Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов. Редакция ЛІГА.net может не разделять мнение авторов блогов.
12.02.2015 14:18

Интернет – "добрая фея" для электронной коммерции

Начальник сектора налогового права ЮФ "Лексиком"

Практика часто опережает теорию, особенно когда дело касается большого бизнеса и больших денег, но и законодательство в этих случаях почти всегда отстаёт от практики.

Практика часто опережает теорию, особенно когда дело касается большого бизнеса и больших денег, но и законодательство в этих случаях почти всегда отстаёт от практики.

Постоянно возрастающее и фактически неограниченное количество Интернет пользователей, относительная дешевизна и большая скорость передачи данных по каналам связи, возможность дистанционной визуализации объектов, отсутствие географических границ Интернета позволило осуществлять хозяйственную деятельность без личного присутствия, с помощью электронных средств, что в свою очередь, и получило название «электронная коммерция» (e-commerce). Электронная коммерция набирает обороты по всему миру и начинает создавать все более серьезную конкуренцию традиционному бизнесу. Специалисты прогнозируют, что в недалеком будущем процесс торговли окончательно переместится из магазинов и офисов в виртуальное киберпространство, в котором нужный товар можно будет купить, находясь в любой точке земного шара, а значительную долю ВВП будут составлять именно продукты и услуги информационного характера. Например, доля финансовых и торговых транзакций, осуществляемых при помощи компьютерных сетей в последние годы стремительно возросла. Так, по данным Торговой ассоциации электронной коммерции (Interactive Media Retail Group, IMRG) в 2012 г. общий объем рынка электронной торговли в мире в 2012 году превысил $1 трлн., в 2013 году достиг $1,25 трлн., а к 2015 году составит не менее $2 трлн. [http://www.imrg.org (accessed 30 March 2014)]. Согласно информации с сайта AIN.UA, рынок электронной коммерции в Украине вырос на 45% в 2012 году, а в 2016 году прогнозируется, что в денежном выражении объем отрасли составит $5,65 млрд. По результатам исследований Morgan Stanley Research и Fintime в Украине на конец 2012 года Интернет-торговля составила около 1,5-1,6% от общего объема розничной торговли, что намного меньше, чем в России, где объем электронной коммерции приблизился к 2%, не говоря уже о среднемировом показателе 6,5%, или показателе США в 10,1%.

Традиционно, рынок электронной коммерции подразделяется на три сектора:

- сектор «Business-to-Business» (В2В) – операции между предприятиями; финансовый сектор – банковские и другие финансовые операции;

- розничный сектор «Business-to-consumer» (В2С) – операции между конечными потребителями товаров/услуг и предприятиями;

- «Consumer-to-consumer» (C2C), к которому относятся операции, совершаемые между собой конечными потребителями.

Осуществляя электронную предпринимательскую деятельность на законных основаниях  в  качестве  физического лица-предпринимателя,  либо создавая коммерческую  организацию,  налогоплательщик  облагает  результаты такой деятельности соответствующими налогами в зависимости от выбранной системы налогообложения. Приведенные ниже проблемы в сфере налогообложения субъектов электронной коммерции в Украине во многом схожи с проблемами налогообложения электронной коммерции в США и в ЕС и предполагают последующее их изучение и практическое решение.

Первая проблема касается налогообложения цифровой (нематериальной) продукции и онлайн-услуг в сегменте В2С и С2С. Как пример, можно привести покупку программного обеспечения, которая совершается, как правило, посредством «клика» покупателем в определенной зоне сайта и заполнением электронной заявки с доставкой через Интернет и оплатой банковской картой или электронными деньгами. Кроме того, происходит кардинальное изменение в механизмах оплаты, например, когда на некоторых сайтах или блогах размещается реквизит Яндекс-кошелька или предлагается возможность оплаты, «если понравилось», т.е. отвергается фундаментальный принцип традиционной оплаты – обязательность. Если такие и подобные принципы получат распространение и, учитывая скорость внедрения Интернет-технологий во все сферы жизнедеятельности, то результатом, может быть, просто анархизация налогообложения как такового.

Итак, получается, что электронную коммерцию сложно контролировать – личность и местонахождения покупателя сейчас можно установить зачастую только по данным банковской карты (но возникает вопрос, что делать, если покупатель фактически не живет в стране, где у него счёт?), а если оплата производится через электронную платёжную систему, такую, как Web-money или Bitcoin (которую, кстати, НБУ не так давно признал денежным суррогатом, а её использование нарушением законодательства), то это делает такие операции юридически и фактически незримыми для контролирующих органов. С другой стороны, трудности в проведении налогового контроля электронных сделок способствуют развитию технологий и их активному внедрению в работу  фискальных органов.

Вторая проблема заключается в недостаточности правового регулирования и «пробелах» налогового законодательства. Например, не определено на законодательном уровне, относить ли цифровые продукты к товарам или к услугам, а также нормами действующего законодательства не урегулировано порядок исполнения налоговых обязательств по таким сделкам. Исходя из опыта зарубежных стран, доходы от деятельности в сфере e-commerce можно классифицировать и как доходы от реализации товаров, оказания услуг (ЕС), и как роялти (Индия), а по мнению американских законодателей тип транзакции  определяет  вид  налога  и  условия его выплаты: налог на доходы корпораций в случае продажи продукта (лицензия) или налог, удерживаемый с роялти.

Примечательно, что хотя  Налоговый кодекс Украины в статье 181 и оперирует понятием «поставка товаров (услуг) с использованием локальной или глобальной компьютерной сети», однако, что понимается под таким понятием так и не поясняет. Следовательно, в этом вопросе приходится руководствоваться общими нормами законодательства, подчас даже обращаясь к зарубежной практике. Также в законодательстве отсутствует чёткое определение «место поставки» в электронной коммерции, которое, на наш взгляд, целесообразно определить местонахождением покупателя.

Однако справедливости ради стоит отметить, что 3 июня 2014 года Верховной Радой Украины в первом чтении был принят за основу законопроект №2306а «Об электронной коммерции», одной из новаций которого является приравнивание электронной сделки по своим правовым последствиям к заключенной в простой письменной форме, определенной Гражданским кодексом Украины.

Таким образом, при грамотном правовом урегулировании предпринимательской деятельности субъектов электронной коммерции, потребителям услуг и субъектам хозяйствования, вскоре станет экономически невыгодно заключе­ние рискованных сделок с контрагентами, деятельность которых по той или иной причине находится вне государственного контроля (например, открытие счётов в виртуальных квазибанках, не имеющих соответствую­щей лицензии на ведение банковской деятельности, а равно приобрете­ние товаров, работ или услуг у не прошедших в установленном порядке государственную регистрацию лиц, торгующих через нелегальные Интер­нет-магазины и т.д.), что, в свою очередь, сделает незаконную предпринимательскую деятельность последних не только рискованной, но и эко­номически неэффективной.

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Последние записи
Контакты
E-mail: blog@liga.net