Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов. Редакция ЛІГА.net может не разделять мнение авторов блогов.
26.04.2018 15:32

От АТО к обороне: плюсы и минусы

Создатель и руководитель Международного проекта "Центр подготовки "PATRIOT"

Мы перестаем называть происходящее на Востоке Украины терроризмом, а начинаем бороться с незаконными вооруженными группировками в формате военной обороны.

В ближайшее время координация боевых действий на Донбассе перейдет от Службы безопасности Украины к Генеральному штабу Вооруженных сил Украины и так называемому командованию Объединенных сил. Президент Украины Петр Порошенко назвал это окончанием Антитеррористической операции, что по сути значит только лишь то, что мы перестаем называть происходящее на Востоке Украины терроризмом, а начинаем бороться с незаконными вооруженными группировками в формате военной обороны.  

Очевидно, что положение дел на Донбассе уже давным-давно перестало быть операцией по борьбе с террористическими группировками, а по факту уже несколько лет ведутся настоящие военные действия с участием всех видов и подразделений Вооруженных сил Украины. Другими словами, на бумаге одно, а в жизни все уже давно совсем по-другому. Когда по сути СБУ стало управлять армией, стало понятно, что необходимо полностью менять формат и подходы ведения обороны на Востоке Украины. Таким образом появился Закон Украины «О деоккупации и реинтеграции Донбасса», которым установлено, что АТО завершается, а Украина переходит к обеспечению обороны и национальной безопасности силами военных. И этот процесс теперь будут управляться не Службой безопасности Украины, в Объединенным оперативным штабом ВСУ. Какие же в этом плюсы и минусы? 

Понятность процесса и уменьшение бюрократии

До сегодняшнего дня все решения по АТО принимал штаб Антитеррористического центра СБУ, за деятельность которого, как и в целом за борьбу с терроризмом, отвечал первый заместитель главы Службы безопасности Украины. Как признаются в самой спецслужбе, они делали много того, чего не должны были бы делать. К примеру, в СБУ нет людей, которые бы могли командовать сухопутными войсками. А значит управляли ними в АТО фактически все равно военные, в частности, начальник Генерального штаба Виктор Муженко. Формально же приходилось все проводить через Антитеррористический штаб, который по сути просто выполнял роль стола, где происходил процесс принятия решений.   

Более того, для того, чтобы оформить нахождение в АТО многих подразделений, Службе безопасности приходилось или брать огромное количество людей себе в штат, либо прикомандировать их к себе. Таким образом, формальный штат СБУ был искусственно увеличен, людей приходилось вводить туда, выводить оттуда, переоформлять и так далее. С принятием нового закона вся эта лишняя бюрократия уйдет на нет, что гораздо упростит как процесс принятия решений, так и в целом управление происходящим на Донбассе. Помимо этого, усилится профессионализм командования, так как боевыми действиями будут командовать только профессиональные кадровые военнослужащие, без участия в этом невоенных руководителей спецслужб. 

Законность происходящего

В новом законе о реинтеграции Донбасса, наконец, белое признается белым, а черное – черным. Во-первых, теперь по закону мы имеем дело на Востоке Украины не с террористами или боевиками, а с оккупационными администрациями и войсками Российской Федерации. Это немного упрощает понимание и оформление процессов, а также признает за оказавшимися в заложниках у боевиков статус военнопленных, что также переводит ситуацию в совершенно другое, более оформленное с точки зрения права поле. 

Надо признать, что многое, что происходило в АТО, было вызвано необходимостью, но формально было либо незаконно, либо полузаконно. Конечно же, страна не была готова к военным действиям ни в военном смысле, ни в законодательном. Статус АТО не позволял многого в законодательном поле, чего требовала объективная ситуация и обстановка. Переход от АТО к обеспечению обороны снимет ряд важных вопросов легальности тех или иных процессов на Донбассе со стороны Украины, а также расширяет полномочия украинской армии. Как минимум благодаря тому, что в законе прописана норма о разрешении военным в мирное время вести боевые действия, избавит нас от множества правовых рисков, которые существовали до сегодняшнего дня.

Кроме того, новым законом регламентируется, что Украина не несет ответственности за действия оккупантов на ее территории Донецкой и Луганской областей, а потому остановится процесс подачи все большего количества исков против Украины, которых на сегодняшний день уже около трех тысяч. 

Тупик в переговорах

То, что в новом законе мы открыто и четко называем Россию агрессором, признаем ее присутствие на Донбассе и заявляем, что РФ управляет оккупантами, может быть для нас как плюсом, так и минусом. В международном поле мы становимся более четкими и понятными – отпадает вопрос о том, что мы требуем от мира признать Россию агрессором, а сами нигде это нормативно не закрепили. С другой же стороны этим мы явно разозлили и раздразнили Россию, что в принципе ее руководство и показало своими заявлениями. Очевидно, что русские продолжат не признавать своего присутствия на Востоке Украины, а официальные обвинения в свой адрес со стороны Украины станут преградой для продолжения каких-либо переговоров в рамках Минска или в каком-либо другом формате. А ведь извечную мудрость о том, что любая война заканчивается за столом переговорами, никто не отменял. 

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Последние записи
Контакты
E-mail: blog@liga.net