Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов. Редакция ЛІГА.net может не разделять мнение авторов блогов.
29.11.2010 15:33

О бедном третейском замолвите слово…

Препод, юрист, международное торговое право, третейский суд

Третейские суды, которые возникли в Украине вследствие чьей-то преступной халатности (закон «О третейских судах» почти 10 лет лежал без движения в Верховной Раде), остаются ненавистными судейскому корпусу, как конкуренты, а, с недавних пор, еще и потребите

Третейские суды, которые возникли в Украине вследствие чьей-то преступной халатности (закон «О третейских судах» почти 10 лет лежал без движения в Верховной Раде), остаются ненавистными судейскому корпусу, как конкуренты, а, с недавних пор, еще и потребителям банковских услуг, как жалкие прислужники кредиторов, требующих выполнять обязанности по кредитам.

Государственные суды, вплоть до Верховного суда Украины, неоднократно демонстрировали свое негативное отношение к третейским судам, вынося весьма сомнительные, с точки зрения украинского законодательства, решения, в которых третейским судам указывали на их истинное место «у двери на коврике», вслед за чем Верховная рада принимала глупые изменения к закону «О третейских судах», руководствуясь при этом исключительно интересами народа.

Очередной гнутый гвоздь в закон «О третейских судах» собрался вбить Комитет ВР по вопросам правосудия, состоящий из лиц, имеющих прямое или опосредованное отношение к судейскому корпусу, который недавно рекомендовал к принятию законопроект о внесении очередных изменений, после принятия которых третейские суды утратят право рассматривать споры с участием потребителей. Следует заметить, что комитет по вопросам правосудия не имеет никакого отношения к третейским судам, поскольку третейское разбирательство – это не правосудие! Следовательно, комитет по правосудию имеет такое же отношение к третейским судам, как комитет по иностранным делам к оффшорным компаниям, которые сплошь иностранные. Однако, пора уже и процитировать:

 «Метою прийняття даних законопроектів є забезпечення права споживача на захист своїх прав, передбачених законодавством, у суді загальної юрисдикції, що діє від імені держави, шляхом виключення з підвідомчості третейських судів справ щодо захисту прав споживачів.

Законопроектом № 6670 пропонується доповнити статтю 6 Закону України "Про третейські суди", якою встановлюється винятки з підвідомчості справ третейським судам, новим пунктом щодо справ, однією із сторін в яких є особа, що має статус споживача відповідно до Закону України "Про захист прав споживачів", а альтернативним законопроектом № 6670-1 – доповнити цю ж статтю Закону України "Про третейські суди" новим пунктом стосовно справ у спорах щодо захисту прав споживачів » .

Здесь хотел бы сделать ремарку. Во-первых, относительно обеспечения прав потребителя на защиту своих прав государственным судом. Сообщу комитету по правосудия несвежую новость – это право уже существует! И оно охраняется Конституцией Украины! Там прямо так и написано, пусть ознакомятся на досуге. Во-вторых, замечу, что, по моим наблюдениям, львиную долю дел, рассматривающихся в третейских судах, язык не повернется назвать спором о защите прав потребителя. Скорее – это споры о выполнении потребителями своих обязанностей. Но это так, примечание к терминологии профильного комитета (у меня к дефинициям очень нервное отношение). Цитируем далее;

«Слід зазначити, що внесені проектами зміни до Закону узгоджуються із приписами частини першої статті 22 Закону України "Про захист прав споживачів", згідно з якими захист прав споживачів, передбачених законодавством, здійснюється судом. При цьому, необхідно враховувати, що відповідно до частини першої статті 124 Конституції України делегування функцій судів не допускається » .

Если этот глубокомысленный пассаж направлен на то, чтобы убедить кого-то в глубокой порочности самой мысли о том, что права потребителя, как и любого другого лица, чьи права нарушены, можно защитить только в государственном суде, а наличие третейских судов является препятствием на пути защиты этих прав, то я вынужден буду разочаровать комитет по правосудию. Конституционный суд Украины (который, так же, как и третейские суды, независим от указанного комитета) в решении 1-рп/2008 от 10.01.2008 г. по делу № 1-3/2008 « вирішив: 1. Визнати такими, що відповідають Конституції України (є конституційними), положення Закону України "Про третейські суди" від 11 травня 2004 року N 1701-IV, а саме: - абзацу сьомого статті 2 "про захист своїх порушених чи оспорюваних прав або охоронюваних законом інтересів"; - статті 3 "захист майнових і немайнових прав та охоронюваних законом інтересів"…».

Да что там Конституционный суд Украины! Европейский суд по правам человека смеет ставить правосудие на одну доску с третейскими судами:

Европейский Суд по правам человека (далее – ЕСПЧ) в деле "Голдер против Великобритании", делая вывод, что хотя часть первая статьи 6 Конвенции содержит также права обратиться в суд, тем не менее подчеркнул, что эти права не являются абсолютными (см. Golder v. United Kingdom [1975] ECHR 1, para. 38). Позже в деле "Девир против Бельгии" ЕСПЧ уже указал, что возможность отказаться от права обратиться в суд обычное явление в правовых системах договаривающихся государств и что соглашение о третейском суде является типичным примером такого отказа. Если только отказ состоялся по свободному волеизъявлению, то противоречие со статьей 6 Конвенции отсутствует, особенно же потому, что "для индивида и системы юстиции [из отказа] вытекают неопровержимые преимущества" (Deweer v. Belgium [1980] ECHR 1, para. 49). В то же время ЕСПЧ указал, что в вопросе по отказу от права обратиться в суд он согласен с мнением Европейской комиссии по правам человека в деле "X против Германии" (см.: X c. Allemagne, n? 1197/61): согласно заключению комиссии отказ считается состоявшимся по свободному волеизьявлению даже тогда, когда лицо имело возможноость уклониться от заключения договора третейского суда, желая всего лишь не связывать себя с договором, в который включена клаузула третейского суда . ( http://www.satv.tiesa.gov.lv/upload/2004-10-01R.rtf)

Комитет по правосудию, не будучи, вероятно, вполне уверенным в уровне собственной компетенции (а может, просто потому, что так положено) решил проверить верность своих мыслей о порочности существования третейских судов, и выяснил следующее:

« Відповідно до висновку Головного науково-експертного управління Апарату Верховної Ради України за результатами розгляду в першому читанні проект № 6670-1 може бути прийнятий за основу з наступним урахуванням висловлених цим Управлінням пропозицій та зауважень.»

Начнем с упомянутого вывода Главного научно-экспертного управления, который в части предложений и замечаний содержит мысли, достойные быть выбитыми на скрижалях:

«Розглянувши проект, вважаємо за доцільне висловити щодо його змісту наступні пропозиції та зауваження. Вважаємо, що з метою усунення спорів щодо того, чи поширюватиметься дія цього Закону на договори, які були укладені до його прийняття, доцільним було б розділ ІІ проекту доповнити новим пунктом такого змісту:

«Положення цього Закону застосовуються також до всіх договорів, які були укладені споживачами та продовжують діяти після набрання чинності цим Законом».

Крім цього, на нашу думку, було б бажаним доповнити вказаний розділ проекту положенням, за яким після набрання чинності цим Законом  третейські суди зобов‘язані припинити розгляд всіх відповідних справ з виключенням періоду їх розгляду у цих судах з загального строку позовної давності. Пропонуємо також уточнити зміст назви Закону, замінивши у ній слово «підвідомчості» на слово «непідвідомчості». »

Иными словами, ГЛАВНОЕ (!) НАУЧНО(!)-ЭКСПЕРТНОЕ(!) УПРАВЛЕНИЕ рекомендует для пущей важности придать этому выдающемуся достижению в области законотворчества обратную силу, что категорически не рекомендует Конституция Украины. А кроме того, изменить в законодательном порядке содержание действительных частноправовых договоров.

Я предполагаю, что неизвестные мне исполнители этого «экспертного вывода» являются недавними выпускниками юридических вузов, работающими за маленькую зарплату на большую перспективу, а там особые познания не требуются, поэтому какой с них спрос? Хотя, справедливости ради, замечу, что предыдущие законопроекты об изменениях этого же закона были этим же Управлением подвергнуты весьма квалифицированной уничижительной критике (оставленной, как я помню, без внимания).

Я же, как человек, не зависящий от маленькой государственной зарплаты и, одновременно, очень хорошо владеющий практическими и теоретическими аспектами данного вопроса, считаю себя вправе в данном случае выступить экспертом, и мой экспертный вывод – все это полная чушь!

Квинтэссенция чуши содержится в первом абзаце цитаты, который следует ради анализа разбить на части: 1) обеспечить защиту прав потребителя… 2) в суде общей юрисдикции, действующем от имени государства.. 3) путем исключения из подведомственности судов дел по защите прав потребителя.

Из этого следует вывод, что должника, который не возвращает банку кредит, государственный суд защитит, а третейский – нет, ведь совершенно очевидно, что весь сыр-бор разгорелся именно из-за валютных кредитов, невозврат которых в последнее время приобрел массовый характер.

В связи с этим возникает вопрос – а чем же «суд общей юрисдикции, действующий от имени государства», отличается от третейского суда в сфере рассмотрения подобных споров? Ответ напрашивается сам собой – государственный суд, в отличие от третейского, способен защитить должника от жадного кредитора. Вот, например, хозяйственный суд Донецкой области принял решение, а  Донецкий апелляционный хозяйственный суд его утвердил, что валютные кредиты незаконны, и возвращать их не нужно, в результате чего некий субъект хозяйственной деятельности, получивший огромный кредит в иностранной валюте, быстро вывел из залога недвижимое имущество, которое быстро начало переходить их рук в руки с целью его сокрытия от истребования, после чего кредитные средства уже можно было и не возвращать. Интересно было бы узнать, эти ли решения государственного суда подтвердили мысль о том, что государственный суд действительно способен защитить права, или какие-то иные достойные внимания прецеденты?

Еще один ответ на этот вопрос об отличиях состоит в следующем - судья государственного суда общей юрисдикции трепещет, как осиновый лист на овечьем хвосту, услышав страшное словосочетание "комитет по вопросам правосудия", тогда как судья третейского суда на этот же комитет "положил с прибором".

Замечу, что в странах, которые в нашей стране традиционно называют цивилизованными, вероятно, потому, что многие из живущих здесь хотели бы жить именно там, доминирующей является совершенно иная точка зрения на третейские суды. Ограничусь лишь одним примером:

«В Соединенных Штатах процедура разрешения споров хорошо известна даже обыкновенному гражданину, и некоторые называют ее «чудодейственным лекарством», способным вылечить юридическую систему США. Более половины штатов сейчас поощряют или требуют обязательного обращения в третейский суд и к посредничеству с целью сокращения количества незавершенных дел и убыстрения вынесения решений. Основная проблема, которую широкая общественность видит в связи с традиционным методом судебного разбирательства, — это большие издержки. «По данным анализа, проведенного Национальным центром судов штатов в 1999 г., 68 % американцев сказали, что они не могут позволить себе решать дела в суде», и что в Соединенных Штатах стало трудно найти юриста, который взялся бы за дело, стоящее меньше 20000 долларов. По сравнению с этим, АРС (альтернативный способ рассмотрения споров, включая третейский суд, - прим. автора) — это весьма экономичный метод. Например, средний размер издержек в связи с третейским судом составляет 3000 долларов, что равно сумме, которую юрист возьмет лишь в качестве предварительного гонорара за согласие взять такое дело. Другая причина, объясняющая, почему АРС расцвело в Соединенных Штатах — это быстрота принятия решений. До 80 % американской общественности считает, что спор, переданный в суд, не будет решен своевременно, что еще раз подтверждает выражение: «Запоздалая справедливость — это отказ в справедливости». «В среднем гражданские дела решаются в течение 2,5 лет. В то же время, средний третейский суд решает дело за 8,6 месяца, что составляет лишь около трети времени, необходимого на суд». Американская ассоциация юристов сообщает, что около 100 млн. американцев не смогли бы добиться удостоверения своих требований, если бы не третейский суд, из-за высоких издержек, продолжительности и сложности судебной системы.»( http://www.tpprm.ru/?cat=sud&sub=2)

Не буду резюмировать, и так все понятно. Вместе с тем, нельзя не признать, что опасения, связанные с возможным нарушением прав потребителей вследствие включения в потребительский договор третейского соглашения, существуют в разных странах. И в некоторых странах, которые считают подобную опасность реальной, предпринимают соответствующие меры. Например, такие:

«Арбитражное соглашение между предпринимателем и потребителем в отношении споров о товаре, услуге или ином благе, предназначенном для личного потребления, является недействительным, если оно было заключено до возникновения спора.» (ч. 1 ст. 6 Шведского закона об арбитраже);

«Арбитражная оговорка, содержащаяся в договорах присоединения (фактически – в первую очередь в договорах с потребителями, - прим. автора), действительна для присоединяющейся стороны (т.е. для потребителя, - прим. автора) только в том случае, если она очевидным образом продемонстрирует желание участвовать в арбитражном разбирательстве, или если арбитражная оговорка будет выделена в тексте жирным шрифтом.» (ст.ст. 3-4 Бразильского закона об арбитраже);

 «Третейское соглашение должно заключаться справедливо, а не путем злоупотребления, особенно в договорах присоединения предпринимателей с потребителями, и в тексте договора такое соглашение должно быть заметным» (ст.4 Договора о международном коммерческом арбитраже МЕРКОСУР, ст. 4 Договора о международном коммерческом арбитраже между МЕРКОСУР, Республикой Боливия и Республикой Чили).

Среди стран, с законодательством которых в области альтернативных способов разрешения споров я неплохо знаком, а таких я насчитываю более 100, единственной, в законодательстве которой я обнаружил прямой запрет на рассмотрение споров с предпринимателями в третейских судах, является Германия. Однако, Германия имеет негативный исторический опыт отношения к третейским судам. Хотя, «сейчас в Германии более 300 третейских судов или согласительных советов (Schlichtungsstellen), решающих разнообразные стороны. Большинство согласительных советов занимаются потребительскими вопросами, например, банковскими, медицинскими нарушениями, страхованием, строительством и вопросами трудового права. В большинстве случаев в прошлом согласительные процедуры не были юридически обязательными и базировались на добровольном участии. Однако с 1 января 2000 года новый закон установил, что в некоторых случаях, в том числе в отношении мелких денежных исков (до 1500 немецких марок), конфликтов с соседями и обвинений в клевете, суд не будет предпринимать законных действий до тех пор, пока истец не докажет, что возможность решения через внесудебный согласительный совет уже была исчерпана.» ( http://www.tpprm.ru/?cat=sud&sub=2), т.е. германское законодательство пошло по пути передачи потребительских споров на рассмотрение профессиональными посредниками (медиаторами).

Украина же является страной, где третейские суды существовали с давних времен, ведь общеизвестно, что древние укры традиционно разрешали свои споры с помощью третейских судей, поэтому, господа законодатели, пожалуйста, отстраните от вмешательства в дела третейских судов пристрастный и некомпетентный комитет по правосудию и решайте проблемные вопросы руководствуясь опытом стран, которые очень далеко ушли от нас в правовом отношении. А заодно сообщите комитету по европейской интеграции, который тоже указан среди заинтересованных участников процесса, что в Европе о третейских судах думают значительно лучше, чем в Украине. Да и государственных, кстати, тоже.

А что касается последствий принятий подобного закона, могу сообщить всем заинтересованным лицам – единственным следствием подобного изменения будет существенное увеличение стоимости кредитов, поскольку в эту стоимость будут закладываться расходы на длительные судебные тяжбы. А потребитель от этого ничего не выиграет, только проиграет.

PS . Считаю необходимым предупредить, что ссылка «tpprm», как оказалось, не работает. Судя по названию, могу предположить, что это была Торгово-промышленная палата Республики Молдова, которая впоследствии отказалась от подобной аббревиатуры.

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Последние записи
Контакты
E-mail: blog@liga.net