Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов. Редакция ЛІГА.net может не разделять мнение авторов блогов.
17.10.2011 23:43

Обыск на предприятии: взгляд изнутри

Адвокат, управляющий партнер Jusguard Legal Services

В последнее время СМИ все чаще пестрят заголовками о проведении обыска на том или ином крупном предприятии. Тенденция -  угрожающая, особенно если учесть, что достоянием общественности становятся, как правило, обыски крупных и известных фирм, о более мелки

В последнее время СМИ все чаще пестрят заголовками о проведении обыска на том или ином крупном предприятии. Тенденция угрожающая, особенно если учесть, что достоянием общественности становятся, как правило, обыски крупных и известных фирм, о более мелких же, коих – большинство, в печати вспоминают намного реже.

Тематика обысков достаточно подробно освещена в спецлитературе, разработан даже алгоритм поведения руководителя и сотрудников предприятия в случае подобного «сюрприза». Я отнюдь не собираюсь в сотый или сто первый раз описывать, что делать в той или иной ситуации. Вместо этого попытаюсь обрисовать, как такое, безусловно, захватывающее (и в переносном, и в прямом смысле) мероприятие, как обыск, может происходить (и чаще всего происходит) на предприятии в реальной обстановке.

Практический аспект

Начнем с того, что предпосылки для обыска регламентированы статьей 177 УПК, а именно: достаточные основания полагать, что орудие преступления, вещи и ценности, добытые преступным путем, а также иные предметы и документы, которые имеют значение для установления истины в деле или обеспечения гражданского иска, находятся в определенном помещении или месте или у какого-либо лица.

Обыск проводится по мотивированному постановлению следователя с санкции прокурора или его заместителя, за исключением жилья или иного владения лица. Обыск жилья или другого владения физического лица, за исключением неотложных случаев, проводится исключительно на основании мотивированного постановления судьи.

Практика показывает, что на предприятиях обыски часто проводятся именно на основании постановлений, вынесенных судьями, а не следователями.

Оценка «достаточности» оснований для обыска весьма субъективна и зависит, в первую очередь, от того, кто принимает решение. Оценить эту «достаточность» не всегда представляется возможным по причине весьма обтекаемых формулировок постановления. Фраза «в матеріалах кримінальної справи наявні достатні матеріали, що вказують на необхідність проведення обшуку за вказаною адресою» в той или иной вариации часто является единственной мотивировкой для проведения данного следственного действия. Остальное – между строк.

Для сотрудников предприятия, которые в своей жизни сталкивались с правоохранителями минимально, обыск – настолько большой стресс, что немногие из них способны вспомнить инструктаж на тему «Как себя вести во время обыска» (хорошо, если он был).

При этом правоохранители активно пользуются своим правом ограничивать внешние контакты для лиц, находящихся в обыскиваемом помещении. Выражается это в запрете использовать телефон, компьютер, покидать помещение и т.п. Поэтому юрист или адвокат, если он не является сотрудником предприятия, вероятнее всего узнает обо всем происходящем постфактум.

Даже если предприятие не участвует в сомнительных операциях, а его менеджмент не замешан в тёмных историях, всё кристально чисто и честно (бывает и такое), особенно расслабляться не стоит. Есть немало примеров, когда к ничего не подозревающему директору фирмы «Х» вваливалась бригада бойцов во главе со следователем, предъявляла постановление о проведении обыска, из коего директор узнавал, что некто Вася Пупкин (о существовании которого директор даже не подозревал) обвиняется по такой-то статье УК. При этом у следствия есть достаточные основания (какие – догадайтесь сами) полагать, что на фирме «Х» хранятся документы, имеющие значения для уголовного дела. Добро пожаловать на фирму «Х»!

Перед обыском следователь должен предложить лицам, которые занимают помещение, выдать указанные в постановлении предметы или документы. Так гласит статья 183 УПК. И лишь в случае отказа выполнить это требование следователь проводит обыск в принудительном порядке. Однако на деле это – пустая формальность, поскольку какие именно документы или предметы интересуют следствие, сам следователь не всегда может внятно объяснить. При наличии соответствующего постановления обыск в принудительном порядке практически неизбежен.

Согласно статье 186 УПК во время обыска могут быть изъяты только предметы и документы, которые имеют значение для дела, а также ценности и имущество обвиняемого или подозреваемого с целью обеспечения гражданского иска или возможной конфискации имущества. Изымаются также предметы и документы, изъятые из оборота.

Увы, неоднократно приходилось фиксировать изъятие в буквальном смысле всего, что плохо лежит. Документы, не имеющие к уголовному делу никакого отношения, вывозились «на ура». На вполне резонные возражения реакция такова: «Там разберемся!»; «Мы считаем, что связь с уголовным делом может иметь место!».

Ещё несколько штрихов. Отрадно, например, узнать, что если содержимое всех шкафов вывернуто на пол, половина хозяйственной документации зашита в мешки, опечатана и вывезена в неизвестном направлении, а офис выглядит так, как будто по нему пронесся ураган, – это называется «поверхностный обыск». Потому как «неповерхностный» предполагает также сдирание обоев, вспарывание диванов, раскручивание сантехники… и так далее, на что фантазии хватит.

Если изымаемых документов очень много, они запросто описываются в протоколе папками и ящиками. Например: «Папка-скоросшиватель с надписью «Отчеты». И доказывай потом, какие там были отчеты, в каком количестве и за какой период (хотя иногда это же можно использовать против правоохранителей).

А что затем?

Действенных, результативных механизмов обжалования правомерности обыска, а также действий следователя во время проведения обыска, на сегодняшний день нет.

Постановление судьи о проведении обыска обжалованию не подлежит в принципе (ст. 177 УПК), будь оно хоть трижды необоснованным.

Статья 234 УПК предусматривает, что действия следователя могут быть обжалованы прокурору или в судебном порядке. Увы, жалобы прокурору по результативности сравнимы с попыткой разогнать тучи, стреляя по ним из рогатки. Даже если была допущена масса очевидных нарушений, прокуратура, как правило, ограничивается отпиской: «действия следователя не выходили за рамки его полномочий». Что касается обжалования в судебном порядке, то на него тоже особых надежд возлагать не стоит, поскольку жалобы на действия следователя рассматриваются судом первой инстанции при предварительном рассмотрении дела или при рассмотрении его по сути. Нужно ли говорить, что до суда дело может дойти очень не скоро? Или вообще не дойти. Цитата: «Як видно із матеріалів справи, постанова про порушення кримінальної справи… в рамках якої було проведено обшук… була скасована  і у порушенні кримінальної справи відмовлено. Діючими нормами КПК України не передбачена можливість самостійного оскарження таких дій,  тому що вони підлягають перевірці при попередньому розгляді справи або при її розгляді по суті, але оскільки провадження по кримінальній справі закрито, то немає і предмета оскарження в суді» (определение Верховного Суда Украины от 12.11.2009 г. №  5-2047км09).

Более того, сам факт рассмотрения судом первой инстанции на стадии досудебного следствия жалобы на действия следователя при проведении обыска расценивается вышестоящими судами как недопустимое вмешательство в процесс досудебного следствия.

Такая безнаказанность даёт прекрасную возможность для милицейско-прокурорского произвола. Обыски на сегодняшний день прочно закрепились во всевозможных рейдерских схемах, политических «заказах» и т.п.

Новый Уголовный процессуальный кодекс, если судить по проекту, ситуацию кардинально не изменит. А жаль...

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Последние записи
Контакты
E-mail: blog@liga.net