Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов. Редакция ЛІГА.net может не разделять мнение авторов блогов.

Что вы чувствуете, когда слышите слово юрист, судья или адвокат? Какие чувства возникают у Вас, когда, находясь в тишине, Вы вдумаетесь, прочувствуете, увидитете или услышите это слово? Впервые я задал себе эти вопрос после одного курьезного случая


Что вы чувствуете, когда слышите слово юрист, судья или адвокат? Какие чувства возникают у Вас, когда, находясь в тишине,  Вы вдумаетесь, прочувствуете, увидьте  или услышите это слово?
 
Впервые я задал себе эти вопрос после одного курьезного случая в начале 2000 года. Ничего особенного, дело было у меня в офисе. Я проводил очередной модуль по профессиональным коммуникациям для юристов. И был затронут этот разговор.  После недолгих дебатов, один молодой человек, лет 25-ти, встал и сказал примерно следующее.
«Большинство из нас, вероятно, слышало, что такое Крысятничество. Так вот, все мы и  занимается именно этим – крысятничеством».
 
Сразу возник жуткий спор. Сам я железно стоял на позиции, что это не так. Не то, что бы этого нет вовсе. А то, что, мол, не все юристы - такие.  Спор шел бы долго, если бы он не был прерван. Это был специальный модуль, имевший совершенно другую цель – профессиональные коммуникации и специальные приемы создания понимания с нетрадиционными оппонентами. И поэтому мы вынужденно ушли от темы.
 
Так мне казалось. Никуда мы, во всяком случае, я - не ушли от этой темы. Она, как бы, висела над нашими головами до самого окончания модуля. К концу дня, я вдруг всё понял. И то, что я понял, меня ужаснуло.
 
Я понял, что давал им уникальные методы убеждения при невероятно низком уровне их этики. Это все равно, что учить туземца управлять ракетной установкой с ядерной боеголовкой.  Крысятничество – это не частный случай наваривания на разнице при передаче взятки, как я ошибочно себе представлял.  Крысятничество – это, пожалуй, сама суть бытийности современного юриста. Он просто не понимает главного - своей истинной роли, и не знает своего истинного пути, на который он сам же и встал.
 
И что же это за путь,  можете вы спросить? Я не знаю точно, как он называется. Но я знаю главное. Современный юрист, будь то судья конституционного суда, адвокат или юрисконсульт, сегодня забыл главное.  Он забыл, что его роль – это защита ПРАВА в широком смысле этого слова, а не просто защита прав и интересов клиента. Мороз по коже берет только от одного представления о том, какие на самом деле интересы у человека, и что он лично, считает своим правом, которое, по его мнению, должно быть защищено. Юрист должен защищать ПРАВО, то есть, этику или разумность нашей  с вами общей жизни, а не букву закона или предписание инструкции, частного случая.
 
Даже защита насильника, подразумевает, на самом деле, не защиту его прав, а защиту самого ПРАВА, в ауре которого этот насильник не останется бесправным как элемент этой структуры Права. И здесь дело даже не в том, что отстаивая права и интересы клиента, будь то государство, клан, партия, гражданин или просто частный бизнес, юрист попадает в жернова гигантской причинно-следственной игрушки своей судьбы под названием карма. Это сложный аспект и его здесь не обсудить. Дело - в другом. В том, что  юридическая практика в направлении защиты ПРАВА, а не закона -  это уровень уже другой, совершенно иной, более интересной "игры", для которой нужны другие совершенно новые способности,  к которым без понимания основ этики и законов жизни, доступ просто закрыт, даже если вы находитесь в научной библиотеке самого господа Бога.
 
К чему это все я? А вот к чему. С начала этого месяца в Одессе во всех кинотеатрах, все фильмы начали показывать только на украинском языке. Администрация ничего не может поделать, потому что это решение Высокого суда. Я тогда подумал:   суд, который принимает решение на основе закона, а не ПРАВА – это вряд ли Высокий суд. Так, суд себе и суд. Мало ли кто у нас имеет права судить, даже, если именуется специальным словом.  Мой язык (в простом и переносном смысле этого слова) -  это мое ПРАВО с большой буквы этого слова. Получать удовольствие слушать  Брюса  Виллиса только на одном языке, ограничивая мое право слушать на том языке, на котором я хочу – это не ПРАВО. Мой язык – это тот язык, на котором я думаю и который я могу выбрать, а не получить по распределению или по велению закона. И именно это -  может называется ПРАВОМ. Все остальное – это крысятничество. Даже если оно основано на законе.
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Последние записи
Контакты
E-mail: blog@liga.net