Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов. Редакция ЛІГА.net может не разделять мнение авторов блогов.
12.06.2020 16:20

Защита изобличителей коррупции тает на глазах

Керуючий партнер Адвокатського бюро "Радзієвський та партнери"

Почему новая инициатива депутатов ослабит желание ответственных граждан рассказывать о злоупотреблениях

В октябре 2019 года парламент принял знаменитый «закон о 10% за коррупционера», которым предусматривалось не только вознаграждение для изобличителей коррупции, но и целый ряд мер по их защите, а также создание инфраструктуры информирования правоохранительных органов. На практике документ так и не заработал. Более того, появляются инициативы, которые будут еще меньше мотивировать ответственных и активных граждан «сдавать» нечистых на руку чиновников и начальников.

В начале мая в парламенте был зарегистрирован законопроект, которым предлагается несколько изменить подходы к работе с изобличителями коррупции. Формально документ должен решить несколько важных проблем, которые проявились после принятия предыдущей редакции «закона о 10%».

Дорого и долго

Первая проблемазаложенный в законе механизм информирования о коррупции оказался слишком затратным и громоздким. В частности, предполагалось, что каждый орган исполнительной власти, его региональное подразделение и государственное предприятие обязаны будут создать собственный канал анонимного информирования, через который изобличители могли бы рассказывать о фактах коррупции. Цена такого программного комплекса - от 2 до 5 млн грн. за систему для каждого конкретного органа. По самым скромным оценкам, только на его создание ушло бы несколько сот миллионов гривень.

Решение, которое предлагают авторы законопроекта 3450 – создание Единого портала сообщений о коррупционных преступлениях под управлением Нацагентства по предотвращению коррупции, в котором будет содержаться, среди прочего, и информация об изобличителях коррупции. При этом получателями информации будут уже не сами органы власти или предприятия, а Нацполиция, прокуратура, ГБР, НАБУ, НАПК.

Идея здравая, если бы не несколько «но».

Во-первых, есть риск единовременной «утечки» конфиденциальной информации об изобличителях заинтересованным лицам. При чем не только по конкретному делу, предприятию или чиновнику, а в виде списка «слишком активных граждан». Последние скандалы вокруг «слива» баз данных информации об украинцах оставляют все меньше доверия к государственным хранилищам столь чувствительной информации.

Во-вторых, поскольку создается единый портал для обращений, полностью выпадает такой элемент предварительного контроля за злоупотреблениями, как внутренние расследования. То есть если сегодняшняя редакция предполагает, что мелкие правонарушения будут выявляться и пресекаться внутри организации, то теперь все жалобы будут сыпаться прямиком на правоохранителей. Что неизбежно приведет к «естественному отбору» «самых важных» по субъективному мнению уполномоченного лица.

В-третьих, механизм рассмотрения заявлений через реестр расписан настолько запутанно, что «похоронить» такую информацию становится гораздо проще. При этом пункт об обязательной анонимности каналов для передачи сообщений исчезает, что вообще ставит под сомнение способность как-либо скрыть личность изобличителя.

НАПК уходит из судов

Вторая проблема, с которой должна столкнуться система защиты изобличителей – невозможность обеспечить безопасность и представление их интересов в суде на должном уровне. Действующий закон предполагает, что на стороне изобличителя должно выступать Нацагентство по противодействию коррупции, оно же должно и гарантировать соблюдение всех прав и предоставлять юридическую помощь изобличителю. То есть если после сообщения о коррупции работодатель применил к изобличителю негативные меры воздействия и изобличитель обжаловал их в судебном порядке, НАПК должно было вступать в такие процессы в качестве третьего лица на стороне истца. Или же даже самостоятельно подавать иски в суд в интересах изобличителя.

В законопроекте 3450 предлагается забрать у НАПК такие полномочия, поскольку его персонала недостаточно, чтобы покрыть все дела с участием изобличителей, а наличие функции контроля за соблюдением законодательства в этой сфере может привести к конфликту интересов, когда контролер будет участвовать в процессе против контролируемого (изобличаемого коррупционера). Чтобы изобличители не оставались без защиты, их дела предлагается передать в систему безоплатной правовой помощи (БПП), которая подчиняется Министерству юстиции. 

Без какой-либо предвзятости к адвокатам, которые работают в системе БПП, стоит все-таки усомниться в том, тот ли это уровень защиты, которого требуют изобличители коррупции, объемы которой могут достигать миллиардов гривень. В системе БПП есть квалифицированные адвокаты, но и немало и равнодушные к клиенту и его проблемам – ведь деньги они получают не от него, а от государства.

Кроме того, вступление НАПК в качестве третьей стороны в судебный процесс положительно сказывается на позициях стороны, которую оно поддерживает. Сам факт присутствия представителя НАПК дает основания полагать, что возможные злоупотребления будут исключены. Присутствие же адвоката из БПП, конечно же, такого эффекта не даст.

Защитить изобличителей не получится

К этой проблеме нужно добавить и фактически нерабочие положения о физической защите изобличителей.

Формально закон «О противодействии коррупции» предусматривает, что при наличии угроз в связи с осуществленным уведомлением о коррупционном преступлении к изобличителю могут быть приняты меры, предусмотренные Законом «Об обеспечении безопасности лиц, принимающих участие в уголовном судопроизводстве». Эти нормы существуют с 1993 года и представляют собой украинский аналог американской системы защиты свидетелей. Среди предусмотренных мер безопасности – личная охрана, охрана жилища и имущества, выдача специальных средств индивидуальной защиты и оповещения об опасности; использование технических средств контроля и прослушивания телефонных и иных переговоров, визуальное наблюдение; замена документов и изменение внешности; изменение места работы или учебы; переселение на другое место жительства; помещения в дошкольное воспитательное учреждение или учреждения органов социальной защиты населения; обеспечение конфиденциальности сведений о лице, закрытое судебное рассмотрение.

Только вот беда, на практике этот широкий арсенал мер безопасности применяется далеко не так часто, как этого бы хотелось. Основная причина – это очень дорогое удовольствие. В результате следователи и прокуроры регулярно отклоняют прошения подлежащих защите свидетелей и других участников процессов о предоставлении такой защиты. В открытом судебном реестре можно найти немало судебных решений, которые обязывают правоохранителей осуществлять охрану фигурантов уголовных дел. Можно только представить эффективность этой защиты – когда «телохранителей» обязывают выполнять их работу по суду.

Совокупность всех этих факторов и появление таких инициатив по фактическому сужению прав изобличителей может иметь несколько объяснений. Во-первых, антикоррупционные активисты и законотворцы могли прийти к выводу, что создание полного аналога западной системы защиты борцов с коррупцией в Украине невозможно с экономической точки зрения. И поэтому решили постепенно «сбавлять градус» связанных с этим красивых популистских предложений. Во-вторых, о слишком рьяной борьбе изобличителей за свои права могли обеспокоиться и сами коррупционеры, которые под видом «правильных» изменений пытаются заранее «умерить пыл» активистов и сделать процесс «сдачи» хотя бы немного контролируемым.

В любом случае, сигнал не слишком приятный как для тех, кто собирался заработать свои «законные 10%» за коррупционера, так и для системы противодействия коррупции в целом.

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Последние записи
Контакты
E-mail: blog@liga.net