Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов. Редакция ЛІГА.net может не разделять мнение авторов блогов.
18.01.2012 11:34

От профанации реформы высшей школы к технологическому развитию страны

Профессор Украинского государственного химико-технологического университета

Единичных реформ в какой-то одной сфере вообще быть не может. Все они связаны между собой, интегрированы, взаимно влияют друг на друга. Одной из основных проблем реформирования в нашей стране является хроническое отсутствие специалистов, профессионалов, г

Готовя предыдущий пост “Динамика реформ: как управлять их кинетикой”, долго подбирал слово, наиболее  точно отражающее  отношение к опыту реформирования нашей страны. Нашел, но побоялся ставить его в заголовок. Слово это – “профанация” -  согласно Современному толковому словарю (от позднелат . profanatio - осквернение святыни), искажение, извращение чего-нибудь (напр., идеи, учения, произведения искусства); непочтительное отношение к достойному, опошление. Видимо ошибся, нужно называть вещи своими именами,  и возможностью этого пока славен Интернет. За ошибку был наказан явно недостаточным вниманием общественности к проблеме пробуксовки и неэффективности реформенных усилий  власти. Видимо, читатели не очень поняли мой замысел, а сводился он к  достаточно простым выводам: реформы – дело сложное и заниматься  ими, во-первых, должны не малообразованные дилетанты, а профессионалы,  владеющие набором знаний в целом ряде наук и направлений.  А во-вторых, был сделан вывод о том, что  успешное реформирование возможно только на основе системного анализа, современного проектного менеджмента, теории принятия решений. В посте я просто, почти без разъяснений, привел  перечень из 16 направлений работы и терминов, которыми, в первую очередь, должны бы овладеть реформаторы, чтобы начать ту или иную реформу, составить ее алгоритм, а потом и проект, обеспечить необходимый менеджмент при реализации. Мой перечень – тезаурус был далеко не полным. Сознательно не упомянул я об оценке риска (этому очень любят учить  сейчас в вузах при подготовке проектных менеджеров),  не включил и ряд других, на мой взгляд, не определяющих, но важных вопросов. К примеру, Александр Бабич, видимо вполне обоснованно, считает, что еще нужно  ”видеть точку разморозки, период внедрения, период цементации, анализировать полученное состояние, прогнозировать изменение графика развития дальнейшего хода реализации проекта,… инициировать реализацию дальнейших этапов проекта, либо же свидетельствовать о неэффективности проведенных действий и начале поиска новой точки цементации,… необходимо видеть и постоянно оценивать новые преимущества и упущенные возможности старого состояния и т.д. и т.п.”).   Я, наивный, полагал, что наши реформаторы  быстренько разберутся, сев за парты или компьютеры, освоят премудрости и станут хоть немного профессиональнее. Ошибся,  недосуг им, латанием Тришкина кафтана с помощью псевдореформ заниматься проще и привычнее, да и  профессионализма для этого особого не нужно.

Судя по сравнительно небольшому количеству читателей,  даже мои постоянные  комментаторы не  поняли меня, слишком уж  схоластичными, видимо, показались им мои рассуждения без привязки к конкретным объектам, то бишь, реформам. Ну что же, попробую выправить положение и  покажу возможности использования материалов прошлого блога для формирования  алгоритма реформирования наиболее близкой мне отрасли экономики (это не описка, именно экономики, дальше станет ясно, почему) – высшего образования. Может, и г-ну Табачнику помогут эти рассуждения вывести  многострадальную высшую школу из того кризиса, в который ее опустили реформаторы.

Почему именно этой реформе я решил уделить  внимание  в этом посте. Ведь, прошлый пост я начал с  упоминаний о  низком теоретическом уровне социологических исследований и  о недостаточной эффективности реформирования нашей экономики – а  последнее, в конце концов,  одно из основных, базовых направлений реформирования. А делаю это потому, что именно высшая школа является сегодня одним из  основных компонентов  всего комплекса реформ. Ведь, единичных реформ в какой-то одной сфере вообще быть не может. Все они связаны между собой, интегрированы, взаимно влияют друг на друга. Одной из основных проблем реформирования в нашей стране является хроническое  отсутствие специалистов, профессионалов, готовых к разработке  пакета реформ и менеджменту по  их реализации.  И задачу их подготовки может решить только высшая школа. Сегодня она к этому не готова и поэтому ее реформирование является первостепенной задачей. 

И последнее общее замечание. То, что написано дальше,  практически все уже  было опубликовано в моих многочисленных (где-то примерно 40) статьях о высшей школе в этом блоге. Поэтому постараюсь максимально просто,  не напрягая читателя  излишне сложной терминологией,  предложить вариант реформы высшей школы, основанный  на  том, что было изложено в предыдущих постах. Напомню еще раз: речь шла о необходимости профессионализма, использования  системного анализа, современного проектного менеджмента, теории принятия решений.

Итак, при  реформировании высшего образования, с моей точки зрения, необходимо  реализовать следующий алгоритм:

1. Определить  идеологическую направленность и основные задачи реформы высшего образования:

  • обеспечение высокого уровня профессиональной подготовки  специалистов, качество которых должно отвечать требованиям  рынка труда. Необходимы креативные  специалисты,  востребованные реформируемой экономикой  страны.  

  • возрождение      университетской науки, которая должна стать производительной силой, движителем технологического преобразования экономики страны, на основе ее интеграции с учебным процессом.

2. Для реализации системного подхода необходимо сформировать кластеры  носителей реформы, ее ведущих действующих лиц. С учетом  наших реалий, целесообразно сформировать кластеры 4 уровней:

  • Высшим, первым  уровнем кластеров уже фактически является Кабинет министров, который  фактически объединяет высшие органы исполнительной власти, и в рамках которого должны быть созданы государственные тематические кластеры по каждой из намеченных реформ, которые должны  обеспечивать создание и деятельность  кластеров более низких уровней, создаваемых   для выполнения конкретных реформ, не подменяя при этом их функции управления.  На этом уровне обеспечиваются вопросы  изменения законодательства,  контроля,  приведения в соответствии с п.1 вопросов, к примеру, налогообложения,  таможенных платежей, льготирования и т.д. в соответствии с   задачами по реализации той  или иной реформы.

  • Вторым  кластерным уровнем, региональным, является объединение  административных  подразделений, учреждений науки (к примеру, академических и отраслевых институтов, находящихся  в регионе), университетов и  крупных  многопрофильных предприятий.

  • Третьим кластерным уровнем, профильным, является  ассоциативное объединение вокруг основных ведущих профильных университетов, являющихся сердцем профильного кластера, других университетов, профильных предприятий,  научных и проектных организаций.

  • Четвертым кластерным уровнем являются кафедральные кластеры, включающие  в качестве кластерообразующего элемента выпускающую, профилирующую кафедру и, на ассоциативной основе созданные ею, технологические бизнес инкубаторы, консалтингово – тренинговые центры,  академические, отраслевые и корпоративные научно- исследовательские  институты и лаборатории, технологические бизнес –центры, экспертные организации, производственные предприятия,  а также  другие финансовые и  бизнес – структуры, связанные с  кафедрой  по вопросам  технологического бизнеса и  кадрового обеспечения.

3. Определить  ключевой кластер, лимитирующий уровень – своеобразную ”рабочую лошадку реформ” и решить  юридические и финансовые вопросы  его деятельности. Для реформы высшего образования ключевым кластером, несомненно должен быть кластер четвертого уровня – кафедральный. Вынужден дать пояснения своей позиции. Уже сейчас именно на уровне кафедры решаются все вопросы как образования, так и науки в высшей школе: определяется набор специальностей, формируются учебные планы, рабочие программы, все  методические документы, организуется производственная практика (или то, что от нее осталось),  воспроизводятся преподавательские и научные кадры, и даже  распределением выпускников (точнее, его имитацией) занимаются сейчас выпускающие кафедры. В то же время, как я писал в предыдущем посте, сегодня абсолютно не решены  вопросы самоуправления кафедры, она  не имеет никакой даже  элементарной финансовой самостоятельности, не имеет юридического лица, не имеет четкой регламентации вопросов подчиненности, ответственности и, главное, прав. Пока всеми  направлениями  работы университетов у нас руководят ректораты и деканаты. И те и другие занимаются  привычными для всех иерархических уровней  нашей власти вопросами распределения финансовых потоков, к сожалению, очень непрозрачными методами, и других ресурсов, которых, к сожалению, уже практически не осталось  в  обнищавших  вконец ”закромах Родины”.

Совсем иное положение в большинстве  обычных зарубежных университетов (знаю об этом не понаслышке, побывал не в одном десятке). Такие кафедры  я видел  в Италии, Испании, Германии, Англии, США, Израиле. Кафедры с огромными современными лабораториями, опытными  заводами, технологическими бизнес – инкубаторами, конструкторскими бюро, вычислительными центрами и т.д. В ответ на мои вопросы о том, как ими руководят ректораты их университетов и  министерства образования, я видел только изумленные лица.  Отвечали четко – каждый должен заниматься своим делом. До уровня кафедры они не опускаются. Кстати,  в Италии мне объяснили, что выбор  системы образования – это тоже дело кафедры, а не министерства и что Болонская система   вряд ли  целесообразна для применения в выпускающих кафедрах, а, может использоваться  общеобразовательными кафедрами.

И еще, почти ни на одной из кафедр мне не рассказали о финансировании учебного процесса и науки государством. Везде говорили, что деньги и, подчеркиваю, стипендии для успешных студентов, они зарабатывают сами, мозгами своими, или получают от спонсоров. К примеру, на выпускающей кафедре экологического профиля в самом  крупном университете Северной Ирландии мне сказали, что им деньги дала королева из личных средств, миллиардеры  и  еще ЮНЕСКО. Вот бы  наши  олигархи расщедрились! А, может, при  этом кластере создать попечительский совет, как это тоже принято за рубежом, включающий местных и забугорных олигархов, бизнес – ангелов, банкиров, просто богатых бизнесменов.  А  первому высшему уровню кластеров как-то законодательно льготировать, стимулировать  благородные спонсорские порывы членов этого совета. Только вряд ли наши  олигархи и ВИПы (о которых я тоже писал в блоге), многие из которых сегодня стали во главе реформирования, снизойдут до этого в нашей стране в ближайшее время. Так, может, именно этим заняться  реформаторам высшего уровня кластеров и   научить их благородству?     

4. Разрабатывается конкретная программа (план) реформы, прежде всего для лимитирующего, определяющего уровня. В  рассматриваемом примере для выпускающей кафедры и  кластера на ее основе.  Этот план  (я не называю его привычно “бизнес – план”, ибо там далеко не все вопросы связаны с бизнесом, если под ним понимать деятельность, направленную на получение прибыли). Мало того, в этом плане большинство  пунктов вообще никак не привязано к денежным потокам (чем будут заниматься чиновники, непонятно!), а относится, скорее, к организационным мероприятиям.  Это предмет отдельного разговора, если кого-то это заинтересует. Важно на этом этапе произвести оценку риска  проекта ”реформа” и выбрать вариант с оптимальным уровнем риска.

5. Выбор для  реформирования  лимитирующего кластера, назовем его пока условно ”кафедра”, средств и методов реформирования, опираясь на “принцип  соответствия”  характеристик методов воздействия амплитудно – частотным характеристикам лимитирующего уровня. Не имею возможности повторять то, что рассказывал ранее об этом простом и эффективном методе, применяемом нами достаточно часто.  Именно на этом этапе определяются катализаторы и, сразу же, противодействующие факторы (“ингибиторы”) и  выбираются те катализаторы и ингибиторы, которые могут оказаться наиболее эффективными при менеджменте реализацией реформы. В правильности этого выбора и есть искусство менеджмента реформаторов.

Этих методов достаточно много. Кроме упомянутых,  нужно использовать каталитические возможности  политических партий, особенно в предвыборный период, зарубежный опыт и наработки (проведение мастер – классов по реформированию для топ- менеджеров реформ,  создание  региональных и глобальных сетей бизнес – ангелов,  создание технологических бизнес – инкубаторов при  крупных кафедрах и научных школах),  подключение СМИ и, прежде всего, использование Интернета  и современных информационных технологий для проведения  промоушн конкретного проекта – реформы, создание научно-производственных кластеров по опыту  заводов – втузов, где, взамен  умирающей сегодня системы производственной практики,  студент будет трудиться часть времени, отведенного на повышение уровня практической подготовки,  непосредственно на предприятии, где будет выполнять реальные курсовые и дипломные проекты, а затем осчастливит предприятие тем, что по окончании вуза придет к ним работать,  и т.д.).

6. Лишь после этого можно приступить к непосредственному  непрерывному процессу реформирования, т.е. заняться, собственно, менеджментом  реформы. Но об этом – в другой раз, если появится  интерес к предлагаемому алгоритму.

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Последние записи
Контакты
E-mail: blog@liga.net