила свою позицию в отношении войны в Украине, лишнее доказательство тому, как эволюционировало мнение правящих кругов США  относительно необходимости поддержки Украины в войне с Россией.

Об изменении своей позиции пишет сама газета, отмечая, что ещё:

«В марте этот совет утверждал, что послание Соединенных Штатов и их союзников должно быть адресовано как украинцам, так и россиянам: Независимо от того, сколько времени потребуется, Украина будет свободной. Украина заслуживает поддержки против неспровоцированной агрессии России, и Соединенные Штаты должны возглавить своих союзников по НАТО, чтобы продемонстрировать Владимиру Путину, что Атлантический альянс готов и способен противостоять его реваншистским амбициям».

И потом, когда был критический момент и США боялись, что Зеленский может пойти на уступки России, в газете была напечатана статья в которой говорилось о возможном убийстве президента Зеленского и планах руководства США по созданию украинского правительства во главе со спикером парламента Русланом Стефанчуком и дальнейшем сопротивлении российскому агрессору.

Всё крутилось вокруг продолжительной войны Украины против России.

Но вот, всё резко поменялось.
И в качестве подтверждения этого: телефонные разговоры министра обороны США Остина с министром обороны России Шойгу, а также начальников штабов этих стран.

И то, что Германия хочет начать поставлять вооружения Украине только в середине июля, как бы давая понять руководству России, что она должна до этого месяца решить свои проблемы в Украине.

И то, что США направят своего посла в Киев в июне месяце и так далее.

Но всё-таки лучшим свидетельством того, что США хотят или собираются повлиять на позицию Украины в вопросе территориальных уступок России, является статья в New York Times:

«Война в Украине усложняется, а Америка к ней не готова»

19 мая 2022 года

Редакционная коллегия - это группа журналистов "Мнения", чьи взгляды основаны на опыте, исследованиях, дебатах и определенных давних ценностях. Она работает отдельно от редакции.

В четверг Сенат принял пакет экстренной помощи Украине на сумму 40 миллиардов долларов, но поскольку небольшая группа республиканцев-изоляционистов громко критикует расходы, а война вступает в новую сложную фазу, дальнейшая двухпартийная поддержка не гарантирована.

Эврил Хейнс, директор национальной разведки, недавно предупредила Комитет по вооруженным силам Сената, что следующие несколько месяцев могут быть нестабильными. По ее словам, конфликт между Украиной и Россией может принять "более непредсказуемую и потенциально эскалационную траекторию", при этом возрастает вероятность того, что Россия может угрожать применением ядерного оружия.

Это чрезвычайные затраты и серьезные опасности, и все же есть много вопросов, на которые президент Байден еще не ответил американской общественности в отношении дальнейшего участия Соединенных Штатов в этом конфликте.

В марте этот совет утверждал, что послание Соединенных Штатов и их союзников должно быть адресовано как украинцам, так и россиянам: Независимо от того, сколько времени потребуется, Украина будет свободной. Украина заслуживает поддержки против неспровоцированной агрессии России, и Соединенные Штаты должны возглавить своих союзников по НАТО, чтобы продемонстрировать Владимиру Путину, что Атлантический альянс готов и способен противостоять его реваншистским амбициям.

Эта цель не может быть смещена, но, в конечном счете, не в интересах Америки ввязываться в тотальную войну с Россией, даже если мир, достигнутый путем переговоров, может потребовать от Украины принятия некоторых трудных решений. А цели и стратегию США в этой войне стало труднее определить, поскольку параметры миссии, похоже, изменились.

Пытаются ли Соединенные Штаты, например, помочь положить конец этому конфликту путем урегулирования, которое позволило бы создать суверенную Украину и установить какие-то отношения между США и Россией? Или же Соединенные Штаты теперь пытаются окончательно ослабить Россию? Перешла ли цель администрации к дестабилизации Владимира Путина или его смещению? Намерены ли Соединенные Штаты привлечь г-на Путина к ответственности как военного преступника? Или цель состоит в том, чтобы попытаться избежать более масштабной войны - и если да, то, как этого можно добиться, рассказывая о том, что американские разведчики убивали русских и потопили один из их кораблей?

Без ясности в этих вопросах Белый дом не только рискует потерять интерес американцев к поддержке украинцев - которые продолжают страдать от потери жизней и средств к существованию - но и поставить под угрозу долгосрочный мир и безопасность на европейском континенте.

Американцы были воодушевлены страданиями Украины, но народная поддержка войны вдали от берегов США не будет продолжаться бесконечно. Инфляция - гораздо более серьезная проблема для американских избирателей, чем Украина, а нарушения на мировых рынках продовольствия и энергоносителей, вероятно, будут усиливаться.

Текущий момент в этом конфликте является запутанным, что может объяснить нежелание президента Байдена и его кабинета поставить четкие цели. Тем более, что г-н Байден должен задолго до ноября доказать американским избирателям, что поддержка Украины означает поддержку демократических ценностей и права стран защищать себя от агрессии, в то время как мир и безопасность остаются идеальным результатом в этой войне.

Заманчиво рассматривать ошеломляющие успехи Украины против российской агрессии как признак того, что при достаточной американской и европейской помощи Украина близка к тому, чтобы отбросить Россию на позиции, занимаемые ею до вторжения. Но это опасное предположение.

Решительная военная победа Украины над Россией, в результате которой Украина вернет себе все территории, захваченные Россией с 2014 года, не является реалистичной целью. Хотя планирование и боевые действия России были на удивление небрежными, Россия остается слишком сильной, а г-н Путин вложил слишком много личного престижа в это вторжение, чтобы отступить.

Соединенные Штаты и НАТО уже глубоко вовлечены в военную и экономическую деятельность. Нереалистичные ожидания могут втянуть их еще глубже в дорогостоящую, затяжную войну. Россия, какой бы потрепанной и неумелой она ни была, все еще способна нанести Украине неисчислимые разрушения и все еще является ядерной сверхдержавой с обиженным, непостоянным деспотом, который проявляет мало склонности к урегулированию путем переговоров. Украина и Россия сейчас "выглядят более далекими друг от друга, чем в любой другой момент почти трехмесячной войны", как пишет The Times.

Недавние воинственные заявления из Вашингтона - утверждение президента Байдена, что г-н Путин "не может оставаться у власти", комментарий министра обороны Ллойда Остина, что Россию необходимо "ослабить", и обещание спикера Палаты представителей Нэнси Пелоси, что Соединенные Штаты будут поддерживать Украину "до победы" - могут быть воодушевляющими заявлениями поддержки, но они не приближают переговоры.

В конце концов, именно украинцы должны принимать трудные решения: Именно они сражаются, умирают и теряют свои дома в результате российской агрессии, и именно они должны решить, как может выглядеть окончание войны. Если конфликт все-таки приведет к реальным переговорам, именно украинским лидерам придется принимать болезненные территориальные решения, которых потребует любой компромисс.

Соединенные Штаты и НАТО продемонстрировали, что они будут поддерживать украинскую борьбу, используя достаточную огневую мощь и другие средства. И как бы ни закончились боевые действия, Соединенные Штаты и их союзники должны быть готовы помочь Украине восстановиться.

Но по мере продолжения войны г-н Байден должен также дать понять президенту Владимиру Зеленскому и его народу, что существует предел тому, как далеко Соединенные Штаты и НАТО зайдут в противостоянии с Россией, и предел оружию, деньгам и политической поддержке, которую они могут оказать. Необходимо, чтобы решения украинского правительства основывались на реалистичной оценке средств и того, сколько еще разрушений может выдержать Украина.

Конфронтация с этой реальностью может быть болезненной, но это не умиротворение. Это то, что правительства обязаны делать, а не гнаться за иллюзорной "победой". Россия еще долгие годы будет испытывать боль от изоляции и изнурительных экономических санкций, а г-н Путин войдет в историю как мясник. Сейчас задача состоит в том, чтобы избавиться от эйфории, прекратить насмешки и сосредоточиться на определении и завершении миссии. Поддержка Украины Америкой - это проверка ее места в мире в 21 веке, и у г-на Байдена есть возможность и обязанность помочь определить, каким оно будет.

Thank you for reading.

См. также: Почему политики становятся объектом для психологии.

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Последние записи
Контакты
E-mail: [email protected]