Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов. Редакция ЛІГА.net может не разделять мнение авторов блогов.

Приходилось ли вам получать телефонограмму? А отправлять? Думаю, большинство читателей скорее задумаются над значением слова «телефонограмма», чем об опыте ее получения или отправки.

Приходилось ли вам получать телефонограмму? А отправлять? Думаю, большинство читателей скорее задумаются над значением слова «телефонограмма», чем об опыте ее получения или отправки. Живем в ХХІ веке, а что такое телефонограмма не знаем! Лично для меня это слово скорее ассоциируется со Смольным, когда Ленин крутил ручку телефонного аппарата и телефонистка связывала его с нужным абонентом, или с советскими временами, когда телефон был один на всё село – только в сельсовете.

Значение слова «телефонограмма» нахожу в Большой Советской Энциклопедии: «служебное сообщение, предназначенное для передачи или переданное по телефону. Телефонограмма может содержать приказ, распоряжение, просьбу, извещение и т. д. Принятая и записанная телефонограмма считается документом» – определение под стать советской эпохе.

Я тоже не знал, что такое телефонограмма, никогда их не получал и не отправлял, пока из суда не пришло определение об отказе в удовлетворении моей жалобы на бездействие следователя. В этом определении судья Подольского районного суда г. Киева Богинкевич С. Н . пишет, что я в судебное заседание не прибыл, хотя судом предпринимались необходимые меры путем осуществления телефонограмм по номеру телефона, обозначенному мною в жалобе. Дальше – еще интересней. Оказывается, судья Богинкевич «осуществляла телефонограммы» и по другому номеру, который я не написал в жалобе, но который указан на моём сайте. В кои это веки судья гуглил бы адвоката?! Хотел бы, чтобы все судьи так настойчиво пытались разыскать заявителей. Это  определение по данному делу, к сожалению, в госреестре судебных решений не нашел, поэтому ссылку сделать не могу.

Я – за защиту природы. Незачем переводить бумагу на повестки и конверты. Но я против обмана. Считаю, что если нужно сообщить о дате рассмотрения дела в суде, то достаточно позвонить и сказать об этом. Кстати, так было в этом деле в апелляционной инстанции. Помощник судьи позвонил и сообщил мне дату и время слушания. Дозвонился с третьего раза – я был в суде, ответить сразу не мог.

Признаюсь, не удивлен, что о моих аргументах, изложенных в жалобе, судья Богинкевич даже не упоминает. Не хочу говорить, что такие действия судьи оставляют возможность другим судьям подобным образом «осуществлять телефонограммы» и не вызывать неугодных участников процесса, а принимать «нужные» решение в спокойной обстановке. Мне проблема видится по-иному: новый Уголовный процессуальный кодекс Украины хотя и позволяет обжаловать в суде бездействие следователя, но не позволяет подать апелляционную жалобу на определение суда, вынесенное по результатам рассмотрения этой жалобы.

«Пробую» новый УПК по-разному. Хотя согласно статье 307 УПК и нельзя обжаловать определение следственного судьи, но оставить без внимания «осуществление телефонограмм» просто не мог. Обжаловал в апелляционный суд только в части нарушения процессуальных норм о ненадлежащем уведомлении о времени рассмотрения жалобы, просил отменить определение и направить дело на новое рассмотрение. В заседании изложил свою позицию: новый УПК не предусматривает такое понятие как «телефонограмма», в деле отсутствуют надлежащие доказательства моего уведомления, например, повестка, как то предусмотрено УПК (статьи 111, 112, 135, 136). Коллегия судей меня выслушала молча. Потом прокурор сказал, что поскольку суд предпринимал надлежащие меры об уведомлении, то жалобу правильно рассмотрено без моего присутствия. Один из членов коллегии задал ему наводящий вопрос:

– А можно ли обжаловать такое определение?

В ответ молчание.

– Посмотрите резолютивную часть определения, – последовал судейский совет.

– Да, тут написано, что нельзя обжаловать…

– А какой это нормой предусмотрено?

Молчание прокурора, поиски в тексте определения и погодя ответ:

– Сейчас не могу сказать.

Коллегия удалилась в совещательную комнату и, выйдя, огласила уже напечатанное определение об отказе в открытии апелляционного производства, поскольку часть 3 статьи 307 УПК этого не предусматривает.

Если в апелляционном суде такой уровень состязательности сторон считать нормальным, что тогда говорить о районом суде, да еще и рассмотрении жалобы без моего участия. Стоит ли удивляться определению, вынесенному судьей Богинкевич? А что говорить о состязательности сторон в местных районных судах в областях, где судьи и прокуроры работают в одном здании? А сколько лет борьбы понадобилось для принятия Конституционным Судом Украины решения о неконституционности положений УПК 1960 года о невозможности обжалования во время досудебного следствия постановления следователя о возбуждении уголовного дела? Много…

Это дело мне напомнило участие в другом процессе по обжалованию постановления следователя о наложении ареста на недвижимое имущество юрлица, которое рассматривалось в суде первой инстанции несколько раз. Судьи всё норовили оставить жалобу без рассмотрения, так как УПК 1960 года якобы не предусматривал возможности обжалования такого постановления во время досудебного следствия. Апелляционный суд каждый раз отменял такие решения и направлял на новое рассмотрение: Конституция даёт право! Об обстоятельствах этого дела я писал в статье «О геометрии в суде» http://blog.liga.net/user/ystetsenko/article/10662.aspx

Так что свой опыт получения телефонограммы и отказ в обжаловании определения следственного судьиотношу к той критической массе, которая должна накопиться, дабы такое положение вещей изменилось.

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Последние записи
Контакты
E-mail: blog@liga.net