Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов. Редакция ЛІГА.net может не разделять мнение авторов блогов.
10.07.2013 17:39

О некоторых проблемах возмещения морального вреда

Моральный вред: краткий обзор коллизий законодательства

     Возникновение и становлениеправоотношений, связанных с компенсацией морального вреда, необходиморассматривать во взаимосвязи с правовыми, а также с общественными традициямиотдельных стран. В частности, в странах с протестантской моделью общества,основанной на приоритете интересов отдельной личности над интересами государства(Англия, США), честь и достоинство человека достаточно давно были предметомсудебной защиты.  Так,  именно Англия наиболее полно и глубоко усвоилапринцип возмещения морального вреда. Английское право при возмещении вреда неустанавливало никаких различий между материальным и нематериальным вредом.Определение наличия причиненного морального вреда и размера его возмещениявсецело зависело от целого ряда самостоятельных составов гражданскихправонарушений. В 1890 году был введен новый, характерный для семьи общегоправа вид деликтов, нарушающих сферу «privacy». Функция этого институтазаключалась в защите неприкосновенности личности и всего того, что помогаетчеловеку сохранить себя как личность. К таким деликтам можно отнести: нарушениеуединения или права на одиночество, вторжение в частную жизнь истца, публичноеизобличение фактов, которые могут быть достоянием только истца или узкого кругалиц, присвоение имени истца и использование его внешности с целью получениявыгоды, распространение информации, выставляющей истца в неправдивом свете. Несколькоиная ситуация была в странах, где частично или полностью преобладалакатолическая модель общественных отношений, основанная на подчинении интересов отдельнойличности интересам государства. В частности, медленное развитие институтакомпенсации морального вреда в Германии объяснялось не столько преобладающимгосподством римского права, хотя и имевшего определенные успехи в созданииэтого института, однако исторически не успевшего выработать законченнуюсистему, сколько причинами другого характера. Это было вызвано своеобразнымиэтническими и историческими особенностями, присущими германской нации,сформировавшими свои представления о моральных и правовых нормах, отличных отнорм англосаксов. Легче, чем Германия, от влияния негативных, точнеенедоработанных, сторон римского права освободились романские государства.Романский судья отошел от классического римского права в данном вопросе ивыбрал свой самостоятельный путь. Во Французском гражданском кодексе (Codecivil) не было прямо закреплено понятие «моральный вред». Однако с тех порфранцузские суды широко применяют институт морального вреда для защиты личныхблаг лица. В Италии принцип возмещения морального вреда был усвоен намногошире, чем во Франции.

     Встранах Европы, где преобладала традиционная православная мораль (Европейскаячасть России, большая часть Украины и Белоруссии, Греция, часть бывшейЮгославии, Армения, Грузия) и в связи с этим культивировалось  пренебрежение к материальному достатку иблагополучию, человеческая личность традиционно вообще не могла наделятьсякакими-либо неимущественными правами, которые могли бы быть выражены в денежномэквиваленте. Тем не менее, еще в дохристианскую эпоху в феодальной Руси (X-XIвв.) существовала Русская правда, где содержался ряд норм, предусматривающихответственность за причинение неимущественного вреда, а целью наказания быловозмещение материального и морального ущерба. Но уже с середины XIX в. и дореволюции 1917 г. возмещение вреда регулировалось в основном законом от 21марта 1851 г., содержащимся в X томе Свода законов Российской Империи. Сам законне запрещал возможность возмещения нематериального вреда, но и не содержал нормо предустановленной денежной оценке последствия нападений, обид и оскорблений. Послереволюции 1917 г.  само существо господствовавшейправовй доктрины заключалось в том, что принцип компенсации морального вредаклассово чужд социалистическому правосознанию, что основывалось, в частности,на демагогических утверждениях о невозможности измерить достоинство человека вденежной форме. Все научные дискуссии на эту тему сами по себе прекратились всередине 30-х годов после провозглашения «победы социализма в СССР», что вполнесоответствовало устоявшейся общественной модели, в которой отдельная личность,будучи «винтиком» государственной системы, практически не наделялась какими-либоправами, подлежащими эффективной юридической защите. В общественном сознанииукоренились представления о недопустимости оценки компенсации морального вредав имущественной форме. И только после горбачевских реформ, с принятием Основгражданского законодательства Союза ССР и республик 31 мая 1991 г., моральныйвред был определен как «физические или нравственные страдания». После распадаСССР, с переходом стран бывшего Союза к посттоталитарной системе общественныхотношений, понятие морального вреда было почти сразу закреплено в гражданскомзаконодательстве, в частности,  России иУкраины.

     Действующее законодательство Украинысодержит значительный перечень правовых норм, предусматривающих возмещениеморального вреда (перечислять которые в данном изложении мы не будем, попричине большого объема информации). Общим признаком всех этих норм является ихфактическая декларативность, то есть признание права на возмещение моральноговреда  как такового, но без указаниякаких-либо дополнительных условий для этого. В порядке сравнения нужно сказать,что в зарубежных странах выработаны различные подходы к решению данноговопроса. Так, англо-американское право, в отличие от стран романо-германскойгруппы, устанавливает различные основания ответственности за причиненныйморальный вред.  В системеангло-американского общего права успешно функционирует принцип сингулярногоделикта, при котором суду предоставлена наибольшая самостоятельность инезависимость от предписаний закона, позволяющая наиболее адекватно подходить крассмотрению конкретного дела. Наиболее широко и давно (свыше 200 лет) моральныйвред возмещается во Франции.

     В настоящее время существуют серьезныеметодические проблемы доказывания как самого факта причинения морального вреда,так и определения размера компенсации. Существующая судебная практика, в томчисле кассационной инстанции, весьма противоречива. Так, судами применяются   различные подходы в оценке факта нанесенияморального вреда, причиненного, в частности, незаконными действиями государственныхорганов. Например, в сходных ситуациях бездействия органов исполнительнойслужбы суды в одних случаях считали доказанным факт причинения морального вредастороне исполнительного производства, в других аналогичных случаях – отказывалив иске по мотиву недоказанности. Зачастую такие дела отличались между собойтолько наименованиями (именами)  сторон,с однотипной фабулой незаконных действий, но почему-то с разными судебнымирешениями. В этом вопросе можно считать  устоявшейсятолько практику возмещения вреда, причиненного незаконным привлечением куголовной ответственности, а также причиненного преступлением (случаев полногоотказа в исковых требованиях, подтвержденного кассационной инстанцией,практически нет). Еще большим разнообразием отличается сумма взысканнойкомпенсации по однотипным делам (например, сумма компенсации за незаконноесодержание под стражей на протяжении 2 месяцев устанавливалась судами в интервале  от 5 до 125 тыс. грн.).

    Исходяиз закрепленных в процессуальном праве принципов относимости и допустимостидоказательств, и поскольку моральные страдания по своей сути являются сугубо субъективнымии не имеют каких-либо признаков, которые могут восприниматься и оцениватьсяизвне, единственным допустимым способом доказывания факта нанесения иобоснованием размера морального вреда могут быть только личные поясненияпотерпевшего. Вместе с тем существует мнение, что для установления фактананесения морального вреда и (или) определения размера денежной компенсации возможно проведение судебно-психологическойэкспертизы. Так, ориентировочный перечень вопросов эксперту, указанных в  «Інструкції про призначення та проведеннясудових експертиз та науково-методичних рекомендацій з питань підготовки тапризначення судових експертиз», утвержденной приказом Минюста України  N 144/5 от 30.12.2004 г.,  содержит следующие: 1) Чи має підекспертнаособа зміни в емоційному стані, індивідуально-психологічних проявах, якіперешкоджають активному соціальному функціонуванню її як особистості і виникливнаслідок впливу певних обставин (зазначити обставини: безпідставнеобвинувачення, незаконне позбавлення волі, наклеп, образа, заподіяння шкоди їїгромадським інтересам тощо)? 2)  Чи єситуація, що досліджується за справою, психотравмувальною для Н. (зазначаютьсяпрізвище, ім'я та по батькові)? 3)         Якщо так, то чи завдані Н.(зазначаються прізвище, ім'я та по батькові) страждання (моральна шкода)? 4) Чиспричинені Н. (зазначаються прізвище, ім'я та по батькові) страждання (моральнашкода) за умов ситуації (зазначаються умови ситуації), що досліджуються усправі? Якщо Н. (зазначаються прізвище, ім'я та по батькові) завдані страждання(моральна шкода), який можливий розмір становить грошова компенсація за завданістраждання Н. (моральної шкоди)?

     Неотрицая принципиальной возможности использования заключения эксперта-психолога какдоказательства по данной категории дел, хотелось бы тем не менее заметитьследующее.

     Для достоверногоустановления факта нанесения морального вреда, а также определения выраженностиморальных страданий экспертным путем является весьма желательным, чтобы такоеисследование проводилось по «горячим следам», т.е. в первые дни (иногда – часы)после нанесения морального вреда. В противном случае переживания потерпевшегонеизбежно сглаживаются, или вовсе сходят на нет. Учитывая же, что зачастую отмомента причинения морального вреда до начала рассмотрения соответствующегоиска в суде проходят месяцы (а то и годы),  в ряде случаев возможно получение отрицательногорезультата экспертизы, вызванного относительной давностью переживанийпотерпевшего.

     Такжешироко известна методика определения размера морального вреда российскогоученого, доктора юридических наук Эрделевского А.М. (Эрделевский А.М. Компенсацияморального вреда. — М.: БЕК, 2000.). Данная методика включена под номером 176 вперечень рекомендованной литературы для проведения судебных экспертиз,утвержденного приказом Минюста Украины N 1722/5 от 30.07.2010 р. Вместе с тем,вызывает определененое сомнение возможность установления размера такого вредаименно в рамках психологического исследования, поскольку  применяемые автором методики расчетов в целомносят умозрительный характер, основанный на принципе «я художник – я так вижу»,а сам расчет (как таковой) в целом выходит за пределы компетенцииэксперта-психолога.

     По моемумнению, назрела необходимость законодательной реформы, направленной наупорядочение  подходов к возмещениюморального вреда. В частности, нужно несколько сместить смысловой акцент вопределении целей такой компенсации, придав ей еще и   пресекательный характер для предупреждениянарушений прав и свобод субъектов частного права.

     Дляисключения каких-либо сомнений, а также возможности вынесения заведомонеобоснованных судебных решений, необходимо ввести презумпцию факта нанесенияморального вреда по определенной категории споров (например, моральный вред,причиненный преступлением, незаконными действиями органов власти,  причиненный потребителю и т.п.). Кроме этого, целесообразнозаконодательно установить пределы (минимальные и максимальные) размера возмещенияморального вреда (как это предусмотрено,  в частности, в случаях незаконного привлеченияк уголовной ответственности). Для исключения субъективного подхода (и достиженияединообразия судебной практики) было бы полезным издание нормативного акта, сдетальным описананием методики расчета размеров компенсации морального вреда поразличным категориям дел, или по крайней мере – обобщения судебной практикивысших судов.  

     Чтоже делать сейчас, пока наше законодательство и судебная практика в этой частивесьма далеки от совершенства?   

     Прежде всего, потерпевшему рекомендуется непосредственнопосле причинения  морального вредаобращаться к эксперту-психологу, с целью получения заключения специалиста (поаналогии с освидетельствованием у врача-судмедэксперта). В таком случае,причинение морального вреда и его степень будут зафиксированы «по горячимследам», с обеспечением максимальной объективности такого доказательства.Заключение специалиста в дальнейшем может быть либо достаточным доказательством(само по себе) при предъявлении иска в суде, либо (при наличии возраженийдругих участников процесса) использовано при проведении ужесудебно-психологической экспертизы как таковой. Сами же выводы психолога (встатусе как специалиста, так и судебного эксперта) безусловно, могут бытьиспользованы – но без постановки вопроса о размере компенсации, который должен разрешатьсяисключительно самим судом.        

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Последние записи
Контакты
E-mail: blog@liga.net