Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов. Редакция ЛІГА.net может не разделять мнение авторов блогов.
05.05.2016 18:50

И снова о высшей школе…

Профессор Украинского государственного химико-технологического университета

Решил разместить в этом блоге несколько выдержек из моей последней книги “Синергия в инженерной химии. Средства и методы. Просто о сложном”: - Кадровый кризис. Интеллектуальный дефолт – предтеча финансового краха.- Интегрировать образование с реальной

С некоторым удивлением  прочел в стенограмме 34 заседания ВР Украины 22 апреля 2016  года следующие слова  нашего нового министра МОНУ Л.М.Гриневич: “В галузі вищої освіти ми продовжуємо нашу реформу, яка була імплементована через впровадження Закону "Про вищу освіту". Треба визнати, що впровадження закону оголило дуже багато його проблем. І ми зараз підготуємо системний законопроект від уряду про внесення змін до Закону "Про вищу освіту", щоб врегулювати ті питання, де є проблеми”. Звучит так, будто  не  возглавляемый  ранее Л.М.Гриневич Комитет готовил упомянутый  Закон.  И почему  ”очень много его проблем” не были  решены при его подготовке? И кто в этом виноват? И почему снова будут тратиться  средства налогоплательщиков  на подготовку, а потом и реализацию нового, теперь уже ”системного проекта”? И кто компенсирует ущерб, нанесенный  стране,  реализацией злополучного “проблемного”  закона ? Пишу об этом  потому, что  о многих “проблемах”  закона ”О высшем образовании” я написал много статей в этом блоге, писал непосредственно  его авторам  и в Комиссию по  его доработке, но не получил ни единого  ответа по существу. Может, теперь что-то  изменится. Уж очень обнадеживают последние слова министра : ” Колеги, я хочу побудувати роботу міністерства на засадах прозорості і відкритості. Тема освіти стосується величезної кількості людей. І тому ми будемо намагатись, щоб за всіма цими напрямками робота експертних груп висвітлювалася публічно. І кожен міг до цієї роботи долучитися.” 

Вот почему решил разместить в этом  блоге  несколько выдержек из относящихся к этой теме разделов   главы 10. “Синергия  в  сферах науки, образования, бизнеса и управления страной”  моей последней книги(Синергия  в инженерной химии. Средства и методы. Просто о сложном. PalmariumAcademicPublishing. Germany. 2016 г.,387 с.). 

5. Кадровый кризис. Интеллектуальный дефолт – предтеча финансового краха

Чуть ли не в каждой из  многих моих публикаций было  упоминание о  кадровой проблеме при  реформировании страны. Во всех странах мира система  образования, прежде всего высшего, создается для  обеспечения потребностей страны в кадрах, способных обеспечить ее  устойчивое развитие.   В  последней редакции Закона о высшей образовании в Украине  такую задачу перед высшим образованием вообще забыли поставить. Поставлена всего лишь задача обеспечить качество выпускников, “соответствующее  общеевропейским требованиям”. Высшая школа рассматривается как бы  в вакууме, в  полном отрыве от страны и ее задач по  реформированию и устойчивому развитию. Иначе, как объяснить исчезновение в угоду пресловутой Болонской системе  подготовки в университетах  инженеров и специалистов, столь необходимых для реанимации разрушенных не только войной, но и бессистемной властью,  предприятий реальной экономики. Вместо этого предлагается теперь готовить для экономики страны недоученных бакалавров и   переученных высокими науками  магистров. А кто теперь будет заниматься  реконструкциями  оборудования, созданием  новых или совершенствованием действующих технологий, эксплуатацией производственных установок, наконец? У бакалавров для этого не хватит ни ума, ни знаний, а магистры – выше всех  этих “мелких” задач.

 

Уже сегодня, даже при  том, что большинство производственных предприятий “лежит”, наблюдается кадровый голод на обычных инженеров. Работодатели наотрез отказываются  и от бакалавров, и от магистров. А что произойдет, когда  власть закончит заниматься попрошайничеством и закручиванием налогового пресса и займется реформированием реальной экономики. Снова начнется ”работа над ошибками”, как это происходит сейчас при  ”оптимизации”  пенсионной и других реформ? 

6. Интегрировать образование с реальной экономикой и наукой. 

Не могу умолчать о  главном: то, что  происходит сейчас,  реформированием  страны  назвать трудно. Это чаще всего либо  имитация  реформ (управленческая, налоговая и др.), либо реформы, необходимые олигархической власти, которые проводятся достаточно активно.  Реформирование – это не единичные краткосрочные  акты, а  непрерывный длительный процесс преобразования страны, в котором первостепенное значение приобретают реформы  образования, науки, системы власти.  Сегодня все эти три главные направления реформирования между собой синергически не связаны. Но они, ведь, должны быть неразделимы. 

А пока, наука перестала быть движущей силой развития. Не будем говорить о науке  в высшей школе. Там она усилиями реформаторов, не овладевших  азами синергии,  практически уничтожена. Отраслевая наука, столь славная еще недавно, тоже практически исчезла в связи с  остановкой большинства предприятий. Осталась  академическая наука  (в НАНУ, вроде, 40 тысяч сотрудников, из них – 20 тысяч научных), которой отдается львиная часть бюджетного финансирования науки. Непонятно, как быть с  прикладной наукой, связанной с реальной экономикой, необходимостью ее технологического преобразования.  Об этом много говорили еще тогда, когда решили, что наука – одна из ведущих производительных сил.  Проблема Украины была в том, что фактически целостной государственной научной политики у нас не было, потому что было министерство, которое фактически занималось университетами, Национальная академия наук, которая в последнее время, к сожалению, в своем величии как-то зависла и не очень хорошо контактировала с правительством. А пока на  фундаментальные, прикладные исследования, стажировки, популяризацию науки и т.п. выделили существующему Государственному фонду фундаментальных исследований  аж…  14 миллионов гривен. 

Назрела необходимость возрождения прикладной науки. Олигархам она не нужна. Они предпочитают покупать пусть даже  морально устаревшие и неконкурентные, но готовые  установки  прошлого века. Там  ученым делать нечего. Вот почему почти нет у олигархов  отраслевых НИИ, которые еще недавно  активно занимались  прикладными вопросами на  купленных  ими предприятиях. Да и в  выпускниках наших университетов они не очень нуждаются. Предпочитают заказывать или доучивать кадры в действующих за рубежом  предприятиях  или университетах. Ведь успех нынешней власти в  деинтеллектуализации народа – это тоже  средство борьбы  олигархичесой власти с  народовластием. И прикладная наука, которая  всегда и везде активно сотрудничала со средним и малым бизнесом, который в результате  сотрудничества с ней становился технологическим инновационным бизнесом, способным противостоять  устаревшим производствам олигархов, ни власти, ни олигархам  не нужна. 

Вряд  ли  следует ожидать больших успехов  в области теоретических наук от вузов, в особенности, после  судьбоносных  решений по “улучшению” пенсионного обеспечения  ученых, вынужденных продолжать работать в университетах. После  недальновидных, противоречащих элементарному системному анализу, синергии и всем другим базовым для реформирования наукам,   игр с научной пенсией, ученые, преподаватели проголосовали  ногами. Тысячи ведущих ученых покинули Университеты и стали в очередь на Нараяму  (ибо без работы настоящие ученые просто  не живут). Впрочем, власть быстро признала  свои ошибки и попыталась отменить  ”мудрый”  пенсионный закон. При этом забыли, что  ученые  еще сохранили остатки былого величия и профессиональной гордости, и не извинились перед ними за  нанесенный им моральный  ущерб, а также забыли пригласить их вернуться в родные пенаты.  Поэтому поезд ушел, и очень скоро мы будем искать пути хотя бы восстановления  былого уровня образования и науки  в наших университетах. 

7.  Коррупционные метастазы  и в науку проникли.   

Коррупционность  сегодняшней науки, в частности, в Национальной Академии наук в  низкой отдаче труда наиболее квалифицированной  части  ученых,  заключалась в отмывке значительной доли бюджетных средств,  выделяемых страной на  поддержку штанов  псевдоученых. Никакие наукометрические  Скопусы  не заставят ученых повернуться лицом  к реальной экономике, участвовать в технологическом преобразовании экономики страны, которое, даст бог, когда – нибудь начнется. А пока… Даешь люстрацию в НАНУ, университетах! Да еще и  силами  чиновников  МОНУ. 

Спросите: а при чем здесь системный анализ и синергия?  И отчего те, кто хоть что-то   в их премудростях понимает, не вмешивается делом, или хотя бы не пытается подсказать что-то растерянным реформаторам, а те, бедные, не вылезают с островов, обмениваясь с тамошними  аборигенами знаниями и опытом  в области реформирования? 

Для начала серьезного разговора о  реформировании высшей школы еще раз предлагаю рассмотреть направленный мною в ВР  и МОНУ   Проект ЗАКОНА УКРАЇНИ " Про HYPERLINK "http://blog.liga.net/user/vzadorskiy/article/14269.aspx"розвитокHYPERLINK "http://blog.liga.net/user/vzadorskiy/article/14269.aspx"HYPERLINK "http://blog.liga.net/user/vzadorskiy/article/14269.aspx"вищоїHYPERLINK "http://blog.liga.net/user/vzadorskiy/article/14269.aspx"HYPERLINK "http://blog.liga.net/user/vzadorskiy/article/14269.aspx"освітиHYPERLINK "http://blog.liga.net/user/vzadorskiy/article/14269.aspx" " , который так и не стали рассматривать ни в Комитете Верховной Рады, ни в МОНУ.  Вспомнил, как один знакомый профессор  решил обучить  наших депутатов  Концепции устойчивого развития (КУР). Мол ООН объявила десятилетие всеобщего  обучения КУР. Предложил он им  бесплатный тренинг провести по этой тематике. Высмеяли и выгнали. Обидели…  Я посоветовал ему пойти проверенным путем -  предложить  такой тренинг соседям.  Там нашего ученого приветили, тренинг провели (это еще до войны было).  Воодушевленный успехом профессор, зная о любви  наших законодателей к «мавпуванню», вновь  вернулся в Раду. Сработало!  На первом тренинге было человек 5, на втором  - никого… 

 Я тоже вспомнил, что не лыком шит,  учу студентов уже много лет не только техническим наукам, но и  реформированию реальной экономики, да и в Научной программе НАТО по КУР и чистым технологиям целых 10 лет в разных странах многому научился, решил  и свой пятак в копилку бросить. Написал  серию статей, где попытался всесторонне разобрать проблемы  реформирования высшей школы и науки Украины. Да не интересно это оказалось власти. Законотворчеством заняты. Спросил у нескольких из них, что лежит в основе законов. Ответили честно – потолок и коррупция. Тогда решил не принимать все это близко к сердцу и  написал заключительную статью по этой проблеме. В ней попытался собрать вместе предложения нет - нет, не по концепции, а  по конструктивным средствам  методам  решения проблем науки и образования с позицией синергии. Все же приведу их, ибо они оказались альтернативными  проектам реформирования, предложенным властью.  

Процесс реформирования высшей школы  в нашей стране является достаточно длительным, так как  не связан с другими реформами, проводимыми в  стране,   что противоречит системному подходу, являющемуся основой реформирования сложных систем.  В  целом, не только в науке и образовании процесс реформирования в стране идет не столь успешно, как ожидалось, так как:

1.  Не выработана интегрирующая национальная идея, которая объединила  бы народ и была бы поддержана  всем социумом.  Линия раздела – не географическая, а, скорее, монетарная.  У олигархизированной части  социума  в качестве национальной идеи выступает идея обогащения любым путем, у остальной, подавляющей части населения – идея выживания.

2.  Не вдохновила разочарованный во власти народ и  идеология устойчивого развития, которая так и не стала украинской национальной идеей, но которая вот уже 20 лет является основой национальных идей в большинстве развивающихся стран мира.

3. В основу реформирования не положен системный анализ, включающий теорию приоритетов и  современные методы поиска оптимальных решений.

4. Не выбрано ключевое  направление реформирования, определяющее содержание и порядок проведения реформ, которые всегда синергически связаны между собой.  В большинстве стран мира в качестве основного направления развития и  ключевой реформы выбрано не разрушение, а технологическое преобразование экономики страны, возможность которого пока у нас еще фактически и не обсуждалась.

5. Перепутаны субъекты (исполнители) и объекты реформ. Реформы должны проводиться народом, а не властью. У нас реформы часто ”продавливаются”  властью через сопротивление их исполнителей. Антинародные реформы, непонятые и неподдержанные   народом, не могут быть успешными.

6. При реформировании не задействованы  методы синергетики, в частности, эмерджентность (положительный эффект от совмещения, интеграции реформ) и интерэктность (взаимное влияние) реформенных проектов.

7. Не использованы современные  методы  менеджмента, в частности проектный менеджмент,  кластерные подходы.

8.  Не найдена оптимальная схема взаимодействия народа с избранной им властью, в частности, не реализована концепция  власти над властью. 

8. Рыночные механизмы и образование 

Однако, особенно остро вопросы необходимости и поиска методов реформирования встали сейчас перед высшей школой. Так или иначе, страна уже живет в рыночной экономике, при которой любой товар  имеет  на рынке цену, включающую не только затраты на производство, но и прибыль товаропроизводителя и стоимость продвижения товара на рынок. Лишь один, очень  дорогой  товар - специалисты  “продается”  бесплатно на рынке труда.  Большинство специалистов ”производится”    в наших “ кузницах  кадров ” с очень высокими бюджетными затратами, и потом бесплатно поглощается рынком  труда. При этом работодатели обычно еще и “харчами перебирают”, выбирая лучших из лучших. Но, ведь, рынок есть рынок, даже если это – рынок труда. На нем действуют свои законы и надо их соблюдать. Между тем, опыт растущих, как грибы после дождя,  тренинговых фирм и центров, частных учебных заведений, многочисленных подпольных репетиторов, лингвистических  и компьютерных школ показывает, что  образование -  чрезвычайно прибыльный вид бизнеса, вполне сравнимой с  торговлей оружием, наркотиками и проституцией.  А наши университеты  нищенствуют и сегодня неспособны обеспечить требуемое рынком качество образования и достойный человека уровень жизни  студентов. В то же время, большинство денег, потраченных государством на подготовку специалиста,  вылетает в трубу, так как лишь очень незначительная часть выпускников университетов работает потом по своей специальности. Работодатели их не берут из-за недостаточно высокого профессионализма и отсутствия опыта или  предлагают рабские условия труда, не устраивающие выпускников.  Круг замкнулся… 

Попытаюсь быть конструктивным.  Диплом должен иметь  определенную  цену, соответствующую затратам  университета на подготовку специалиста.  Для обучающихся по контракту цена диплома может быть уменьшена на  сумму уже оплаченной ранее стоимости образования.  Целесообразно, чтобы выпускник получал диплом в кредит, подписывая соответствующий договор со своим университетом, допустим, на 5 -10 лет. Работодатель, принимая выпускника на работу,  берет его кредитные обязательства на себя, а может и сразу полностью оплатить  купленный товар  - специалиста   университету или другому учебному заведению (ни в коем случае, не  Министерству или другой государственной организации, где эти деньги  мгновенно уйдут неизвестно куда). Обычная рыночная система, но она заставит молодого человека и его родителей серьезнее относиться к выбору  требуемой рынком труда профессии, а работодателей - прекратить  использовать различные формы бесплатного рабского  (кавычки пропущены сознательно) труда,  распространяющегося дикими темпами (неоплачиваемый испытательный срок или длительная стажировка, мизерная зарплата в конвертах и т.д.). Студенты начнут более серьезно учиться, а преподаватели – учить.   Оплата  кредитного диплома позволит  работодателям быстро внедрить прекрасно прижившуюся в Японии и хорошо зарекомендовавшую себя корпоративную кадровую систему, при использовании которой затраты на образование и  повышение квалификации специалистов несравненно выше, чем у нас.  В случае кредитных дипломов зарубежным  потребителям наших кадров тоже придется раскошеливаться, что сразу же уменьшит  выезд наших выпускников на зарубежную вольницу  (или работу без выезда, но по заказам зарубежных фирм). Университеты, наконец, всерьез займутся повышением качества подготовки специалистов,  переходом на подготовку специалистов с престижными, требуемыми  рынком специальностями, развитием научных исследований по заказам предприятий,  при которых  предусмотрено кадровое обеспечение разработанных  вузом проектов, которое  облегчит как реализацию высокоэффективных разработок ученых, так  и трудоустройство выпускников. 

Если мы  не на словах признаем уже, наконец, рыночный уклад нашей жизни,  тогда образование и  вузовская наука тоже должны стать рыночными, и  тогда они приобретут смысл. Появится он только тогда, когда мы  сделаем рыночными и нашу систему образования, и науку (причем не только университетскую,  но и академическую, и отраслевую).  Для этого  нужно  провести  четкие рыночные реформы, связанные, прежде всего, с легализацией рыночных отношений в образовании и науке.  К примеру, необходимо  не на словах, а на деле предоставить юридическую и финансовую самостоятельность университетам. Тогда и наработанные зарубежные контакты заработают, и кадры начнут готовить с учетом потребностей развивающейся страны, и наука начнет заниматься делом, а не  только анализом событий древности. Видимо, необходимо  при  рыночной реформе  высшей школы изменить  также юридический и   финансовый статус кафедр, прежде всего, профилирующих. Что касается  всех трех форм науки, то просто невозможно добиться успеха при  их нынешнем финансовом статусе. Не может государство сегодня и не сможет в ближайшие десятилетия содержать такую армию  интеллектуальных нахлебников, но, если создать им рыночные условия  работы, они  быстро превратятся в  эффективных интеллектуальных инвесторов, прежде всего, определяющих технологическое преобразование экономики страны. Без их участия  все разговоры об экономической реформе окажутся просто разговорами. Государство тоже многое получит от рыночных реформ образования и науки за счёт  синергических эффектов интерэктности (взаимное влияние совмещаемых систем, реформ,  процессов, явлений и т.п.)  и эмерджентности (несводимости свойств системы к сумме свойств её компонентов; польза, полученная от комбинирования двух или более элементов (или бизнесов) оказывается такой, что продуктивность этой комбинации выше, чем сумма ее отдельных элементов (или бизнесов). Синоним эмерджентности — «системный эффект»). Но, не будем усложнять  проблему. Речь идет о том, что  реформу высшей школы, так или иначе начатую  уже давно (вспомните пресловутую Болонскую систему), пытаются проводить, во-первых, не дождавшись реформы экономики, а, во-вторых,  вообще без учета  ее содержания. Все больше  людей понимают, что  единственный путь экономического реформирования страны – это не решение монетарных проблем путем коммерции, приватизации и  дальнейшего обогащения кучки олигархов,  а технологическое преобразование экономики страны. 

9. Что делать образованию на рынке труда? 

Сейчас у нас стала популярной  идея создания новых рабочих мест, без привязки этой идеи к технологическому или какому-то другому преобразованию экономики.  Мол, тогда молодежь будет при деле и перестанет шататься по улицам и хулиганить, а вузы займутся  делом и начнут учить  отроков уму - разуму, и  новый валовой продукт появится, денежный оборот увеличится, покупать станут больше и т.д. Казалось бы, все замечательно: именно занятость - то звено цепи, ухватившись за которое, может, удастся вытащить всю цепь. Да только одолевают сомнения – то ли это звено, та ли это занятость. Попытался как-то  проанализировать, чем занимаются  мои выпускники последних лет. Готовим мы  инженеров (теперь ”специалистов”, а скоро, благодаря проискам Болонской системы и их не будем готовить) – механиков для химической промышленности. Среди выпускников – совсем немного женщин. В расчет их можно не принимать - многие успешно выскочили замуж,  некоторые пустились во все тяжкие ”за бугром”.  Остальные – торгуют заморским ширпотребом на рынке. А, вот с ребятами сложнее. Сегодня  они пополняют ряды  экспедиторов, охранников и сторожей,  менеджеров самого низкого ранга (куда пошлют), коммивояжеров, продавцов самодельных компакт – дисков сомнительного качества и содержания, рекламных агентов и распространителей  рекламных листовок,  реализаторов, работников сферы услуг… Не спорю, сейчас другое время,   возможно, этот “услужливый” крен  на рынке труда  появился не случайно, он результат  тех преобразований, которые  произошли и продолжаются  в обществе.  Но, ведь, создание все новых и новых рабочих мест в   сфере  предоставления  услуг не позволит нам возродить разрушенную экономику страны. И даже крупные проекты, вроде  создания  инфраструктуры для какого-нибудь очередного   Евро, строительства вертолетных площадок, аэропортов,   автобанов к  дворцам олигархов и т.п.  не решат проблему занятости, ибо  уже сейчас  видно, что  вложение средств в подобные объекты зачастую совсем не  создает условия для развития страны. 

Для  возрождения экономики страны есть единственный вариант, который принят в большинстве стран мира -  реанимация и затем дальнейшее развитие производства. Первично не создание рабочих мест, неизвестно для решения каких задач,  а восстановление материального производства.  А это – совсем не просто именно из-за  дефицита необходимых кадров.  К примеру,   столь долго ожидаемого возрождения  наиболее близкой мне химической  индустрии не произошло и, судя по всему, это случится не скоро.  Будем откровенными: появившиеся в последние годы   линии переработки заграничного  сырья – это не та химия, которая возродит экономику страны.  Нетрудно купить и смонтировать морально устаревшие сравнительно недорогие   литьевые машины, экструдеры, смесители, прессы и перерабатывать    зарубежные   гранулы полимеров в бутылочки, чашечки, пакеты и т.п.  Или мешать в бочках зарубежные ингредиенты для наполнения рынка   некачественными красками, клеями, мастиками, которыми забиты все  строительные магазины. Но покупателя не обманешь – он, все равно, норовит купить   финскую краску, а не  наше кустарное подобие. Не помогает и хитрость – красивое   импортное название и упаковка   продукции наших “умельцев”, к примеру, по производству  моющих средств, в которых  токсичных фосфатов и  энзимов немеряно. Но все эти и большинство других химических производств, которые   появляются как грибы после дождя, не относятся к так называемой «основной химии”  – это только переработка чужого  дорогого сырья, купленного  за рубежом.  Только на такой переработке экономику не поднять, да и вожделенных для власти отчислений в бюджет  - тоже ждать не следует. 

12. И все же, даешь синергию!  

Ученые разных стран сходятся во мнении, что новый взгляд на причинно-следственные связи  проблем и кризисов лежит в междисциплинарной сфере сравнительно молодой науки синергии. Родившись в области точных наук, синергия начала распространятся на все сферы жизни. “Синергия” обычно - означает сотрудничество, содружество, совместное действие, а также взаимодействие различных видов энергий в целостном действии, которые вступают в партнерство друг с другом.  Синергия в информационных технологиях, экономике, бизнесе уже проявила себя как индикатор  их взаимной связи и взаимного влияния  (выше уже упоминалось об интерэктности) . А это, в свою очередь, дает результат ,  превосходящий ожидания (эмерджентность). Синергическое сочетание образования с наукой улучшит качество образования и ускорит решение  научно- технологических проблем в экономике.

Кроме диад ”образование – экономика”  и “образование - наука”, есть еще третья диада – “наука - экономика”.  Непринципиально, о какой науке – университетской,  академической  или отраслевой (которая сегодня практически разрушена) идет речь.  Сегодня  наука оказалась отстраненной от  программ восстановления и развития экономики страны и фактически не является субъектом реформ. Особенно грустно, что пока не получается интеграция науки со средним и малым бизнесом и преобразование последнего за счет появления инновационной составляющей в технологический бизнес. Наивно предполагать, что  эту диаду можно реанимировать с помощью бюджетного финансирования. Для этого никакого бюджета не хватит.

Рыночные механизмы интеграции науки, экономики  и образования  пока не очень  разработаны. Однако, уже появились более современные тактические приемы развития образования и его  инновационных структур, не связанные с привлечением бюджетного финансирования – к примеру,  создание в  технических вузах технологических  бизнес – инкубаторов с рыночными (небюджетными) механизмами  финансирования (их сегодня тысячи в мире, в Украине их практически нет), создание при  университетах хозрасчетных центров технологического бизнеса, формирование хозрасчетных кластеров для реализации крупных народнохозяйственных проектов с  государственной поддержкой и включение в них университетов и др. Вместо этих вполне конструктивных  путей нам в последнее время предлагают перейти на построение в  Украине так называемой экономики знаний,  которая, якобы, окажется чрезвычайно успешной.  

Экономика знаний (используются также термины: интеллектуальная экономика, новая экономика, информационная экономика, инновационно - информационная экономика и др.) – высший тип развития экономики, для которой характерны информационное общество или общество знаний. В развитых странах  она  идет на смену доиндустриальной экономики (как правило, в странах с сырьевой экономикой или ее основной долей);  индустриальной экономики;  постиндустриальной экономики; смешанных укладов экономики; инновационной экономики. Экономика знаний - высший этап развития инновационной экономики и следующий этап развития экономики и общества передовых стран мира.  Мы же ухитрились скатиться из числа стран с индустриальной экономикой к  странам с сырьевой экономикой. Вряд ли возможно  перейти сразу из “дна” в разряд стран с экономикой знаний. Слишком много нужно   сделать  для этого преобразований в науке, производстве, образовании и, главное, в сознании людей, чтобы добиться этого. 

13. Немного о кластерах и кластерных подходах. 

Итак, без интеграции (синергии)  образования  с экономикой и наукой  нам явно не обойтись. Механизмы синергического взаимодействия в триаде  “экономика – образование -  наука” в мире отработаны и давно успешно работают.  Наиболее успешными оказались кластерные подходы. Под кластерами (термин явно «позаимствован” у компьютерщиков) обычно  понимают сконцентрированную на некоторой территории группу взаимосвязанных компаний: поставщиков оборудования, комплектующих и специализированных услуг; инфраструктуры; научно-исследовательских институтов; ВУЗов и других организаций, взаимодополняющих друг друга и усиливающих конкурентные преимущества отдельных компаний и кластера в целом.

Если попытаться погрузиться в суть новой красивой терминологии, то можно сделать вывод о том, что “кластеризация” - это сочетание интеграции и кооперации, призванное, вроде бы, конкурировать с глобализацией, где кластеры – лишь форма интеграции субъектов. 

13.  Вернемся к  реформам. 

Итак, к чему сводятся конструктивные предложения по реформированию  высшей школы и науки :

·         Реформа образования не может проводиться автономно в отрыве от реформ экономики и науки.  “Наука – образование – экономика”   -  это единая триада и  преобразовывать  нужно все три ее угла одновременно, или последовательно, но никак не независимо, а в определенной последовательности  .

·         Речь  следует вести не об изменении формы образования (к примеру, продолжать заниматься  принудительным внедрением «Болонской системы”), а о революционном изменении  его содержания.  А его определяют не   чиновники от образования,  а  работодатели на рынке труда.

·         Специалист – это  продукция системы образования  ,  товар, имеющий достаточно высокую стоимость.  Его нельзя просто так дарить олигархам или предпринимателям, зарубежным фирмам и другим работодателям. В рыночных условиях жизни страны его надо продавать в кредит.

·         Требуемые качество и уровень подготовки специалиста, набор специальностей и количество специалистов   должны определяться не чиновниками, а  рынком труда. К примеру, давно сложился перекос в выпуске огромного   количества так называемых  ”экономистов” и юристов  и дефицитом на рынке труда  квалифицированных менеджеров (имею в виду отнюдь не  продавцов в супермаркетах!) и специалистов инженерного профиля. Совершенно недопустимо в этой связи уже свершившееся уничтожение   специальности ”инженер”, ибо без  инженеров силами бакалавров и магистров  (подготовку специалистов тоже прекратили) никакие реформы экономики осуществить не удастся.

·         Для реформирования страны нужны не  просто  исполнители, пусть даже очень квалифицированные,  а  креативные (творческие), пассионарные  профессионалы, для подготовки которых нужна совершенно другая (не Болонская!) система образования. Об  опыте создания и освоения новых методов обучения таких специалистов  я также  писал в своих статьях, но  особого интереса у общественности это не вызвало.

·         Наука (причем не только университетская,  но и академическая, и отраслевая) должна оторваться, наконец, от  тематики, которая не востребована на рынке, а  заняться преимущественно актуальными прикладными исследованиями, необходимыми производственному сектору, причем, на хозрасчетных началах, прекратив спекуляции на отсутствии бюджетного финансирования.  Так финансируется наука во всех, даже самых процветающих  странах,  где из бюджета финансируются только  наиболее перспективные, магистральные направления фундаментальных исследований.

·         Все формы науки должны  слиться с университетским образованием. Чтобы плавать, нужно плыть, как часто говорят в Китае, и наиболее профессиональных специалистов высшая школа сможет вырастить, если не на словах, а на деле, объединится с наукой и использует высокий потенциал ученых для  подготовки  не только научной смены, но и кадров для реформируемой страны.

·         Необходимо  придать университетам и профилирующим кафедрам финансовую и юридическую самостоятельность, как это давно произошло в большинстве университетов мира.

·         Промышленные предприятия нужно заинтересовать участием в подготовке для них кадров не только  за счет  фьючерсной оплаты образования специалистов, но и  получением  готового кадрового обеспечения для реализации  инновационных проектов, выполненных совместно с вузовской наукой при участии студентов.

·         Госбюджетное финансирование должно быть преимущественно для фундаментальных  исследований. Для прикладных исследований должны использоваться рыночные механизмы финансирования (к примеру,  участие вузов в создаваемых по инициативе  власти кластерах или тендерах по наиболее важным направлениям технического перевооружения экономики).

·         Следует развивать рыночные механизмы  стимулирования повышения роста качества  выпускников университетов, к примеру, за счет развития конкуренции, борьбы  высшей  школы за  качество путем личного персонального приглашения и создания  хороших условий для получения образования наиболее талантливым выпускникам  средней школы.

·         Реформу образования должны проводить не чиновники, а непосредственно   работники вузов,  и пока они не станут субъектами, а не объектами реформы,  вряд ли  стоит ожидать  успешных результатов.

·         Синергичные особенности реформирования  высшей школы нужно рассматривать в двух аспектах: неразрывное единение образовательных процессов с наукой в  самом университете и, с другой стороны, интегрирование  высшей школы  и  экономики страны с учетом рыночных условий.  

В завершение,  хочу привести результаты одного  эксперимента по рассматриваемой теме. Хотелось мне разобраться, почему никак не могу достучаться до реформаторов  с моими предложениями по  реформированию высшей школы.  Ни разу даже любопытства не проявили. Может,  мой не всегда ровный стиль изложения или набор слов  не нравится.  Вот и попросил  одного из моих самых  грамотных бывших аспирантов выбрать из всей серии “реформенных” публикаций  наиболее конструктивные предложения и изложить их наиболее простым языком. Вот, что вышло:

Предлагается  концепция реформы высшей школы, основанная  на  необходимости профессионализма, использования  системного анализа  с учетом синергии, современного проектного менеджмента, теории принятия решений. При  реформировании высшего образования необходимо  реализовать следующий алгоритм:

1. Определить  идеологическую направленность и основные задачи реформы высшего образования: обеспечение высокого уровня профессиональной подготовки  специалистов, качество которых должно отвечать требованиям  рынка труда. Необходимы креативные  специалисты,  востребованные реформируемой экономикой  страны, и возрождение      университетской науки, которая должна стать производительной силой, движителем технологического преобразования экономики страны на основе ее интеграции с учебным процессом.

2. Для реализации системного подхода необходимо сформировать кластеры  носителей реформы, ее ведущих действующих лиц.

3. Определить  ключевой кластер, лимитирующий уровень – своеобразную ”рабочую лошадку реформ” и решить  юридические и финансовые вопросы  его деятельности. Для реформы высшего образования ключевым кластером, несомненно должен быть кластер четвертого уровня – кафедральный.

4. Разрабатывается конкретная программа (план) реформы, прежде всего для лимитирующего, определяющего уровня. В  рассматриваемом примере для выпускающей кафедры и  кластера на ее основе.  Этот план  (назовем его привычно “бизнес – план”, хотя там далеко не все вопросы связаны с бизнесом, если под ним понимать деятельность, направленную на получение прибыли). В этом плане большинство  пунктов  никак не привязано к денежным потокам, а относится, скорее, к организационным мероприятиям.  Важно на этом этапе произвести оценку риска  проекта ”реформа” и выбрать вариант с оптимальным уровнем риска.

5. Выбор для  реформирования  лимитирующего кластера, назовем его пока условно ”кафедра”, средств и методов реформирования, опираясь на “принцип  соответствия” (если хотите, гармонии)  характеристик методов воздействия амплитудно – частотным характеристикам лимитирующего уровня. Именно на этом этапе определяются катализаторы и, сразу же, противодействующие факторы (“ингибиторы”) и  выбираются те катализаторы и ингибиторы, которые могут оказаться наиболее эффективными при менеджменте реализацией реформы. В правильности этого выбора и есть искусство менеджмента реформаторов.

6. Лишь после этого можно приступить к непосредственному  непрерывному процессу реформирования, т.е. заняться, собственно, менеджментом  реформы. 

В качестве дополнения к этому алгоритму реформирования - некоторые рассуждения и замечания к проекту.
1. Новые законопроекты, по словам реформаторов, призваны расширить университетскую автономию. Но, даже если это не только благие намерения, автономия  - не самоцель, а средство  проведения реформы. А цель реформы в проектах вообще… забыли сформулировать.

2. Необходимо  четко сформулировать  идеологию реформы. Нет сейчас задачи обеспечить поголовное, всеобщее высшее образование, и экономия бюджета – не самое  главное.  Двуединая  неразделимая задача изложена выше и заключается:

а) в обеспечении высокого уровня профессиональной подготовки  специалистов, качество которых должно отвечать идеологии устойчивого развития страны и требованиям   рынка труда, которому необходимы креативные  специалисты,  востребованные реформируемой экономикой  страны, а также

б) в возрождении      университетской науки, которая должна стать производительной силой, движителем технологического преобразования экономики страны на основе ее интеграции с учебным процессом.

3. Основными субъектами реформирования высшей школы являются не министерские и  вузовские чиновники  (они - всего лишь менеджеры этого грандиозного проекта),  а  преподаватели и студенты.

4.  Основным лимитирующим уровнем в иерархии уровней  объектов  реформирования является не Кабинет Министров, не Министерство  образования, не  университеты, а их кафедры с достойным уровнем автономии, которые могут и должны стать в стране центрами технологического бизнеса и на базе которых нужно создать рынок технологического бизнеса, с реформ которых и необходимо начинать проект, если, в самом деле,  руководствоваться  системным анализом и проектным менеджментом.

5.  Для  реформирования кафедр и, следовательно,  решения  задач подготовки креативных специалистов, соответствующих требованиям устойчивого развития страны, и  возрождения на новой рыночной основе вузовской науки совсем не требуются огромные бюджетные средства. Нужно научиться использовать  рыночные механизмы и методы хозяйствования и преобразования страны.  Наука и  образование в развитых странах являются высокоэффективной производительной силой, активным участником (и не просто участником, а генератором  развития) технологического преобразования экономики страны.

6. Реформирование высшей школы должно быть основано на  системном подходе, являться (если не основной, то, во всяком случае, определяющей)  частью системы реформ государства, связанных между собой прямыми и обратными связями и направленных на реализацию основной задачи – обеспечение устойчивого развития державы.

7.  Для реализации реформ необходимо  руководствоваться не только их идеологией и современной стратегией, но и  освоить  общепринятые в мире тактические средства и методы их реализации (к примеру, не на словах, а на деле,  использовать кластерный подход, создать на выпускающих кафедрах технологические бизнес – инкубаторы,  создать и  поддержать  сети  частных инвесторов – бизнес–ангелов,  сформировать на основе инновационного наполнения среднего и малого бизнеса рынок технологического бизнеса и прекратить  тратить средства на  безнадежно бесполезный трансферт технологий и т.д.).

8. Нужно  катализировать процесс реформирования  и активизировать основных участников этого процесса – преподавателей и студентов  за счет использования возможностей политических партий, особенно в предвыборный период.

9. Очень  важным является также  создание в вузе общей атмосферы, общего настроя, соответствующих  главной цели -  создать не только грамотного, профессионального специалиста, но и воспитать достойного гражданина общества.

10. Пора  попытаться возродить науку  высшей школы Украины, еще два десятка лет тому бывшую едва ли не самой  мощной в Союзе.  Возродить вузовскую науку нужно, конечно, не только и не столько для повышения уровня  аттестационных работ и даже не только для повышения уровня подготовки специалистов. Вузовская наука должна стать также интеллектуальным инвестором  возрождения экономики страны (как это произошло практически во всех ведущих странах мира).  Интеграция образования и науки в университетах - путь реанимации  двух основных направлений  деятельности высшей школы. Больше некому:  академическая наука нигде в мире не стала  двигателем технического прогресса (невозможного без инноваций), у нас тоже  НАНУ давно превратилась в рудиментарный орган,  пожирающий  большую часть и так мизерных средств, выделяемых на науку из уцелевших от деятельности чиновников средств бюджета. Отраслевая наука практически исчезла после приватизации крупных производств. Не до науки олигархам. А средний и малый  бизнес, наиболее восприимчивый к научным инновациям, необходимым для его превращения в технологический бизнес,  благодаря "успешным" реформам, практически ликвидирован властью. 

11.  Основной задачей высшей школы является  обеспечение высокого уровня профессиональной подготовки  специалистов, качество которых должно отвечать требованиям  рынка труда. Прежде всего, необходимы специалисты,  востребованные реформируемой экономикой  страны. Не секрет, что сегодня  образовался  многократный избыток  экономистов, юристов, тех  же историков, социологов и представителей еще недавно "модных" и, вроде,  востребованных специальностей. В то же время, столь необходимых проектных менеджеров, без которых сегодня немыслим кластерный метод  управления, технологический бизнес, реализация современного инновационного и инвестиционного менеджмента в рыночных условиях хозяйствования, готовят лишь единичные университеты. Катастрофически недостает преподавателей, способных обучать таких специалистов, в связи с тем, что их подготовка начата сравнительно недавно. Так, может, реформой и предусмотреть какое-то стимулирование университетов, которые первыми освоят их подготовку. И законодательство о финансировании вузовских НИР в рыночных условиях откорректировать. Может, в этом и заключается основная роль современных чиновников от образования - стимулировать развитие науки и  подготовки  специалистов, востребованных реформируемой страной  специальностей?

12.  Важно также  выбрать именно те методы обучения, которые способствуют креативному образованию и развитию будущего специалиста. Креативность крайне необходима специалистам производственной сферы, ибо без творческого подхода и выработки инновационных решений  технологическое развитие экономики просто  невозможно. Такие методы креативного обучения давно выработаны в нашей стране. Суть их в той же интеграции процессов образования с вузовской наукой. Давайте вспомним десятки  украинских научных школ, которые еще недавно славились во всем мире не только своими разработками, но и  подготовкой великолепных  креативных специалистов. За последние  годы простоя украинской высшей школы  в мире произошло дальнейшее слияние образования, науки и производства. 

13.  И еще одно важное обстоятельство не нашло отражение в  законе. Это вопрос о  приведении в соответствие с  какими-то  пусть европейскими, или американскими, или африканскими нормами зарплаты и учебной нагрузки преподавателей высшей школы.  Неужели можно всерьез говорить о  возвращении престижа преподавателя, улучшении качества образования, возрождении науки, если, к примеру, в Польше зарплата у преподавателя в два с половиной раза выше, а нагрузка в два раза ниже, чем у нас. А об оплате труда  педагогов и ученых  в других  европейских вузах лучше вообще не говорить.

 

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Последние записи
Контакты
E-mail: [email protected]