Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов. Редакция ЛІГА.net может не разделять мнение авторов блогов.
21.04.2012 07:24

Проблемы технологического преобразования экономики

Профессор Украинского государственного химико-технологического университета

Особенностью нынешнего кризиса стало то, что, пожалуй впервые, он является глобальным, происходящим одновременно во всех сферах жизни страны. Поэтому выход из него является особенно непростым и, видимо, нескорым. В то же время, любой, даже самый разрушител

Сегодня 21  апреля в 18-00  Областным телевидением Днепропетровска (51 телеканал,  есть в Интернете) будет показана часовая передача, посвященная проблемам технологического преобразования экономики.  В передаче, кроме меня, участвует  мой бывший аспирант, к.т.н.,  доцент, успешный бизнесмен  Вадим Яриз. Ниже  приведено краткое содержание передачи.

В чем основная идея технологического преобразования экономики? Перейти от   коммерции к венчурному и технологическому бизнесу на базе проектного менеджмента?   

Особенностью нынешнего кризиса стало то, что, пожалуй впервые, он является глобальным, происходящим одновременно во всех сферах жизни страны. Поэтому выход из него является особенно непростым и, видимо, нескорым. В то же время, любой, даже самый разрушительный кризис, тем более глобальный, несет в себе созидательное начало. После него возврат к периоду стагнации невозможен. Должны появиться какие-то качественно новые решения, произойти революционное обновление кризисной сферы. Кризис должен  стать стимулом, побудителем развития  производства. Основное направление выхода страны из кризиса  -  переход  на инновационный путь развития, или, как сейчас стало модным  говорить, на  рельсы технологического  преобразования экономики. 

Сейчас выбран курс на развитие олигархического  крупного бизнеса. Путь явно не самый успешный (медленный,  малоэффективный с точки зрения возможности увеличения количества рабочих мест, пополнения бюджета).  Для  того, чтобы перейти от разговоров к реальной деятельности в этом направлении, необходимо  разобраться в  возможности  использования новых подходов в  антикризисном менеджменте. Прежде всего, надо переориентироваться на  развитие среднего и малого бизнеса, но, во первых,  не торгового, а производственного, и с инновационным наполнением, во – вторых. Современное антикризисное управление включает комплекс методов, применяемых в разных функциональных подсистемах менеджмента.  Среди них: социальные технологии, методы системного и  экономического анализа, поиск приоритетов, прогнозирование, бизнес-планирование, разработка сложных инвестиционных проектов и антикризисных программ, планов реструктуризации и реорганизации.

И всем этими методами должны владеть предприниматели, чтобы средний и малый бизнес стал  технологическим? 

Да, и не только этим. Вопросы необходимости возрождения среднего и малого бизнеса (СМБ) неоднократно обсуждались в СМИ, реже - вопросы его инновационного наполнения, при котором он превращается из обычного коммерческого спекулятивного бизнеса в  технологический производственный бизнес. И почти не обсуждались вопросы венчурного характера последнего. А для внедрения в мир высококонкурентного венчурного технологического бизнеса необходимы специальные знания, опыт, ресурсы и личные навыки. 

  Самым уязвимым местом современного технологического бизнеса является то, что он не оформлен как особая сфера бизнеса вообще. Поэтому возникли серьезные проблемы, с которыми сталкиваются высокотехнологичные предприятия в процессе своего становления и развития: слабая правовая база;  несовершенная система налогообложения; низкое доверие со стороны инвесторов к технологическим  компаниям; отсутствие достаточного опыта формирования международных деловых связей; слабое развитие цивилизованного рынка интеллектуальной собственности; несовершенство механизмов государственной поддержки высокотехнологичного бизнеса и другие.

Конечно, многому можно было бы научиться предпринимателю.  Но беда в том, что он сам всеми вопросами заниматься не сможет не только из-за недостатка знаний.  В мире принято в одну упряжку   для выполнения конкретного проекта  завязать  предпринимателя, интеллектуального инвестора (изобретатель, разработчик, ученый), финансового инвестора (к примеру, частный инвестор или  бизнес - ангел), а над всеми -  проектный менеджер, увязывающий их всех.  Все это вместе и является микрокластером, основная цель которого реализовать  технологический бизнес на основе  проектного менеджмента. Сообщность  таких кластеров  может стать рынком технологического бизнеса,  который и явится базой технологического преобразования экономики страны. Но, об этом – немного позже.

В чем принципиальное отличие  технологического бизнеса от   трансфера технологий?

Главное отличие  – в направлении работы. Основная идея в том, что нужно двигаться не от  инновационной идеи к ее решению, а в обратном направлении - от задачи к ее решению. В мире такой подход реализуют  на основе использования средств и методов проектного менеджмента. Проекты должны  быть выгодны не только  инициаторам, но и, по крайней мере, не противоречить  идеям концепции устойчивого развития, иметь достойные индексы устойчивости.

Обязательно ли  технологический бизнес должен быть еще и венчурным? 

Чаще всего, технологический бизнес – типичный  венчурный бизнес. Название "венчурный" происходит от английского "venture" - "рискованное предприятие или начинание".  Это вид бизнеса, ориентированный на практическое использование технических, и технологических новинок, результатов научных достижений, чаще всего, ещё не опробованных на практике. Рисковое (венчурное) инвестирование, как правило, осуществляется в малые и средние частные или приватизированные предприятия СМБ без предоставления ими какого-либо залога или заклада, в отличие, например, от банковского кредитования.  Для  организации венчурного бизнеса часто появляются специальные высокотехнологичные, чаще всего,  небольшие  фирмы, специализирующиеся на исследованиях, разработках, производстве новой продукции. Они широко распространены в США, Западной Европе, Японии. В Украине их пока крайне мало.

В чем причина?

Основная причина (кроме  многократно обсужденных, но так и не получивших  своего решения,  проблем коррупции) -  неподготовленность субъектов среднего и малого бизнеса  к его   восприятию и  применению.  В университетах этому не учат,  тренинги по развитию креативных способностей пока непопулярны, средства массовой   информации этим вопросам  внимания  не уделяют, тем более, что и власти  пока не до этого (она больше увлекается распределением и перераспределением средств и переделом собственности). Вот и выжимает СМБ все, что можно, из коммерческой деятельности и  сферы обслуживания,   сохранив из сферы производства  только  производство продуктов первой необходимости (пищи, обуви, одежды). Между тем, для технологического развития экономики  необходимы  не спекулятивные фирмы, а  научные и производственные предприятия венчурного технологического бизнеса.

Так что,  риск – благородное дело? Не было бы риска – не было бы и прогресса?

Субъектами венчурного бизнеса являются: финансовые акцепторы - венчурные компании и начинающие предприниматели; финансовые доноры - частные лица, компании и специализированные фонды; финансовые и информационные посредники, обеспечивающие связь между представителями первых двух групп. В настоящее время среди наиболее предпочтительных отраслей для венчурных инвестиций  в мире продолжает лидировать компьютерная отрасль. К сожалению, компьютеров (да и вообще  современной электроники) сами мы не делаем давно, довольствуемся продажей на рынке старых моделей, сходящих  с  мирового рынка электроники. “Компьютерные мальчики”, которых у нас уже слишком много наплодили вузы, довольствуются  сервисом старой техники и адаптацией  ворованного программного обеспечения.    Следующие позиции в перечне инновационных приоритетов занимают коммуникационные технологии, биотехнологии, медицина и здравоохранение, потребительские товары и услуги. В то же время, венчурный технологический бизнес возможен и успешен в сфере производства. Создание  таких венчурных фирм  предполагает наличие следующих компонентов: идеи инновации – нового изделия, технологии, сырья, оборудования и т.д.; общественной потребности и предпринимателя, готового на основе предложенной идеи организовать новую фирму или проект; рискового капитала для финансирования подобных фирм; наличие проектного менеджера, способного объединить всех субъектов проекта.

 В чем особенности технологического бизнеса у нас?

Прежде всего, венчурное финансирование (венчурными фондами, «бизнес - ангелами” и др.)  отличается у нас от классического следующими характеристиками:

  • оно осуществляется преимущественно  внутренними инвесторами, так как внешние инвесторы, видимо надолго, нас покинули ввиду неблагоприятного инвестиционного климата в стране,
  • оно осуществляется непосредственно в акционерный капитал компаний; 
  • оно подразумевает высокий риск;
  • существует долговременное отсутствие ликвидности;
  • возврат по инвестициям осуществляется за счет продажи акций (доли в акционерном капитале) компаний.  

Деятельность венчурных фирм обычно не ограничивается инвестициями денег. Оказание финансируемым компаниям "нематериальной" поддержки - важная составляющая их работы. Такая поддержка может включать маркетинговые исследования и стратегическое планирование, участие в собраниях совета директоров, помощь в формировании команды управляющих, поиск полезных специалистов, привлечение капитала из иных источников, организацию переговоров с потенциальными приобретателями компании и т.п. Венчурные компании не просто дают деньги – чаще всего, они становятся совладельцами финансируемого бизнеса. Их интерес в получении хорошего дохода на вложенный капитал выражается не в пассивном ожидании, а в активных действиях, направленных на то, чтобы повысить вероятность успешного исхода предприятия.

Вы можете привести позитивный пример технологического бизнеса, хотя бы один?

К.т.н. В.Яриз. рассказал о нескольких проектах достаточно успешного венчурного технологического бизнеса, реализованных его компанией в областях пропитки деловой древесины для изготовления подшипников скольжения для западной сельскохозяйственной техники, изготовления изделий из полимерных материалов и др.

Так что,  массовое создание венчурных компаний решит задачу технологического преобразования экономики страны?

Да нет, видимо это  мало, что даст нашей стране сегодня. К сожалению, все написанное выше, относится  не к нашим украинским венчурным компаниям. Чаще всего, последние занимаются не  инвестициями средств в какие-то конкретные проекты, связанные с производством в нашей стране, а  спекулятивной  деятельностью на фондовом рынке. Не так давно состоялась очередная  выставка, посвященная инвестиционной деятельности. В экспозиции был  представлен не один десяток фирм.  Ни единой фирмы, занимающейся венчурной деятельностью, связанной с производством хоть чего – нибудь  в Украине, на выставке не оказалась.  Знакомство  после этой выставки с  несколькими фирмами, не  представленными на выставке, занимающимися управлением активами, подтвердило то же.  Единственная фирма,  которая хоть как-то может быть отнесена к классу современных венчурных компаний, занимается перекачкой  средств украинской элиты на счета швейцарских банков и страшно гордится тем,  что эти банки  потом используют эти средства для  развития сферы  высокотехнологичного производства в своих странах. На  вопрос, почему бы не заняться им тем же самым в нашей стране, ответили, что  наши банки не заслужили доверия, да и не хотят  развивать это направление деятельности. О  роли Кипра и  банков в оффшорах уже и говорить не приходится.   

 К чему мы пришли,  куда дальше  идти? 

За Украиной постепенно закрепляется стратегически невыгодная товарная структура экспорта – в основном это сырье и полуфабрикаты. В общем объеме экспортного потока металлопродукция, минеральные продукты и химия составляют  основную долю, а доля машиностроения –  с каждым годом  уменьшается. За последние  годы в таких странах, как  Венгрия  и Чехия, наблюдается  и ускоряется  обратный процесс – в их экспорте увеличивается  доля товаров с глубоким уровнем переработки.   

 Программы венчурного бизнеса, вожделенной евроинтеграции Украины и инвестиций капитала в народное хозяйство для технологического развития экономики тесно связаны. Еще недавно  внимание  многих западных  ведущих   компаний было приковано к Украине  как одной из инвестиционно - привлекательных стран. Общеизвестны предложения ряда кампаний и банков  о кредитовании наиболее крупных проектов  по решению экономических и экологических проблем Украины на чрезвычайно выгодных  условиях. Сегодня этот интерес явно угасает, и эксперты прогнозируют  уже не приток инвестиций, а дальнейший уход инвесторов из нашей тотально коррумпированной страны. Да и  не  готовы мы пока к приходу  инвестиций, так как у нас пока нет системы работы на рынке инвестиций, достаточно подготовленных специалистов, четкой инвестиционной программы, корреспондирующейся с концепцией устойчивого развития Украины и регионов. Специалисты предприятий и  управленческого аппарата, предприниматели  зачастую просто не готовы к работе в новых условиях   (языковый барьер, незнание основ менеджмента, маркетинга, информационных    и компьютерных технологий, основ практики международных контактов и внешнеэкономических отношений и др.).   

 Видимо,  нам придется начинать все сначала – с пропаганды  венчурного и технологического бизнеса, с разработки  соответствующего законодательства,  с воспитания и повышения уровня креативности   молодежи, с перевоспитания  наших властителей, с изменения политики,  с  привлечения к  решению этих задач СМИ и  наших многочисленных  партий, которые  ничем, кроме  оболванивания “электората”, заниматься не собираются. Для этого потребуется политическая воля и правящей партии, и всех оппозиций, но это произойдет лишь в том случае, если мы все поймем,  что процесс  скатывания страны на задворки цивилизации с каждым днем  ускоряется и может стать необратимым.

 А, может, есть и другие варианты, не связанные с появлением венчурных компаний? В последнее время все больше шума о ”кластеризации Украины”.  Это еще что за беда? 

В самом деле, в последнее время значительно усилилось внимание к возможности  использования в антикризисном менеджменте при технологическом преобразовании экономики, так называемого, кластерного подхода. В Википедии читаем, что  кластер (англ. cluster скопление) — объединение нескольких однородных элементов, которое можно рассматривать как самостоятельную единицу, обладающую определёнными свойствами. Пишут о кластерах как о сетевых инновационных структурах, о системах инновационных промышленных кластеров, о локальных производственных системах на основе сетевых структур - кластеров и т.д., и т.п. А под «кластеризацией"  понимают  сочетание интеграции и кооперации, призванное конкурировать с глобализацией, где кластеры -  форма интеграции субъектов. А кооперация - это форма взаимодействия этих  интегрированных кластеров.  

С терминологией, вроде, разобрались. Но практически совершенно не освещаются теоретические основы, стратегия и тактика, теория и практика кластеризации в экономике, в науке, в развитии инновационных направлений ее использования. Кластерный подход в Украине может получить гораздо более быстрое развитие, если  теоретические наработки и позитивный практический опыт в области техники удастся перенести в область экономики и технологический бизнес. Дело теперь за специалистами в области проектного менеджмента! И конечно, надо  все же определиться с ролью государства и власти в реализации кластерного подхода. Пока она сводится к попытке  монополизировать  ”кластеризацию” от  идеи необходимости создания кластера  и подбора его участников до  прямого управления его деятельностью. Фактически это ничем не отличается от ”регуляторной политики”, печально  знаменитой уничтожением среднего и малого бизнеса. 

Какова роль власти, государства при кластеризации? Опять регуляторная политика?

Ни в коем случае! Международный опыт демонстрирует четыре  варианта роли государства в кластерной политике:

  • каталитическая кластерная политика, когда власть сводит заинтересованные стороны и обеспечивает ограниченную финансовую поддержку проекта;
  • поддерживающая кластерная политика, при которой каталитическая функция государства дополняется его инвестициями в инфраструктуру регионов, образование, тренинг и маркетинг для стимулирования развития кластеров;
  • директивная кластерная политика, когда поддерживающая функция государства дополняется проведением специальных программ, нацеленных на трансформацию специализации регионов через развитие кластеров;
  • интервенционистская кластерная политика, при которой правительство наряду с выполнением своей директивной функции перенимает у частного сектора ответственность за принятие решения о дальнейшем развитии кластеров и посредством трансфертов, субсидий, ограничений или регулирования, а также активного контроля над фирмами в кластере, формирует его специализацию.

А пока в Украине, видимо всерьез, увлеклись  кластерами. Доходит до смешного. Речь идет даже о немедленной разработке НАЦИОНАЛЬНОЙ Программы кластеризации Украины, о появлении НАЦИОНАЛЬНОЙ системы инновационных промышленных кластеров. Что это - очередное модное увлечение красивым термином, результат всплеска интеллектуальной деятельности у нашей элиты или, в самом деле, необходимость, вызванная жизнью? Сторонники создания национальной программы забывают о  том, что кластеризация  - всего лишь один из методов  проектного менеджмента, пусть даже очень эффективный.  Может ли быть национальная программа метода?  Нет, конечно, в крайнем случае, если уж такая тяга к глобальности, можно ограничиться  ”Национальной методикой кластеризации”.  Хотя  она базируется на системном  подходе, и здесь уж ничего не поделаешь -  он хорошо уже разработан и незыблем.

 Так что, наводним страну кластерами и все будет замечательно?

Да нет, начать надо с системного анализа. А системный анализ  диктует требование соответствия размеров кластеров масштабу уровня, на котором они формируются. Кластеры на государственном уровне –  не могут быть сопоставимы по масштабу  с отраслевыми -  или региональными  кластерами,  а, тем более, с кластерами на уровне микроэкономики.

Управление кластерами должно использовать факторы (рычаги) воздействия, характеристики которых должны соответствовать амплитудно – частотным характеристикам  уровней воздействия  (так называемый “принцип соответствия”).

  Субъекты микрокластеров технологического бизнеса.

Сегодня, субъекты  инновационных проектов, не взаимодействуют, а больше мешают  друг другу, в  связи с тем, что отсутствует  система их взаимодействия. Очень часто  они работают  как лебедь, рак и щука. Создание системы технологического бизнеса  предполагает совершенно  другую схемы взаимосвязи и деятельности субъектов проекта. Технологический бизнес – это средний и малый бизнес с  инновационным наполнением, а  микрокластер технологического бизнеса     рыночная форма интеграции 4 -х  субъектов технологического бизнеса (инновационных инвесторов, финансовых инвесторов, предпринимателей, менеджеров).  Категория Инновационных инвесторов включает в себя: инновационные предприятия, научные и учебные заведения, исследовательские центры, индивидуальных изобретателей, ученых и др. инноваторов. Финансовые инвесторы тоже не представлены в одиночестве. Здесь не только банки, но и частные инвесторы (которых называют еще "бизнес - ангелами"), инвестиционные компании, многочисленные фонды и субсидирующие организации и т.п.

В работах  отечественных сторонников кластеризации делается упор на необходимость управления инновационной деятельностью. Но, ведь, не всякие инновации хороши, да и не является их реализация самоцелью, а только СРЕДСТВОМ решения конкретных задач, к примеру, устойчивого развития города, региона и т.д.  Следовало бы сменить эту задачу на другую - управление проектами с  использованием механизмов проектного менеджмента. А они давно уже отработаны в мире. Поскольку создание кластеров не является самоцелью, а лишь одной из эффективных организационных форм работы, бессмысленной является идея создания программы всеобщей "кластеризации" страны, ибо нельзя подменять задачу средством ее достижения.

Кластеры в условиях рыночной экономики.  Роль власти в кластеризации. И, все же,  кластеры – панацея, или очередная болтовня?

Украина приобрела статус страны с рыночной экономикой, где правит преимущественно не власть, а рынок. Кластеры в условиях рынка должны быть средством реализации рыночного механизма развития. А роль власти заключается   не в ”регуляторной политике”, а в:

  • Формулировании задачи и ИНИЦИИРОВАНИИ появления кластеров.
  • Создании побудительных мотивов и механизмов кластеризации.
  • Содействии созданию инфраструктуры - питательной среды (сетей частных предпринимателей - бизнес ангелов, технологических бизнес – инкубаторов, сервисных центров).
  • Законодательном обеспечении технологического бизнеса.
  • Стимулировании за получение положительных результатов.

Специфичны формы организации, координации и интеграции в кластерных образованиях, которые могла бы использовать власть взамен регуляторной политики. В зарубежной практике это, как правило, процесс идущий «снизу-вверх», от малого бизнеса, взаимосвязанного территорией, инфраструктурой, возможно, ресурсами, технологией или цепочкой создания стоимости. Пока в нашей стране не удалось реализовать прямой и конкретный путь -  от кластеризации к проектному менеджменту, так как власть пытается реализовать противоположно направленный путь – сверху вниз через регуляторную политику. Начинать работу нужно не на верхних  уровнях системы, а на нижнем - на зарождающемся рынке технологического бизнеса, и двигаться снизу вверх, для чего целесообразно создавать не центры трансферта технологий (иногда их называют просто и со вкусом “инновационными центрами”), которые стали появляться в последние годы, а центры технологического бизнеса, предназначенные для работы в условиях  рыночной экономики. Их деятельность основана на использовании:системного анализа, проектного менеджмента, рыночных механизмов хозяйствования, опоры на средний и малый бизнес.

К сожалению, создание сети центров технологического бизнеса в стране пока не заинтересовало ни власть, ни потенциальных субъектов технологического бизнеса, хотя развиваемые центрами концепции  модульного  (кластерного) технологического бизнеса основаны  на использовании  достаточно прогрессивных, принятых в  развитых странах принципов:

  • Интеллектуальная собственность – товар на рынке.
  • Не пресловутое внедрение, а коммерциализация (продажа или коммерческое утаивание) интеллектуального товара – приоритет в рыночной экономике.
  • Защита, охрана интеллектуальной собственности  не самоцель, а средство.
  • Атакующие менеджмент и маркетинг –  основа современной стратегии коммерциализации интеллектуального товара. 

Если заинтересовались, посмотрите передачу.

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Последние записи
Контакты
E-mail: blog@liga.net