Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов. Редакция ЛІГА.net может не разделять мнение авторов блогов.

О закрытии уголовных дел по нереабилитирующим обстоятельствам

«Теперь сидеть в тюрьме -- одно удовольствие!  --  похваливал  Швейк.-- Никаких  четвертований, никаких колодок. Койка у нас есть, стол есть, лавки есть, места много, похлебка  нам  полагается,  хлеб дают,  жбан  воды  приносят,  отхожее место под самым носом»

                              (Ярослав Гашек, «Похождения бравого солдата Швейка»)

     Как известно, в Украине проблема уголовного судопроизводства является одной из наиболее общественно значимых. Это связано - в первую очередь - с тотальной коррумпированностью правоохранительной системы в целом и судов в частности, а также с тем, что субъектом уголовного преследования у нас может стать практически каждый. На этом фоне такой фактор, как несовершенство нашего законодательства, вроде бы утрачивает свое первостепенное значение. Именно поэтому вопрос реформирования  уголовной юстиции длительное время был, что называется, на «заднем плане», и обсуждался в основном среди узкого круга профессионалов. Тема этой статьи касается одного из «белых пятен» уголовного процесса, который касается очень многих, кто подвергается уголовному преследованию.

     В соответствии со ст.248 УПК Украины, при наличии ряда оснований (амнистия, истечение срока давности, изменение обстановки и т.п.), которые еще называют нереабилитирующими, уголовное дело закрывается судом путем вынесения постановления. В этом постановлении (конечно, если оно соответствует требованиям закона) не дается правовая оценка  действиям и не устанавливается виновность подсудимого, а только указывается, что он не возражает против закрытия дела таким способом. Возникает вопрос: так виновен подсудимый в преступлении в этом случае, или нет?

     Согласно ст.62 Конституции Украины, лицо считается невиновным в совершении преступления, пока его вина не будет установлена обвинительным приговором суда. Заметим, что эта фраза не  содержит расширительного трактования «установлена судебным решением», а указана совершенно конкретная формулировка – обвинительный приговор. Именно «приговор», а не «постановление» или «определение»! А поскольку Конституция является актом наивысшей юридической силы, а ее нормы подлежат прямому применению, то что получается? Нет приговора – следовательно, невиновен! Между тем, у нас во многих законах (не только в УПК) содержатся положения,  которые прямо противоречат этой норме Конституции.

      К примеру, ст.2 Закона Украины «О порядке возмещения вреда,  причиненного  гражданину незаконными действиями  органов дознания,  предварительного следствия, прокуратуры и суда» предусматривает возможность такого возмещения только при наличии оправдательного приговора, или закрытия дела по так называемым реабилитирующим основаниям. В ГК Украины законодатель пошел еще дальше: в п.4 ст.1176 этого Кодекса указано, что  лицо, оговорившее себя, вообще не вправе претендовать на компенсацию! Воистину в стиле товарища Вышинского, который пафосно утверждал, что «признание – царица доказательств». Возникает вопорос: а как быть - в свою очередь – с нормами ст.56 Конституции Украины, которая гарантирует право на возмещение вреда от любых незаконных действий со стороны государства, не конкретизируя ни  перечень таких действий, ни случаи применения этой нормы? Представим себе, что некий гражданин А. был обвинен, скажем, в фиктивном предпринимательстве, в течение нескольких месяцев содержался под стражей, после чего дело в отношении него было закрыто постановлением  суда - по амнистии. Является ли гр.А виновным в преступлении? Согласно ст.62 Конституции Украины – нет,  поскольку нет обвинительного приговора, согласно ст.248 УПК Украины –  не известно, поскольку в постановлении суда об этом ничего не будет сказано.  Но если гр.А невиновен, то можно ли считать законным  его содержание под стражей? Вряд ли, иное мнение противоречит хотя бы Европейской конвенции по правам человека, не позволяющей произвольно лишать человека свободы. Имеет ли гр.А право на компенсацию? По закону «О порядке возмещения вреда,  причиненного  гражданину незаконными действиями  органов дознания,  предварительного следствия, прокуратуры и суда»  не имеет, посокольку не был вынесен оправдательный приговор. По ст.56 Конституции Украины, в корреспонденции с международными обязательствами Украины – имеет, поскольку под стражей содержался де-юре невиновный человек.

     Еще один вопрос без внятного ответа – а как быть с многоэпизодными уголовными делами? В судебно-следственной практике принято объединять в одно производство уголовные дела по обвинению одного лица в разных преступлениях. Допустим, тот же гр.А, кроме фиктивного предпринимательства,  обвиняется еще и в подделке документов.  По приговору суда по эпизоду фиктивного предпринимательства он был оправдан, а по эпизоду подделки документов – признан виновным, при этом под стражей он содержался именно в связи с фиктивным предпринимательством. Имеет ли он право на компенсацию? Формулировка закона «О порядке возмещения вреда,  причиненного  гражданину незаконными действиями  органов дознания,  предварительного следствия, прокуратуры и суда», равно как и ст.1176  ГК, не содержат никаких оговорок относительно процессуальных различий приговоров в контексте объединенных дел – оправдан, и все! Тут представляется вполне логичным, что если гр.А незаконно обвинили в преступлении, и его невиновность установлена приговором суда (как и требует закон), то он имеет право на компенсацию независимо от других своих деяний, за которые он в свою очередь может понести соответствующее наказание. Однако в  практике как Верховного Суда Украины, так и ВССУ нет однозначной правовой позиции, на  которую можно было бы опереться в такой ситуации.

     Но если без права на компенсацию еще можно как-то обойтись, то некоторые законодательные акты предусматривают прямое поражение в правах для тех, в отношении кого дело было закрыто не в порядке полного оправдания. Например, ст.12 Закона Украины «О нотариате» предусматривает аннулирование свидетельства на право осуществления нотариальной деятельности и в таких случаях.  Опять же, возникает вопрос: на каком основании устанавливается запрет на профессию для формально невиновного человека?

     И что интересно – в проекте  нового УПК Украины, принятом в первом чтении, эти противоречия не устранены (соответствующий порядок закрытия дел содержится в ст. ст. 284-288 этого Кодекса). Вот вам и показатель искренности намерений наших «реформаторов», если даже такой безобидный, условно говоря, вопрос не удосужились разрешить! А решение может быть простым – введение процедуры  упрощенного рассмотрения таких дел: полное признание вины с одновременным отказом от судебного следствия, после чего выносится приговор, в котором подсудимый признается виновным, и одновременно освобождается от наказания по соответствующему основанию.

     Это могло бы решить и еще одну проблему – преюдиции в гражданском, административном и хозяйствнном процессе. Как известно, не подлежат доказыванию в соответствующих исковых производствах факты, установленные приговором по уголовному делу в отношении действий определенного лица.  Например, установленные приговором  факты мошеннических действий по завладению чужим имуществом позволяют законному собственнику без особых затруднений предъявить виндикационный иск, установленные приговором факты халатности – предъявить регрессный иск о возмещении работодателю нанесенного работником ущерба, установленный приговором факт хулиганских действий – предъявить иск о защите чести и достоинства. Таким образом, преюдиционное значение приговора позволяет эффективно зашитить права лиц, понесших ущерб от преступных действий, и зачастую иным способом обосновать исковые требования бывает просто невозможно. Постановление же суда о закрытии уголовного дела не признается преюдиционным, более того – оно имеет весьма слабое доказательное значение и как обычный документ, поскольку не содержит вообще никаких сведений, кроме названия статьи УК, по которой обвинялся подсудимый. Практикуемые же иногда в подобных случаях попытки использовать в исковом производстве материалы самого уголовного дела, как правило, не выдерживают никакой критики – большинство этих материалов (в частности, показания свидетелей, заключения экспертиз, очные ставки) юридически «несовместимы» с другим процессом, кроме самого уголовного дела.  

     Но есть и «оборотная сторона медали», если дело касается исков прокуратуры и государственных органов  к субъектам частного права. Здесь попытки «продавливать» формально несуществующую преюдиционность весьма широко (и небезуспешно) практикуются, особенно преуспела в этом плане налоговая служба. В частности, если в отношении учредителя вашего контрагента – юридического лица возбуждено уголовное дело по ст.205 УК Украины (фиктивное предпринимательство), то иногда для административного суда  достаточно даже постановления о возбуждении дела, чтобы подтвердить обоснованность признания сделок с этим предприятием ничтожными. А уж постановление о закрытии уголовного дела по ст.205 УК имеет статус чуть ли не выше приговора!  И это несмотря на то, что в этом постановлении иногда даже не упоминается название предприятия, учредитель которого был фигурантом этого дела – встречались и такие случаи.

     Как мы видим, проблема существует - и касается она весьма большого числа граждан, а не только «высоколобых» юристов.

 

 

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Последние записи
Контакты
E-mail: blog@liga.net