Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов. Редакция ЛІГА.net может не разделять мнение авторов блогов.
18.07.2019 11:05

Кондуит и тезаурус для власти. 3. Возможности реанимации украинской науки

Профессор Украинского государственного химико-технологического университета

К сожалению, с приобретением Украиной независимости и переходом к рыночным механизмам хозяйствования, с учетом военных действий в Донбассе украинская наука никак не видоизменилась...

К сожалению, с приобретением Украиной независимости и переходом к рыночным механизмам хозяйствования, с учетом военных действий в Донбассе  украинская наука  никак не видоизменилась, не приняла во внимание перемены в государстве, не  изменила ни структуры, ни методов работы, а, главное,  направления своей деятельности. Ученые мало занимались совершенствованием   технологий и оборудования, да и готовых изделий. Именно тем, что необходимо для  повышения эффективности, конкурентоспособности  производств. Больше занимались теоретическими исследованиями, которые  далеко не всегда и не  быстро входят в  практику, используются в производстве. А без  интеллекта, без компетентных эрудированных,  креативных ученых государство просто не может решить стоящие перед ним сложные  технологические, экономические, военные задачи и выйти из состояния глубокого кризиса.  

Мы обсудили  проблемы технологической реанимации и устойчивого развития реальной экономики Украины (https://blog.liga.net/user/vzadorskiy/article/33260, https://blog.liga.net/user/vzadorskiy/article/33763).  Выяснили, что  проблемы с кадрами для реализации этого направления не только возникли, но и усложняются с каждым днем, ибо мы пожинаем плоды  провальных реформ образования и  просвещения, забвения  науки о воспитания молодежи.  Но, кроме того,  одной из основных причин  развала  реальной экономики страны является отсутствие   в стране синергетического единства  реальной промышленности с  образованием и наукой.  Реформированию триады:  наука – образование – производство и посвящена эта статья,  написанная  в соавторстве с д.х.н., проф., академиком Фиговским О.Л. Полный вариант статьи будет размещен  в Интернете в ближайшее время и заинтересовавшиеся читатели смогут найти его там.    

Совсем недавно появилась статья     заместителя  министра образования и науки Украины, доктора физико-математических наук Максима Стрихи  Украинская наука на пути к Европе: достижения, проблемы и перспективы” (https://zn.ua/SCIENCE/ukrainskaya-nauka-na-puti-k-evrope-dostizheniya-problemy-i-perspektivy-305476.html). Собственно, несогласие со многими  положениями этой статьи  отнюдь не рядового министерского чиновника  и известного ученого  вызвало появление этой статьи.  В своей статье М.Стриха  опирается на рекомендации    европейских экспертов, которые  по инициативе Министерства образования и науки Украины в пределах инструментов политической поддержки программы "Горизонт-2020". предложили 30 рекомендаций украинской власти и научному сообществу (https://zn.ua/SCIENCE/ukrainskaya-nauka-na-puti-k-evrope-dostizheniya-problemy-i-perspektivy-305476_.html ). М.Стриха в статье анализирует, “что  было сделано в Украине на протяжении минувших 24 месяцев для их выполнения, и что  следует сделать в ближайшей перспективе”. 

Сразу возникает  ряд вопросов. Кто и на каком основании принял эти рекомендации очередных  “варягов”  для неуклонного исполнения? Почему  при обсуждении такого важного вопроса  остались в стороне  украинские ученые? Откуда такое пренебрежительное отношение к  отечественному  интеллекту, неоднократно доказавшему свой высокий потенциал? Наконец, кто и из  каких таких бюджетных уголков выделил  деньги для проведения   работы по имплементации результатов якобы независимого аудита  (неясно только  от кого независимого!)  исследовательской и инновационной системы Украины? 

Итак,  первая рекомендация – “Национальный совет по развитию науки и технологий должен реализовать стратегическую деятельность по реформированию и переориентации системы науки и технологий в Украине на основе совместно определенных приоритетов со всеми заинтересованными сторонами, включая Министерство образования и науки Украины, будущий Национальный фонд исследований и Национальную академию наук”.  Здесь многое неясно. Почему стратегической деятельностью занимается  только  неведомый пока никому  Национальный  совет и еще  чиновники, а не  непосредственно ученые  Украины. “Реформирование и переориентация системы науки и технологий не могут проводить чиновники.  Не они субъекты реформирования.  Они должны быть лишь менеджерами, организаторами   процесса. А субъектами  реформ должны быть непосредственно ученые и только тогда реформа будет успешной, если она станет  народной, будет поддержана и ПРИНЯТА  учеными к исполнению.

Очень удивила упомянутая М.Стригой  “сложная конкурсная процедура” создания очередного бюрократического органа (что-то их пока совсем мало  в Украине!) Национального совета Украины по вопросам развития науки и технологий, состав  которого определил специальный   Идентификационный комитет, шесть из девяти членов которого являются западными учеными высокого уровня (видимо, они лучше знают наших ведущих ученых Украины) который  и   определил аж! 24 члена еще одной чисто бюрократической организации - Научного комитета Нацсовета. На протяжении 2018-го было два заседания этого  Национального совета и у  чиновника еще осталась  надежда, что этот орган способен занять в будущем место, которое определила для него новая редакция Закона "О научной и научно-технической деятельности", принятая в 2015 г.

Был как-то  членом подобной  команды, правда,  при НАНУ, которая  делила бюджетные средства  между  исполнителями, и отвечал за распределение средств  на создание  новых производств, продукция  которых должна была бы заменить импортную продукцию, ввозимую в Украину из-за рубежа.  По причинам, которые не хотелось бы обсуждать,  моя работа  быстро завершилась.

И особенно интересен  подготовленный “реформаторами” план мероприятий по реформированию отечественной научной сферы на  2019 и последующие годы. Судя по всему, ученые должны заниматься, в основном, самоудовлетворением - пересмотром перечня приоритетных направлений развития науки и техники и механизма их реализации, усовершенствованием системы национальных академий наук, стимулированием возвращения талантливой научной молодежи в Украину, усовершенствованием нормативно-правовой базы “грантоедства” и т.д.  Забытыми остались   вопросы  участия (и не просто участия, а ведущей роли ученых)  в реанимации  реальной экономики страны и обеспечении ее дальнейшего устойчивого развития,  реконструкции восстанавливаемых  предприятий и отдельных производств с целью повышения их эффективности и прибыльности в рыночных условиях работы, без чего  они окажутся нерентабельными и просто убыточными, ибо    техника и технологии   за годы  кризиса реальной экономики нашей  страны  чрезвычайно морально устарели.

А дальше в  статье, вдохновившей нас,   все 29  рекомендаций наших европейских  “доброжелателей”  и их  проповедника – чиновника очень однообразны. Они касаются, в основном,  финансирования, прежде всего, всех присосавшихся к науке бюрократических организаций  и НАНУ из “неисчерпаемого”  бюджета  (почему-то вспоминаются знаменитые совковые  “закрома Родины”), возвращения в  Украину всех  ученых, покинувших ее, и того, что “исследовательские организации академий наук и университетов должны получить полномочия для самостоятельного привлечения третьих сторон к финансированию”  (а не для самостоятельной работы в рыночных условиях с целью решения актуальных задач  реанимации и дальнейшего   технологического совершенствования  реальной экономики страны) и т.д. Главное, не ставится задача превращения научных организаций из  объекта реформирования в самостоятельный субъект такового. Показательна в этом плане  одна из главных рекомендаций зарубежных экспертов, поддержанная чиновником : “ Национальной академии наук Украины следует повысить эффективность организационной структуры своих учреждений на основе регулярных независимых оценок”. И все!  Не повысить эффективность своей деятельности, а только  реформировать структуру. Обычный  прием чиновников – подмена цели средствами ее достижения.

Видимо, стоит частично согласиться с   мнением одного из читателей этой статьи ученого Сергея Храпунова. Вот его отзыв:   “Фантастическая статья типичного бюрократа от науки. С ярко выраженным стремлением внушить обществу, что только бюрократы могут спасти науку. Улучшить, перестроить, внедрить, ориентировать и прочая белиберда. Единственное, что может улучшить состояние науки - это правильное финансирование и правильное распределение средств через научные гранты. Все, больше ничего делать не надо. "Государственное финансирование науки невелико - 6,1 млрд гривен (около 100 млн долларов США) в 2018 году. " (Википедия). Это абсолютно смехотворная цифра, с которой никакие рекомендации выполнить невозможно”. В то же время, трудно согласиться с тем,  что  проблемы науки  решит ее государственное финансирование.  Есть совсем  другие средства и методы  реанимации украинской науки, о которых  речь пойдет ниже. Поэтому не будем  дальше  анализировать  рекомендации ученого – чиновника по  развитию науки в Украине, а, для начала,  рассмотрим  причины уменьшения ее эффективности и полной деградации. Одной из  основных причин деградации  науки в Украине несомненно является то, что  переход от социалистической системы  к рыночной экономике не сопровождался соответствующими изменениями в системе управления экономикой.  Таким образом, в Украине в 1990-е годы наука пришла в упадок — резко сократилось финансирование исследований, значительно уменьшилась (особенно в 1991—1999 годах) численность персонала, занятого научными исследованиями и разработками, обострилась проблема старения кадров. С 1990 года каждый год численность научных работников Украины уменьшалась. сократилась более, чем в 4 раза и продолжает уменьшаться. Национальная академия наук Украины получает основную часть средств, выделяемых из бюджета Украины на научные исследования. В 2017 году по данным Госстата на науку из бюджета Украины было выделено 4,7 млрд гривен, из которых 2,7 млрд гривен получила Национальная академия наук Украины. На научные разработки вузов Украины по линии Министерства образования и науки Украины было выделено лишь 621,5 млн гривен (причем из этой суммы часть досталась Национальной Академии наук Украины в виде грантов). На 2018 год на науку предусмотрены 6,1 млрд гривен. Увеличение финансирования из бюджета в 2018 году в первую очередь опять же  коснулось Национальной академии наук Украины (увеличение финансирования более, чем на 38 %) и в меньшей степени вузовской науки (увеличение только на 12 %). К сожалению, данные по   другим источникам  финансирования  (договора с предприятиями,  гранты, международные программы и т.п.  крайне  скудны.

Значимым показателем эффективности труда ученых всегда был уровень инновационности научных исследований, который обычно  оценивают по количеству  и уровню изобретений и патентов. К сожалению, за последние годы Украина перестала быть общепризнанной страной инноваторов.(https://ain.ua/2018/05/29/strana-innovatorov-skolko-izobretenij-zaregistrirovali-ukraincy-za-poslednie-11-let-issledovanie).

По состоянию на 2011 год Украина занимала второе место в СНГ (после России) по числу патентных заявок, хотя их число в 1994—2011 годах сократилось с 5910 до 5253. С 2007  года украинцы зарегистрировали 124 000 патентов, среди них – 10 000 патентов и заявок на патенты, поданные за рубеж. 5600 патентов украинцы оформили в зарубежных юрисдикциях (в 19 странах). Украинцы также выступили авторами и соавторами более 4600 изобретений в других странах. Украинцы ежегодно регистрируют около 12 000 — 13 000 патентов на изобретения и полезные модели.

Больше всего патентов на изобретения в Украине у национальных университетов, иностранных компаний и частных лиц. Наиболее популярные сферы – фармацевтика и органическая химия.  Среди университетов  наиболее успешными обладателями патентов на изобретения в Украине являются: Национальный университет пищевых технологий (405), Национальный аграрный университет (313), Национальный университет биоресурсов и природопользования(226), Национальный горный университет (211). Количество  патентов в  университетах инженерного профиля и НАНУ значительно меньше.

Конструктивная позиция. Украинская наука должна быть не  нахлебником, а  интеллектуальной  движущей силой  реанимации и устойчивого развития страны.

Попробуем дать своеобразный тезаурус, перечень конструктивных средств и методов  реанимации украинской науки.

Опуститься  с академических облаков на грешную землю. От теоретизирования к  решению прикладных задач на высоком теоретическом уровне.

Политика привлечения “варягов” от деловых партнеров из Европы и США также не оправдалась, так как там  считают, что в Украине никакой науки вообще не существует, поэтому «нужно помогать стране третьего мира» и отправлять в Украину своих экспертов и специалистов, в том числе, культивировать технократическое «новое правительство» американского образца, ставя при этом менеджеров на все узловые должности в государстве. Впрочем, иногда они пытаются  вместо этого обучить  украинских ученых и предпринимателей,  дают какие-то вырванные куски западных идей, но при этом  явно занижают  возможности украинских специалистов и на  тренингах, деловых встречах, коучингах  предлагают  самые элементарные знания и умения, с помощью которых страну из руин не поднять. Давно необходима переориентация науки на первоочередное  развитие прикладных исследований, необходимых для  восстановления и развития экономики страны.

Нужно стремиться устранить абсолютное непризнание науки Украины в Европе, в США и в других  развитых странах – это данность, это факт. Устранить его – одна из первостепенных задач  украинской науки. Между тем,  жизнь все  еще свидетельствует о  высоком  научном потенциале украинских ученых и специалистов, который не  может раскрыться по причинам, от них не зависящих.  К примеру, только недавно американский бизнесмен Leland Cole закрыл огромный американский Интернет – бизнеспортал  www.ukrainebiz.com, в котором я вел  большой блок “technical proposals”, посвященный  перспективным украинским разработкам ученых и специалистов в области совершенствования реальных производств. Много  удивленных писем и  даже  предложений сотрудничества было  получено от  коллег из-за рубежа. Лед  пренебрежения тронулся,  но, к сожалению,   в стране  наступил  кризис реального производства,  большинство предприятий было остановлено или даже разрушено,  идет война  в Донбассе. Все это   остановило  процесс  сотрудничества и еще больше ухудшило состояние украинской науки. 

Приведем еще один  пример, демонстрирующий высокие потенциальные возможности  украинской науки.  Еще совсем недавно  кафедра провинциального  украинского университета, где я все еще работаю, организовывала международные симпозиумы, NATO ARW, где неоднократно  подтверждался высокий потенциал отнюдь не академической, а вузовской украинской науки.  Украинские  ученые обсуждали на форумах  с зарубежными коллегами результаты работ по достаточно сложным и перспективным новым научным направлениям работы, которые и сегодня не потеряли своей значимости и коммерческой ценности. Вот их перечень :

Современная техника обработки капиллярно - пористых тел (примерно 100 областей практического применения) без использования энергоемких процессов вакуумирования и высокого давления).

Использование резонансных явлений и нестационарных режимов для создания адаптивной гибкой химической техники (около 20 проектов),

Использование блочно - модульных подходов для создания многономенклатурных химических производств,

Развитие совмещенных реакционно - разделительных процессов с использованием синергетических эффектов их взаимодействия (примерно 30 проектов),

Создание техники для глубокой очистки газовой и жидкой фаз от субмикронных частиц при получении веществ особой чистоты.

Результаты научных работ в этих направлениях защищены примерно 400 патентами, но для  признания украинской науки за рубежом, да и  самим украинским народом, для повышения  инвестиционной привлекательности  украинских научных разработок  нужна серьезная работа не только самих ученых, но и власти, которая пока, судя по самой низкой в мире оплате труда ученых, не ценит интеллект своих специалистов.

Как реализовать выдвинутую  в подзаголовке  этого раздела статьи идею  реформирования  украинской науки - “опуститься  с академических облаков на грешную землю”? Рассмотрим, для примера, вопросы  имплементации и развитии первого научного направления из приведенного выше перечня -  “Современная техника обработки капиллярно - пористых тел без использования энергоемких процессов вакуумирования и высокого давления”. По этому направлению выполнены, на мой взгляд,  на достаточно высоком уровне  научные исследования, позволившие  на основе  системного анализа, использования   принципов синергетики, новых и традиционных режимно – технологических  и аппаратурно – конструктивных средств и методов оптимизации предложить принципиально новую  технологию  обработки капиллярно – пористых  тел, отличающуюся простотой реализации, высокой эффективностью, экологической безопасностью  в сравнении с  технологиями, используемыми в  различных отраслях промышленности сегодня. Остановимся на этом  примере подробнее отнюдь не  с целью рекламирования, а с целью показать целесообразность и возможности  использования  теоретических разработок для  решения вопросов    инновационного технологического развития   промышленных производств, важных  для реанимации экономики страны и решения  вопросов создания современной  военной техники.

Все началось с импрегнации пластин аккумуляторов.

Пропитка  капиллярно-пористых материалов (КПМ)   жидкими средами широко распространена в промышленности. В качестве  капиллярно-пористых пропитываемых материалов могут быть:  бумага, картон, древесина (конструкционные элементы, железнодорожные шпалы, паркет и др.), пористые металлические матрицы, ткани, пластины электродов аккумуляторов, зерна пористого катализатора, обмотки статоров и роторов электродвигателей, электролитические конденсаторы и др.

В качестве  жидких сред могут быть  водные среды, содержащие растворенные  или взвешенные вещества технологического назначения, которые должны быть доставлены в  капилляры и поры, растворители, расплавы металлов и  других веществ и  др.

Традиционно пропитку проводят, погружая тело, выполненное из капиллярно-пористого материала в жидкость. Иногда это тело предварительно нагревают, вакуумируют. В ряде случаев процесс проводят  при повышенном давлении. Это вызывает необходимость использования соответствующего оборудования для проведения процессов, например, достаточно дорогих автоклавов высокого давления

Системный анализ традиционных процессов пропитки КПМ показывает,  что  из-за многостадийности, использования давления и вакуума,  низкой скорости лимитирующей стадии  эти процессы  низкоэффективны, требуют большого времени обработки материалов, дорогого оборудования,  зачастую приводят к значительному загрязнению окружающей среды.

Основная идея предлагаемой продвинутой технологии пропитки заключается в том, что КПМ, нуждающиеся в пропитке,  предварительно перед погружением  подогревают до температуры выше температуры конденсации пара пропитывающей жидкости, потом  обрабатывают перегретыми парами пропитывающей  жидкости,  либо  газом, который хорошо растворяется  в жидкости, либо быстро реагирует с последней.

Можно  представить следующую новую цепочку операций пропитки капиллярно -пористых материалов (КПМ):

Подогрев одним из известных методов (в том числе за счет продувки перегретыми парами) КПМ до температуры выше температуры конденсации паров,  

Замена труднорастворимого в пропиточной жидкости  газа, находящегося изначально  в порах КПМ, перегретым паром,

Погружение КПМ с заполненными перегретым паром капиллярами в относительно более холодную пропиточную жидкость.

Конденсация  пара в капиллярах, что приводит к образованию в капиллярах глубокого вакуума при сохранении нормального давления в аппарате для пропитки.

Заполнение капилляров жидкостью за счет капиллярных сил и вакуума внутри тупиковых и квазитупиковых капилляров.

 Для реализации  данной технологии пропитки изделий из КПМ не требуются сложное аппаратурно-технологическое оформление (ведь в аппарате нет высокого давления или вакуума). Достаточно  аппарата, предназначенного для работы при атмосферном давлении, с устройствами для  загрузки/выгрузки и размещения пропитываемых изделий, устройствами их подогрева  одним из известных методов (аэродинамическим, индукционным, конвективным и др.). Предложенная технология пропитки КПМ  позволяет:

- увеличить  скорость (уменьшить время) проведения процесса в несколько раз;

- упростить аппаратурное оформление процесса пропитки, так как  не требуются автоклавы высокого давления или аппараты, работающие под вакуумом;

- обрабатывать сразу большие партии изделий  из КПМ или  изделия больших размеров  (например, мебель без разборки, строительные конструкции, архитектурные сооружения и т.п.), ибо существенно снижаются требования к  прочности и герметичности аппаратов, где происходит пропитка КПМ;

- улучшить  экологические показатели процесса ввиду сокращения необходимого времени проведения и увеличения интенсивности,  устранения необходимости улавливания вредных веществ из  выбросов  системы вакуумирования;

- снизить капитальные и эксплуатационные затраты;

- обеспечить регулируемую глубину (степень) пропитки. 

Примеры  использования этой  продвинутой технологии обработки капиллярно-пористых тел:

- пропитка катализаторов;

- пропитка электродов и других издeлий из углерода/графита;

- экстрагирование в системе жидкость – твердое тело при извлечение  лекарственных препаратов и  при  производстве продовольствия;

- пропитка текстильных волокон и соединений матричной структуры смолой;

- выщелачивание и извлечение  металлов;

- создание металло-углеродистых соединений;

- пропитка при создании электродов для никелево-кадмиевых аккумуляторов;

- пропитка дерева и бумаги,

Необходима реформа подготовки научных кадров путем создания научно-образовательных комплексов на базе научных институтов НАНУ  и  университетов соответствующего  профиля.

В настоящее время  одной из основных проблем  возрождения  науки в Украине становится проблема дефицита квалифицированных  научных кадров не только в НАНУ, но и во всех других научных организациях и университетах страны. Это связано с низкими заработными платами научных сотрудников, старением научных кадров, плохим финансированием  научных организаций,  отсутствием инвестиционного имиджа научной деятельности и др. Талантливая молодежь бежит из украинской науки. И зачастую в другие страны. Молодых ученых на родине отталкивают низкие зарплаты, ужасное состояние научной инфраструктуры, отсутствие денег на необходимое оборудование, реактивы. А сейчас уже и отсутствие научных школ и научных руководителей.

 После развала Советского Союза творческие и деловые связи научных коллективов, оказавшихся в одночасье по разные стороны государственных границ, были нарушены. Ученые лишились доступа к общей системе информации, банкам научных данных, уникальным научным комплексам, которые создавались совместными усилиями.

За годы независимости украинская наука только то и делала, что теряла свои позиции. Основные критерии, по которым оценивается состояние дел в научной сфере любой страны, — затраты государства на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, их продуктивность, концентрация высокотехнологичных компаний, распространенность и качество высшего образования, добавленная стоимость товаров, число регистрируемых патентов и количество исследователей. Данные показатели в Украине за последние годы неуклонно снижались. К примеру, в 2016 году Украина в рейтинге инновационных экономик опустилась еще на одну позицию в сравнении с предыдущим годом, заняв 42-е место. За последние десять лет доля реализованной инновационной продукции в объеме промышленности упала почти в 5 раз — с 6,7% до 1,4%.

Один из фактов, свидетельствующих о вымирании украинской науки, — количество зарегистрированных патентов за последние 20 лет сократилось на четверть. Свои изобретения украинские ученые предпочитают регистрировать за границей, где их труд и ценится, и оплачивается должным образом, плюс — где имеется доступ к мировой науке, ее инфраструктуре и свобода от бюрократии.

 Все научные учреждения НАНУ из-за недофинансирования вынуждены жить за счет сдачи в аренду помещений, тогда как в большинстве стран мира  наука процветает не за счет  бюджета, а за счет продажи  интеллекта ученых.

 Не помогло и  создание Нацсовета по вопросам развития науки и технологий. Он должен готовить предложения по формированию основ государственной политики в сфере научной и научно-технической деятельности, развития научной и научно-технической сферы, приоритетов такого развития и мер по их реализации, интеграции украинской науки в мировое научное и европейское исследовательское пространство с учетом национальных интересов. Но эти красиво сформулированные задачи остались только на бумаге.

 В 2017 году Президент НАНУ Борис Патон заявлял, что из-за хронического бюджетного недофинансирования академии было решено ликвидировать или реорганизовать более 10 научных учреждений, из которых деятельность шести уже прекращена. Особенно тяжелый удар пришелся по технической науке — сокращение кадров в 3,5 раза — соответственно, сокращение темпов освоения новой техники и технологий упало в 14,3 раза. Новейшие технологии не присутствуют на производстве: доля активов, которые можно было бы отнести к инновационным, упала в пять раз за 24 года; прирост ВВП за счет инноваций на производстве составляет лишь 0,7%.

 С учетом  того, что НАНУ является четко  секционированной на отдельные научные институты организацией,  причем каждый институт имеет свое четкое направление, примерно соответствующее принятой в высшей школе Украины   классификации  специальностей. Напрашивается  идея  слияния   институтов  НАНУ  с  университетами соответствующих специальностей.  Это  решит  сразу очень много вопросов и Академии и  высшей школы. В самом деле, в пустых лабораториях академических институтов появятся  студенты, аспиранты, молодые ученые. Вернется  к жизни простаивающее оборудование.  Появятся  научные разработки, которые раньше не могли  появиться из-за отсутствия средств. Повысится уровень подготовки магистров, которых пока высшая школа не готова выпускать из-за отсутствия нормальных преподавателей и  нужного оборудования.  Перечислять преимущества такого слияния и создания научно-образовательных комплексов  можно бесконечно,  но  здесь наверняка будет значительный синергетический эффект (эмерджентность по-научному) взаимного влияния  (интерэктность, опять же по-научному) соединенных объектов. И власть будет довольна, головной боли у нее не будет….

 Науку в Украине, по-видимому,  следует приватизировать, сделать  все научные учреждения, в том числе институты НАНУ,  частными, продать их либо  достойным этого  инвесторам, либо  коллективу сотрудников.

 У научных учреждений  должны  появиться хозяева, которые будут заинтересованы в результатах научной деятельности, которые их будут множить, а науку развивать. Это давно сформировалось в Европе и США и прекрасно там себя зарекомендовало.  И до тех пор, пока выше описанное не состоится в Украине, прочие попытки вводить какие-то законы и трансформировать эту «научную» академическую неповоротливую и неэффективную  систему будут тщетны.

 Необходимо обеспечить неразрывное  синергетическое единство науки, образования  и  реальной экономики.

 Осталось немного -  мы  “породнили”  науку и образование, что, уверены, обеспечит значительный эффект. Но для максимально эффективного развития  страны необходимо тесное взаимодействие  получившийся у нас “диады”  с экономикой, прежде всего, с конкретными   реальными  технологическими предприятиями. Именно они  нуждаются в интеллекте ученых, эффективных профессиональных  кадрах, именно они являются основными работодателями для будущих специалистов.

Было бы неверно  присоединить промышленные предприятия  к диаде. Все равно, что впрячь в одну телегу коня и трепетную лань.  Да и не могут быть  одни и те же предприятия  постоянными партнерами  одних и тех же ученых и преподавателей. К чему такой принудительный брак.

Нет, в этом случае более полезным окажется  использовать другой прием, впервые предложенный  в Союзе  ныне, вроде, реабилитированным от всех смертных грехов при сталинизме, Л.П.Берия.  Это так называемый  “кластерный”  подход, блестяще оправдавший себя во время и после  Великой Отечественной войны на проектах  ракетного оружия, космической техники, в авиастроении, танкостроении,  при создании атомной и водородной бомб,  атомних электростанций и, ввобще, при индустриализации страны.

В идеале, “кластер” – это и есть синергетическое (так иногда бывает, науки "синергетика”  еще не было, а кластеры активно вошли в жизнь и прекрасно зарекомендовали себя. Это потом оказалось, что именно они  реализуют синергетические идеи)  объединение  инноватора -  ученого (интеллектуального инвестора) с  промышленным бизнесменом, к примеру, предпринимателем и  инвестором (к примеру, “бизнес - ангелом”)  под эгидой менеджера. Именно кластеры обеспечат  решение сложной задачи  соединения науки с производством и образованием, которое пока не удавалось реализовать украинской власти.

Высшая школа должна   сократить подготовку ненужных сегодня в рыночных условиях работы экономистов,  юристов (их уже “пруд пруди”),  как это ни странно IT – шников (они уже давно после обучения у нас обслуживают, в основном, западные фирмы), а  всерьез готовить специалистов по  инновационному инжинирингу.

 Последние годы   странно изменились  работодатели. Они приходят в украинские университеты и криком кричат – нам не нужны ваши бакалавры – недоученные техники,  магистры – переученные техники- недоученные ученые. Дайте нам  обычных инженеров. Ан-нет, они Болонской (“болванской”) системой не предусмотрены.

В самом деле,  в свое время украинские инженеры были одними из лучших в мире. Их творения до сих пор украшают  страну.  Но у нас  чиновники – биологи порешили, что бакалавры производству нужнее. Может, и так, только учить их нужно совсем по другим программам с акцентом на глубокое знание одновременно  технологий и оборудования. За рубежом это  обозначено одним словом “engineering” engineering – инжиниринг. А еще лучше – инновационный инжиниринг. Т.е. специалист должен обладать не только  инжиниринговыми знаниями, но им необходимо   придать инновационный окрас. Он должен  получить хотя бы элементарную способность создавать креативные решения, хотя бы склонность к поиску нестандартных эффективных решений, изобретательству. Без этого  бизнес будет неэффективен, конкуренции не выдержит.

У современного специалиста даже по мнению нашего биологического министра  высшего образования должны быть совершенно иные, чем до нынешнего времени  ключевые компетентности – не только  свободное владение государственным языком, но и математическая, общекультурная и экологическая компетентности, предприимчивость и инновационность, экономическая компетентность. Также, наконец,  он должен иметь  сквозные умения - критическое и системное мышление, творчество, инициативность, умение конструктивно управлять эмоциями, оценивать риски, принимать решения, решать проблемы.

Сегодня высшая  школа неспособна готовить таких специалистов ни для науки, ни для производства. И никакие синергетики и кластеры не помогут.  Вот почему один из авторов этой статьи разработал всю научно-методическую документацию, учебники, конспекты лекций и др. по новой образовательной программе “инновационный инжиниринг”. Специалисты по новому направлению – и бакалавры, и магистры  решат кадровые проблемы как научных   подразделений, так и промышленных предприятий. И даже средний и малый бизнес окажется не в накладе. А вообще-то кесарю кесарево. Бакалавров нужно готовить для производства, магистров для науки, инновационный инжиниринг окажется  больше всего кстати в  среднем и малом бизнесе.

Особое внимание при  реформировании науки следует обратить на стимулирование междисциплинарных исследований.

Все средства и методы  реанимации  украинской науки  так или иначе требуют  проведения междисциплинарных исследований и  способствуют их проведению. Особенно это важно для  разработки проектов  для предпринимателей, среднего и малого бизнеса. Нами разработан  ряд новых направлений проведения  таких исследований, наиболее эффективных  при  создании новых проектов. В качестве примера  можно привести  метод индустриально – аграрного симбиоза,  являющийся развитием европейского  индустриального симбиоза  (г.Калундберг, Дания).

Суть европейского  индустриального симбиоза проста – синергетически замкнуть материальные и энергетические потоки всех  промышленных производств, расположенных в непосредственной близости, в единую систему. Это позволило  использовать  отходы одних  производств в качестве сырья для других  производств. Трудность   только в   увязке  материальных и энергетических  потоков между собой по  величине  и  по   характеристикам.  Критерий правильности при этом один – обеспечение гармонии  при  синергетическом слиянии или поглощении этих потоков.

В наших работах по индустриально- аграрному симбиозу  мы лишь попытались  при решении этих задач  добавить возможности привлечения   потоков вещества (отходы  животноводческого производства  и  растениеводства) и энергии, генерируемых агропромышленным комплексом.   Найденные решения оказались успешными  особенно для   использования  в среднем и малом бизнесе.

Один из примеров  такого подхода – создание комплекса для переработки отработанного ила очистных сооружений  сточных вод мегаполисов.  Сегодня все  крупные города  в Украине  не имеют эффективного решения этой задачи. Дело в том, что  отработанный активный  ил уже не может быть  использован в качестве биоудобрений, ввиду того, что сильно загрязнен   соединениями тяжелых металлов и даже  радиоактивными элементами. Вспомните,  каким воздухом,  загрязненным промышленными выбросами, мы  дышим, какую грязную  воду пьем, каку пищу употребляем. Традиционная инсинерация лишь будет способствовать  циркуляции  вредных веществ и усугубит проблемы.

Индустриально – аграрный симбиоз позволяет  решить научные и инженерные задачи за счет использования  отработанного активного ила в качестве биоудобрения на полях для выращивания люцерны, являющейся не только    великолепным белковым кормом для скота, но и   биологическим насосом для  глубокой очистки почвы от   солей металлов.  При этом  тяжелые металлы  концентрируются в зеленой массе растений и легко отделяются от нее  в виде нескольких процентов шлама при   переработке люцерны  на производствах растительного белка, в которые мы  имплементировали узел выделения этого шлама по технологии, предложенной совместно с Г.Лобачем. В результате  такого индустриально – аграрного симбиоза можно получить  растительный белок,  крайне необходимый для животноводства и птицеводства, диффузный сок, который  используют, например,  для отпаивания  телят, зеленую массу в качестве корма для КРС, растительные остатки для производства пеллет, калорийность которых можно значительно повысить, используя пропитку отработанными растительными  и промышленными маслами.

Это решение может быть использованы при восстановлении плодородия  почвы в районах  военных действий в Донбассе, когда они, наконец, будут прекращены.

Наука должна быть отраслевой, соответствующей отраслевой системе  реальной экономики страны.

В настоящее время  в Украине практически отсутствует отраслевая система  управления реальной экономикой.  Этому способствовал переход  действующих и создание новых промышленных предприятий с государственной формой собственности  в частную собственность,  появление  товаропроизводящих предприятий  среднего и малого бизнеса.  В последнее время даже Министерство промышленной политики  практически  не работает.

В то же время  уверенность в том, что  производством может управлять рынок явно ошибочна.  Вспоминается близкая мне  деятельность  союзного Министерства химической промышленности. Хотя бы одна яркая страница. Прекрасный  химик, тогдашний министр Л.А.Костандов собрал  всесоюзное совещание первых руководителей всех химических предприятий Союза вместе с коллегией Министерства и ГКНТ по одному актуальному вопросу – увеличению номенклатуры  химической продукции в стране в связи с потребностями  развивающихся отраслей промышленности  и науки. После этого вся  отраслевая химическая наука  (а это десятки отраслевых институтов), Академии наук,  кафедры соответствующих институтов широким фронтом развернули работы по созданию гибких блочно-модульных установок, ГАПСов, эффективных  гибких технологий и оборудования. Работы  шли  чрезвычайно активно и только развал Союза привел к их сворачиванию практически во всех образовавшихся новых государствах. 

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Последние записи
Контакты
E-mail: blog@liga.net