Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов. Редакция ЛІГА.net может не разделять мнение авторов блогов.
17.03.2016 18:43

Война на Донбассе: мифы и заблуждения-4

Это исследование является продолжением ранее опубликованных статей «Война на Донбассе: мифы и заблуждения», «Война на Донбассе: мифы и аблуждения-2» и «Война на Донбассе: мифы и заблуждения-3».

    Это исследование является продолжением ранее опубликованных статей «Война на Донбассе: мифы и заблуждения» http://blog.liga.net/user/eosychnyuk/article/16459.aspx,  «Война на Донбассе: мифы и аблуждения-2» http://blog.liga.net/user/eosychnyuk/article/18397.aspx и «Война на Донбассе: мифы и заблуждения-3» http://blog.liga.net/user/eosychnyuk/article/20015.aspx .
 
До сих пор в украинском обществе не утихают споры – почему мы без единого выстрела отдали и Крым, а позволили так легко захватить часть Донбасса? Что было бы, если бы в Крыму и на Донбассе захватчикам оказали надлежащее сопротивление?


    
Как известно, история не знает сослагательного наклонения, поэтому всерьез рассуждать на эти темы бессмысленно. Тем не менее существуют обстоятельства, во многом объясняющие ту ситуацию, которая сложилась у нас к весне 2014 г.
         
   Как   все мы знаем,  на протяжении 20 последних лет украинской государственности наше общество все глубже погрязало в коррпупции, а институты власти – деградировали, постепенно утрачивая способность выполнять свои прямые функции. Происходила отрицательная кадровая селекция, когда карьерный рост обеспечивался не личной энергией и инициативой, то есть умением выполнять поставленные задачи и принимать управленческие решения, а как раз наоборот – умением имитировать деятельность, и при этом никаких решений фактически не принимать. Такая модель поведения, дополненная искусством угадывать пожелания вышестоящего начальства и «втирать очки» проверяющим, позволяла демонстрировать иллюзорные успехи в работе, и одновременно нивелировала риски возможных поражений и провалов. Это касалось всех институтов власти, в том числе – армии и правоохранительных органов. И если милиция и СБУ, будучи вынужденными хотя бы по минимуму выполнять свои правоохранительные функции, еще были в относительно сохранном состоянии, то в армии дела было совсем плохи. Во-первых, в течение всей новейшей истории Украины нашей армии не приходилось участвовать в военных действиях (мизерный миротворческий контингент – не в счет), поэтому у нее не было, и не могло быть боевого опыта. Во-вторых, коррупция, имитация деятельности и повальное казнокрадство не обошли сторонй и ВСУ, в результате чего те офицеры, котрые получили профессиональную подготовку еще при СССР, вышли на пенсию, а молодое пополнение не столько постигало науку побеждать в военных училищах, сколько покупало оценки на экзаменах. В-третьих, престиж профессии военного у нас из года в год неуклонно падал, стремясь к абсолютному нулю  - и это можно легко объяснить: в глазах общества военный является просто дармоедом, если у страны даже нет вероятного противника. Поэтому совершенно неудивительно, что к весне 2014 г. мы имели не более 6 тыс. человек относительно боеспособного личного состава, бронетехнику без аккумуляторов, и солдат без бронежилетов.  Тем более не удивительно, что наши генералы были неспособны командовать войсками – отсутствие боевого опыта, помноженное на въвшуюся в плоть и кровь армейской бюрократии боязнь ответственности, дало как раз тот резальтат, который мы наблюдали под Иловайском. Поэтому наши военные неудачи в 2014 г. вызваны не столько «зрадой» и политической беспринципностью, в которой обвиняют Президента и его ближайшее окружение, а как раз элементарной неспособностью наших доморощенных Наполеонов отдавать приказы, не боясь нести за них ответственность.  Кстати, в этой же плоскости лежит подоплека правильного ответа на вопрос – могли ли ВСУ или НГУ обстреливать мирных жителей Донбасса?  Да, отдельные эпизоды исключать нельзя – как ошибка артиллериста, или эмоции отдельно взятого  лейтенанта, давшего «ответку» по своей личной инициативе, несмотря на официальный запрет командования. Но целенаправленные обстрелы населенных пунктов, как реализация указаний центральной власти, можно исключить полностью – генерал, не способный принять решение о штурме полупустого Луганска, боясь ответственности за возможные потери в несколько десятков человек личного состава, уж тем более не способен выполнить указание генерального штаба, за которое можно угодить в Гаагский трибунал.


    
И еще одна интересная тема: а что было бы, если бы Россия не аннексировала Крым, и не развязала войну на Донбассе? Как развивалась бы в дальнейшем история Украины?


    
Для правильного ответа на этот вопрос (опять же – с учетом того, что история не знает сослагательного наклонения) нужно правильно понять, почему все эти события произошли.


   
Причиной развязанной РФ «гибридной войны» является цивилизационный конфликт,  усугубленный боязнью кремлевских «стратегов» последствий Майдана-2 – а именно  создания успешной постсоветской страны, в которой победила революция. Что характерно – главный стратегический просчет Кремля заключался как раз в переоценке результатов этой революции. И здесь внесли свою посильную лепту «полезные дураки» в виде наших некоторых особо радикальных политических деятелей, наперебой предлагающих решить все назревшие проблемы одновременно – начиная от запрета русского языка, и заканчивая ликвидацией базы ЧФ России в Крыму чуть ли не на следующий день. Если бы тогда РФ заняла позицию миротворца, предложив свои услуги по примирению якобы враждующих сторон – пророссийских Юго-Востока и Крыма, с одной стороны, и остальной Украины – с другой,  то это было бы очень сильным политическим ходом, способным законсервировать ситуацию в отношениях Украины и РФ в таком виде, как она была, на многие годы вперед.


    
Ведь как теперь стало совершенно очевидным,  планы Кремля в отношении Украины в целом не  менялись еще со времен Ельцина, а по большому счету, и со времен Переяславской Рады –  это сохранение Украины в полной политической (и по возможности – экономической) зависимости от России. Причиной этого является сама суть существования Российской империи, которая, побыв некоторое время в формате СССР и став (в весьма усеченном виде) Российской Федерацией, так и осталась ментально империей – и причиной этого  являются архетипы россиян, а вовсе не амбиции конкретных лиц в российской власти. В течение 20 лет постсоветской истории Украины отношения двух государств сохранялось именно в таком формате – Украина в своей как внутренней, так и внешней политике была тотально зависима от РФ, и все попытки как-то эту зависимость ослабить пресекались на корню. Но в момент кульминации Майдана-2 в Кремле поняли, что Украина вырывается из имперской орбиты РФ, а этого допускать было нельзя, поскольку империю еще можно было себе представить без прибалтийских стран (которые для России «своими» никогда и не были), но без «братского» славянского народа с общей историей, религией и русским  языком  Российская империя невозможна по определению. Поэтому было принято решение – загнать Украину в имперское «стойло» силой. Причем воевать в открытую было категорически нельзя – и свой народ этого не понял бы, да и в отношениях с Западом сразу возникли бы большие проблемы. Было решено сделать это методом гибридной войны – чужими руками, с максимальным привлечением местного населения, без формального участия российских войск. На первом этапе реализации этого плана был аннексирован Крым. Это было сделано для проверки – как на подобное отреагирует украинская власть и общество. Причем политические риски были минимальными – во-первых, операцию по аннексии Крыма можно было свернуть на любом этапе, вплоть до принятия решения о присоединении Крыма Госдумой РФ, во-вторых, отсутствие жесткой реакции Запада на агрессию 2008 г. в отношении Грузии развязало Кремлю руки, в-третьих, войска РФ находились в Крыму на формально законном основании, и оккупация и без юридической аннексии могла бы состояться – примерно в таком же формате, как  сейчас на Донбассе. На этом этапе расчет Кремля оправдался  - аннексию Крыма «проглотили» как западные политики, так и украинское общество (почему – тема отдельного разговора). На втором этапе планировалась «Русская весна», то есть отторжение от Украины всего Левобережья (что одновременно давало возможность сухопутного сообщения с Крымом – именно здесь лежит ответ на вопрос, почему о необходимости «коридора» якобы никто заранее не подумал. Подумали – просто не сложилось).  Отторжение планировалось в точности по такой же технологии, как с Крымом – вначале захват административных зданий  с блокированием силовых структур, потом принятие решений местными органами власти о статусе соответствующих областей, потом   проведение «референдумов» для окончательной легализации сепаратизма. Собственно, харьковский «сходняк» в феврале 2014 г.  и был попыткой сделать это все еще до аннексии Крыма – но кое-что пошло не так (собравшиеся там местечковые «вожди» просто элементарно струсили, не захотев брать на себя ответственность).  При этом предполагалось, что местное население массово поддержит эти начинания, а киевская власть под давлением обстоятельств согласится на федерализацию Украины, с приданием левобережным областям «особого статуса» полностью подконтрольных РФ территорий. И доказательством этих намерений являются попытки именно в марте 2014 г. навязать эту схему тогдашнему руководству Украины – высокопоставленные российские политики этого требовали прямым текстом.


    
И вот здесь содержится чрезвычайно важный «момент истины» – та самая бифуркация в историческом развитии, определившая историю Украины на ближайшие десятилетия. Почему это все так и не сработало? Причина проста – такова была воля украинского народа. Это тот фактор, который никогда не принимали в расчет кремлевские «стратеги», воспринимающие народы как инертную безликую массу, руководимую «великими вождями», а исторические процессы – как удачные, или неудачные операции  спецслужб. Так вот, украинский народ (в том числе проживающий на территории Левобережья) оказался в массе своей не таким, как его себе представляли в Кремле – и это следовало понять еще во время обеих Майданов. Это в определенной мере касается и местных «князьков» - ни один орган местной власти не выступил открыто в поддержку сепаратистов, не рискнув пойти против воли народа.


  
Таким образом, спецоперация под кодовым названием «Русская весна» захлебнулась еще к апрелю 2014 г., после чего Кремль принял решение задействовать схему прямой оккупации территории – и как мы видим, эта тактика частично сработала. Но если еще год-полтора назад в обществе еще велись дискуссии на тему «самоопределения народа Донбасса», который желает идти своим, особенным путем в «русский мир», чему препятствуют укрофашисты, развязавшие на Донбассе гражданскую войну - то сейчас об этом стыдливо помалкивают даже ярые фанаты «Новороссии».  Увы, факты – упрямая вещь. В состав РФ эти территории почему-то не приглашают, наличие там российских техники, наемников и некоторого количества кадровых военных уже признается по умолчанию, а страшилки о распятых мальчиках, злобных «правосеках» и запрете русского языка выродились до уровня анекдотов. Так зачем все это, за что, как говорится, боролись? Ответ давно известен, но полезно будет его повторить еще раз: для кремлевских вождей отдельные районы Донецкой и Луганской области (ОРДЛО) и проживающие там люди сами по себе совершенно не интересны, а нужны лишь как средство «приручения» непокорной Украины.


  
Сейчас мы имеем оккупированный наемниками и войсками РФ анклав, который в то же время уже достаточно надежно отгорожен от остальной территории Украины оборонительными укреплениями – то есть дальнейшая прямая агрессия со стороны России если и возможна, то только в формате открытой войны.  Ни формально аннексировать эти территории, ни вести наступательную войну Кремлю невыгодно ни с какой стороны – это приведет к ужесточению западных санкций и одновременно к дальнейшей консолидации украинского общества, то есть задача по «приручению» Украины будет провалена окончательно. Но тогда возникает вопрос – почему РФ не возвращает Украине эти территории? Ведь продолжительная оккупация ОРДЛО России объективно невыгодна – сохраняются западные санкции, тратятся немалые средства на финансирование этого анклава, да и внутри России нарастает непонимание – зачем это нужно, кто и за что там воюет?  Есть мнение, что Путин боится «потерять лицо», поскольку отступление из Донбасса будет расценено россиянами  как военное поражение. Это не очень убедительный довод, поскольку у Путина есть много вариантов для  объяснения такого решения, и в любом из них российский электорат будет ему аплодировать стоя. Например, самое простое объяснение – великая Россия под руководством  не менее великого Путина выполнила свою историческую миссию, не дав свершиться геноциду русскоязычного населения Донбасса, и теперь, во имя мира и дружбы, под звук фанфар из Донбасса уходит, выполняя Минские соглашения. Так в чем же проблема?


     
Ответ лежит на поверхности. Россия не отказалась от идеи удержать Украину в вассальной зависимости, поэтому и сохраняет статус-кво, поскольку оккупированные территории Донбасса очень удобны, как плацдарм для дестабилизации ситуации в Украине. Эти территории, используя факторы экономического и политического давления, можно попытаться впихнуть в Украину на правах автономии,  с фактически подконтрольной РФ местной властью и вооруженными наемниками в виде «народной милиции», с правом вето на все политические решения центральной власти, но при этом с обязанностью центральной власти эти территории финансировать  - то есть достичь того же результата, который изначально планировался в марте 2014 г. А пока это не получается, то с этих территорий можно вести обстрелы, засылать диверсантов, даже планировать дальнейшие наступательные действия – ведь это все «гражданская война на территории Украины, а наших войск там нет». Эта тактика уже была неоднократно опробована в Приднестровье, Нагорном Карабахе, Абхазии и Южной Осетии. Вот что Кремлю уж точно не нужно – это «замороженный конфликт», при котором придется неопределенное время финансировать оккупированный анклав, при этом никак его не используя для давления на Украину.  Исходя из этого, Минские соглашения Кремлю выполнять невыгодно, и мир на Донбассе настанет только в двух случаях – или находящиеся там бандформирования будут ликвидированы военным путем, или они будут выведены по инициативе России.   Первый вариант пока невозможен – наша армия и Нацгвардия еще не имеют достаточных сил, чтобы противостоять российским войскам в наступательной операции.  А вот второй вариант вполне реален – Россия отдаст Донбасс на следующий день после того, как в Кремле будет принято решение о полной бесперспективности для РФ дальнейшего военно-политического давления на Украину. Такое решение может быть принято в нескольких ситуациях. Во-первых, если собственные экономические и политические издержки оккупации Донбасса станут настолько значительными, что поставят под угрозу стабильность ситуации в самой РФ. Это, в свою очередь, зависит от сочетания многих факторов – цены на нефть, постоянства и уровня западных санкций,  а также  размера затрат на поддержку маргинальных режимов в Украине и на Ближнем Востоке. Во-вторых, если дальнейшее развитие экономической и политической ситуация в Украине продемонстрируют со всей очевидностью, что европейский выбор (и соответственно – уход из сферы влияния Кремля)  в Украине стал действительно необратимым, без каких-либо шансов на реванш для  пророссийского вектора развития. И если первый вариант от Украины почти никак не зависит, то второй – как раз зависит, целиком и полностью. Уже стало аксиомой, что только проведение быстрых и радикальных реформ позволит Украине выйти из экономической стагнации, начать строительство эффективной экономики, а также создать такие Вооруженные Силы, которые будут способны не только противостоять российской агрессии, но и выбить оккупантов из Донбасса и Крыма.


    
И вот здесь стоит поговорить о реформах – почему мы их пока не видим, и от кого зависит их успешность.


  
Вначале давайте наконец определимся – чего мы хотим, за что боролись и боремся? Если за цивилизационный выбор, и сущностью конфликта с Россией является наше сближение с Европой  - то нужно наконец твердо усвоить некоторые постулаты, принятые  в Европах с Америками. Во-первых, жить надо не по неписаным обычаям и своей личной, понятной только самому себе «справедливости», а по писаным правилам, одинаковым для всех – от дворника до Президента. Это называется - правовое государство, причем с независимыми и неподкупными судами, без которых верховенство права обеспечить невозможно. Во-вторых, власть должна служить обществу и им наниматься на работу по управлению государством, а не исполнять функции «главных начальников» и «великих вождей», считая собственный народ своими холопами.  Это означает, в том числе, что коррупция как система общественных отношений не должна иметь места в первую очередь в умах людей, как допустимое, а то и страстно желаемое (для себя, любимого, если я вдруг стану начальником) явление. В-третьих, нужно наконец осознать, что за государство отвечает каждый из нас (а не только правительство и Президент), и отвечает круглосуточно и пожизненно – а не только во время выборов. Это означает, что власть должна быть на постоянном контроле у народа, а начальников и вождей общество должно держать за горло мертвой хваткой – чтобы они добросовестно выполняли свою работу, не воровали, и по щелчку пальцами отвечали на все неудобные вопросы в свой адрес.  И это все – только программа-минимум, и выполнять ее нужно нам всем. А что мы сейчас фактически имеем? Постоянные вопли на тему «кругомзрада» и «всьопропало», а также обильное поливание грязью всех и вся – от полицейского, который выстрелил не туда, куда нам всем хотелось бы, до Президента страны. А почему, собственно? Да, наша власть далеко не идеальна, мягко говоря.  Но давайте кое-что вспомним, и  задумаемся над некоторыми не очевидными вещами – это иногда бывает полезно.


     
Итак, у нас есть всеми нелюбимый Гарант, обидные прозвища которого даже не будем перечислять – по причине их многочисленности. Но если подойти объективно, то по формальным признакам «соответствия занимаемой должности», то есть совокупности профессиональных познаний, политического опыта и волевых качеств он все-таки лучший из всех прежних Президентов. И его избрали на честных выборах в первом туре, если кто забыл. Если проанализировать имеющиеся претензии к Порошенко, то они будут касаться в основном выполнению (или невыполнению) им тех властных функций, к которым он по Конституции не имеет или вообще никакого, или прямого отношения. Например, какое отношение Президент имеет к расследованию уголовных дел? К результатам голосования в парламенте? К экономическим проблемам? Давайте уже определяться – если мы строим правовое государство, то за уголовные дела нужно спрашивать с Генерального прокурора, за результаты голосования в Верховной Раде – персонально с каждого депутата, а за экономику ответственность делят между собой министры и парламент, блокирующий принятие реформаторских законов. У нас ведь уже не президентская республика, не так ли? А если же у нас кто-то, по какой-то своей личной причине, желает угодить Президенту и выполняет его пожелания, не будучи это обязан делать по закону – так с кого за это спрос?


    
Аналогичная ситуация с премьером – от потока обвинений (обоснованных, и не очень) на нем негде уже клейма ставить. Но ведь по формальным признакам Яценюк уж точно не хуже своих «папередников», так почему его обвиняют чуть ли не в убийстве Кеннеди? Ведь по закону его личные полномочия – это в основном представительские функции, а все решения принимает КМУ, как коллегиальный орган.  И вся ли  вина в том, что парламент не принимает нужных законов, а часть министров профессионально некомпетентны, лежит исключительно лично на Яценюке? А если он действительно не годится в премьеры, то где решение парламента о его отставке?  


    
Если обобщить все сказанное – то получается вот какая картина. Основные властные полномочия в Украине имеет Верховная Рада, в компетенцию которой входит, в том числе, назначение и отставка премьера, министров, главы НБУ и Генерального прокурора. Часть этих полномочий осуществляется с участием Президента и премьера – но без ВРУ сами они ничего сделать не могут, то есть в основном экономическая и политическая жизнь Украины определяется решениями, принимаемыми парламентским большинством. Так почему же мы в течение этих двух лет вместо проведения реальных реформ наблюдаем топтание на месте, бесконечные дрязги и интриги с участием депутатов, и не только их? Причина проста – опять же, отсутствие реального спроса на реформы со стороны основной массы населения. Для сравнения - давайте вспомним события двухлетней давности, когда в феврале – марте 2014 г. депутаты (включая регионалов) в едином порыве, в течение часов, а иногда - минут принимали важные для страны решения, не раздражая нас своими разногласиями и волокитой. А причина проста – давление общества на власть, которое в тот момент было необычайно сильным. Наши «слуги народа» просто испытывали страх умереть, не поужинав – в случае безответственного поведения. Стало быть, от свойств конкретных личностей таки не все зависит? Значит, можно заставить эффективно работать кого угодно, если на то есть воля народа?


     
Поэтому можно бесконечно менять Порошенко на Тимошенко, Яценюка на Яресько, а Ляшко на Тягнибока – но это кардинально ничего не изменит, пока общество не заставит эффективно работать ту власть, которая уже есть сейчас.  Давайте наконец скажем сами себе: мы сами еще не готовы к реформам в той мере, в которой эту готовность требуем от представителей власти. И это вполне естественно – не могут 40 миллионов людей в одночасье стать другими. Это – длительный процесс, занимающий иногда десятилетия. Да, у нас нет столько времени – именно поэтому мы меняемся значительно быстрее.  Украинский народ сейчас, и всего три года назад – это два уже очень разных народа. Поэтому пессимистам и «всепропальщикам» не стоит издавать трагические стоны по поводу того, что идеалы Майдана преданы, страна катится в пропасть, а Порошенко примеряет на себя диктаторские полномочия Януковича. Два года назад, на Майдане произошло очень важное изменение в обществе – в глазах народа власть окончательно потеряла свою сакральность. И уже никто не воспринимает того же Президента как своего самого главного начальника, а себя – как его холопа по умолчанию. Сама же власть навсегда получила прививку от диктатуры – теперь уже нашим «вождям» приходится отвечать на все наши неудобные вопросы, и «вожди» это уже воспринимают как должное. Короны окончательно упали с царственных голов, и валяются в пыли под ногами – и мы сейчас смотрим на наших бывших «царей»   как на слесаря в автосервисе, который меняет нам колесо на автомобиле. И вот здесь нам всем нужно уяснить очень важный момент: именно в этом и состоит первый, пока  - промежуточный, но реальный результат нашей Революции достоинства. Именно в этом был общественный запрос – и Майдан его выполнил. Все остальное – пока только в проекте, и отсутствие быстрых результатов реформ   из категории завышенных ожиданий. Мы должны научиться строго спрашивать с наших «слесарей», заставляя их добросовестно выполнять свою работу, а не постоянно менять одного на другого, при этом отпуская предыдущего горе-руководителя доживать остаток жизни в Австрии с карманами, туго набитыми украденными у нас деньгами.  Состояние украинского общества пока не позволяет провести быстрые и эффективные реформы одновременно по всем направлениям. Вместе с тем, определенные положительные изменения все же происходят – просто они не очень заметны на фоне высокой турбулентности всей нашей жизни. Да, у нас впереди достаточно длинный и нелегкий путь, но мы видим свет в конце тоннеля.  Нужно наконец избавиться от завышенных ожиданий, от подросткового комплекса неполноценности, от желания обвинить других в наших собственных недостатках. Это не означает, что власть у нас идеальная, не подлежит никакой критике и должна быть несменяемой – но нужно уметь находить разумные пути решения кадровых вопросов:  кого-то поддержать  в проведении реформ, кого-то заставить работать на занимаемом месте, ну а безнадежных – изгонять немедленно и безоговорочно, в необходимых случаях – вплоть до привлечения к уголовной ответственности. В любом случае, исторический вектор развития украинского общества уже направлен от «ордынского» государственного устройства к построению подлинно демократического общества, и этот процесс является бесповоротным – бифуркация была пройдена 2 года назад.


    
И напоследок – об ответе на вопрос: когда все же будет освобожден от оккупации Донбасс? За почти два года АТО на этот счет было высказано множество прогнозов – от нескольких часов, которые должна продолжаться АТО,  до десятилетий или «никогда». Где же здесь правда?


    
В современную эпоху, по причине бурного развития технологий, и главное – кардинального ускорения обмена информацией, все процессы в социуме (и экономические, и политические) протекают намного более быстрыми темпами, чем еще 20 лет назад. Поэтому сейчас делать точные прогнозы политического характера более чем на 1-1,5 года  просто легкомысленно. Достаточно вспомнить, как для всех стала полной неожиданностью «арабская весна», или как в одночасье рухнул СССР, еще за год до этого не подавая явных признаков к тому. Здесь – аналогичная ситуация. Многие утверждают, что в ОРДЛО «жизнь налаживается», а совсем скоро, буквально уже на следующей неделе, «молодые республики» эту жизнь наладят окончательно, затмив своими успехами унылое укрофашистское прозябание. Но давайте тогда разберемся, о каких именно «успехах» может идти речь. Как известно, на территориях ОРДЛО проживает в основном городское население, причем эти города, как правило, всегда существовали благодаря градообразующим предприятиям – шахтам,  металлургическим и химическим заводам. И все те из них, которые еще функционируют, к экономике ОРДЛО никакого отношения не имеют, поскольку перерегистрированы на подконтрольной Украине территории и платят налоги в бюджет Украины. Все попытки переподчинить эти предприятия «властям» ОРДЛО заведомо будут обречены на провал – продукция шахт и заводов в основном востребована вне ОРДЛО, но никто не будет вступать в легальные хозяйственные отношения с бандформированиями. Для того, чтобы развивать какие-то другие виды бизнеса (рассчитанные на  потребителей внутри ОРДЛО), необходимы, как минимум, инвестиции. Но ни один вменяемый инвестор не будет вкладывать «длинные» деньги на территории, которая контролируется никем не признанными квазигосударственными образованиями, и на которой к тому же ведутся военные действия. Краткосрочные спекулятивные сделки полукриминального (а иногда – и чисто криминального) характера – это сколько угодно, что мы сейчас там и видим. Контрабанда, торговля краденым, наркотрафик – вот и весь «бизнес» в ОРДЛО, но какое отношение к этому может иметь большинство проживающего там населения? Поэтому на сегодня почти все финансирование этих территорий ведется за счет РФ,  без каких-либо перспектив хотя бы минимальной самоокупаемости. То есть доля дотаций в общем ВВП этих территорий до оккупации – это просто экономический расцвет в сравнении с тем, что получается там сейчас. И теперь проживающим там немногочисленным сторонникам «русского мира» можно задать несколько неудобных вопросов: чего же вы достигли, что на что променяли?  Согласны ли вы жить и дальше без банков, свободного вьезда и выезда со своей «малой родины»,  без законности и правопорядка, в качестве заложников у бандформирований? И главное – нравится ли вам быть в полной экономической и политической зависимости от РФ, годами жить «в подвешенном состоянии», как говорят? Российские власти ведь никому ничего в ОРДЛО не должны, и формально никакой ответственности ни за судьбу этих территорий, ни за проживающих там людей не несут. Никто не собирался, и не будет присоединять ОРДЛО к РФ так, как это было сделано с Крымом – в этом просто нет для Кремля ни малейшей необходимости. И если в РФ будет принято волевое решение «мы уходим», то финансирование ОРДЛО будет прекращено через 15 минут, и «молодые республики» тут же превратятся в воспоминание.


    
Точно так же являются совершенно беспредметными разговоры на тему «эти территории никогда не вернутся в Украину», поскольку территория – это только участок, обозначенный на географической карте, который не может «уходить» или «возвращаться», а может находиться под чьим-то властным контролем. Само же население, которое там сейчас проживает, на 90% состоит из людей, для которых кто поп – тот и батька, кто сытнее кормит – тот и лучшая власть, независимо от цветов государственного флага. Вывод прост:  люди, согласные безропотно терпеть над собой власть бандформирований - не нуждаются в проукраинской пропаганде, поскольку понимают только язык кнута и пряника. Почти все, кто способен на осознанный политический выбор, оттуда уже уехали. Поэтому нет смысла в дискуссиях на тему переубеждения проживающих там сейчас людей, создания для них положительного примера остальной Украины, каких-то особых условий для интеграции ОРДЛО – это все только будет напоминать слоган «Донбасс никто не слышит». Как оказалось – слышать было некого, поскольку никто ничего на самом деле и не говорил.


    
Теперь, для лучшего понимания – немного подробнее об этих самых ДНР\ЛНР.  Нужно отдавать себе отчет, что в ОРДЛО существуют  даже не «непризнанные республики», а их муляжи, называемые квазигосударствами. Ведь как можно считать государством то, что финансируется и управляется исключительно усилиями другой страны, и это «государство» может прекратить свое существование в течение одного дня, если только в РФ этого пожелают? Как можно считать Плотницкого и Захарченко кем-то избранными руководителями, если они лишь марионетки, полностью подконтрольные кукловодам из Кремля? И как можно считать законной властью обычное бандформирование, захватившее часть территории суверенной страны, а проживающих на ней людей фактически взявшее в заложники? Кстати, о терминах. Совершенно непонятно, почему вооруженных лиц на территории ОРДЛО  называют «ополченцы». Наиболее устоявшаяся формулировка понятия «ополчение» - это военное формирование, создаваемое на добровольных началах в помощь действующей армии, для защиты от внешних врагов. Мы же имеем дело с гражданами Украины и других государств (в основном – РФ), которые за деньги, и с использованием оружия РФ воюют с армией и Нацгвардией Украины, причем – на ее же территории. Где же тут признаки ополчения? Это – обычные наемничество (с точки зрения уголовного права РФ) и бандитизм (с точки зрения уголовного права  Украины). А вот кто действительно имеет моральное право называться ополченцами – так это участники добровольческих батальонов «Донбасс», «Айдар» и им подобных (на начальном этапе их пути – до тех пор, пока батальоны не стали подразделениями ВСУ и НГУ).  Тогда зачем в ОРДЛО семимильными шагами создаются все более убедительные «муляжи» государственности – принимаются так называемые «законы» по всем возможным направлениям, создаются «органы власти», разнообразные «общественные движения» вплоть до пионерских организиций для детей? Это создает впечатление стабильности, развития, перспектив – смотрите, мы всерьез и надолго, Россия нас не бросает! Ответ на это вопрос прост: имитация развития и перспектив ДНР\ЛНР нужна, в первую очередь, для поддержания боеспособности бандформирований – ведь эти ребята вполне готовы  служить в «ополчении» за приличное жалование, но не горят желанием бесплатно отдавать свои жизни за «идеалы Новороссии». И при малейшем признаке «слива» они разбегутся в разные стороны, что позволит нам взять под контроль ОРДЛО без каких-либо политических уступок РФ с нашей стороны. Немаловажно это и для поддержания лояльности местного населения, поскольку массовый выезд, или протесты заложников не входят в планы тех, кто их захватил. К тому же, имеющее место в последние месяцы массовое привлечение населения ОРДЛО к работе в «органах власти» и участию в различных «общественных движениях» оккупантов является важным фактором создания большой прослойки коллаборантов (зачастую – поневоле) среди населения, что рассматривается Кремлем как «пятая коллона» для ведения подрывной деятельности в Украине, если ОРДЛО придется все же вернуть на наших условиях. Если же все-таки удастся добиться от Украины интеграции ОРДЛО на условиях «особого статуса» - то все эти «органы власти» будут внедрены в наше политическое и юридическое поле, что называется, под ключ – в сиде готовых структур, уже укомплектованных угодными Кремлю кадрами.


    
Что же практически из этого всего следует?

  
Вывод первый. Создание квазигосударств будет продолжаться и дальше, поддерживая иллюзию того, что «жизнь налаживается» и «Россия нас не бросает». Иначе им - никак нельзя.


   
Вывод второй.  Украинское общество никогда не согласится на интеграцию подконтрольных РФ квазигосударств в состав нашей страны. А это значит, что на это никогда не пойдет и наша власть.


   
Вывод третий.  Украина никогда не откажется от своей территории и своих граждан. А это значит, что ОРДЛО рано или поздно будут возвращены – или силовым путем, или РФ их отдаст добровольно. Но не раньше, чем созреют благоприятные для Украины условия.


 
Вывод четвертый. В силу высокой турбулентности экономической и политической обстановки в современном мире, эти условия могут созреть и через 5 месяцев, и через 5 лет. Причем точную дату не сможет предсказать никто – даже сами кремлевские вожди, которые все это затеяли.


   
Вывод пятый. После принятия решения о возвращении ОРДЛО под контроль украинской власти финансирование РФ этих территорий будет моментально прекращено. Лица, представляющие определенный интерес  для Кремля (их может быть несколько сотен), будет эвакуированы, или (если это – потенциальные свидетели в международных судах) ликвидированы. А все остальные - бывшие террористы и их пособники - будут предоставлены сами себе  – власти РФ всегда были традиционно равнодушны к судьбам конкретных людей. 
 
    
Подведем итоги. К сожалению, война (в той, или иной форме) между РФ и Украиной была неизбежна. Аннексировав Крым и захватив часть Донбасса, Россия мгновенно стала открытым врагом для подавляющего большинства украинцев, сделав их геополитический выбор однозначным и неотвратимым, и консолидировав украинское общество. Если бы в Кремле не развязали открытую войну, то  «гибридная дружба»  с РФ могла бы тянуться долгие годы. Русскоязычные регионы Украины продолжали бы избирать во власть пророссийских коллаборантов, а реформы и путь в Европу шли бы еще медленнее, чем сейчас. Поэтому – наберемся терпения, у нас еще долгий и трудный путь.
 
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Последние записи
Контакты
E-mail: blog@liga.net