Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов. Редакция ЛІГА.net может не разделять мнение авторов блогов.
16.03.2017 17:25

Война на Донбассе: мифы и заблуждения-5

Это исследование является продолжением ранее опубликованных статей на аналогиченую тему.

     Это исследование является продолжением ранее опубликованных статей «Война на Донбассе: мифы и заблуждения», «Война на Донбассе: мифы и заблуждения-2», «Война на Донбассе: мифы и заблуждения-3», и «Война на Донбассе: мифы и заблуждения-4»

Мы продолжим рассмотрение начатой темы, с учетом наиболее знаковых событий последних месяцев.

1.Торговля с ОРДЛО – это «торговля на крови», или жизненная необходимость для Украины?

Вначале нужно разобраться , кто, с кем и как торгует.

Попробуем представить себе (условно) схему поставки угля из г.Ровеньки Луганской области (оккупированная территория) на Змиевскую ТЭС. Начнем с того, что предприятие «Ровенькиантрацит» является государственным, и следовательно, добываемый на этих шахтах уголь – государственная собственность Украины. Он д оставляется железной дорогой через линию разграничения на подконтрольную территорию Украины, и за него Змиевская ТЭС пречисляет безналичные деньги н а счет предприятия «Ровенькиантрацит» в украинском банке, после чего предприятие перечисляет зарплатные деньги на банковские карточки работников шахты – граждан Украины, и платит налоги в бюджет Украины. Таким образом, юридически к поставкам и оплате этого угля ниЛДНР , ни РФ никакого отношения не имеют, и никакой «торговлей с террористами» это не является.

И т ем не менее – все не так однозначно: как говорят, дьявол кроется в деталях. Из средств, полученных предприятием «Ровенькиантрацит» за уголь, определенная часть (то, что не уходит на зарплату и налоги) тратится на производственные нужд ы – покупку товаров и оплату услуг. И не вызывает никакого сомнения, что под прикрытием договорных отношений с предприятиями-поставщиками часть средств уплачивается «властям» ОРДЛО – это и есть компонент «торговли с оккупантами», о котором так много и часто говорят в последнее время. Следует сказать, что способов легализации такой уплаты существует множество – и все они очень напоминают схемы минимизации налоговых обязательств, с которыми государство борется (с переменным успехом) уже более 20 лет. Ликвидация этих схем находится в компетенции правоохранительных органов, но нужно признать – по многим причинам решить эту проблему полностью невозможно. Тогда остается одно – прекратить вообще всякую торговлю с ОРДЛО. К чему это приведет для всех нас?

Во-первых, Украина потеряет часть налоговых поступлений, и будет вынуждена покупать более дорогой уголь за рубежом – а это негативно скажется на курсе доллара, а также приведет к неизбежному очередному повышению тарифов на электроэнергию. К тому же, отсутствие поставок угля на металлургические предприятия приведет к уменьшению экспорта металла, а значит – к уменьшению валютных поступлений. В целом, по мнению Минфина Украины, блокада ОРДЛО может уменьшить ВВП Украины на 1,3%.

Во-вторых, несколько десятков тысяч шахтеров в ОРДЛО останутся без средств к существованию. Часть из них приедет на подконтрольную Украине территорию за пособиями по безработице и\или пособиями для переселенцев, часть – пополнит ряды «ополчения» в ОРДЛО. И то, и другое нам совсем не на пользу.

В-третьих, такие действия не одобряет международное сообщество, а также это вызывает усиление негативного отношения к Украине самих жителей ОРДЛО.

Единственный полезный для Украины результат – боевики ОРДЛО потеряют часть своих прибылей, получаемых в виде «налогов» от этой торговли. Причем это никак не скажется на их военных расходах – для РФ эти финансовые потери являются мизерными, и будут компенсированы одним росчерком пера условного Суркова. Пострадают же от этого только личные шкурные интересы Плотницкого, Захарченко и Ко - это безусловно приятно, но не более, поскольку кроме положительных эмоций, никакой пользы для Украины в этом нет.

Вывод прост – то, что называют «торговлей на крови», является таковой лишь в очень незначительной части всего объема торговли с ОРДЛО, и уж точно не имеется прямой связи между торговлей как таковой, и возможностью бандформирований вести против нас военные действия.

А уже совсем другой вопрос – назревшая необходимость максимальной диверсификации поставок из ОРДЛО, чтобы эта торговля не могла стать элементом шантажа со стороны оккупантов. И за более чем 2 года власть так и не удосужилась это сделать должным образом.

2. «Блокадники» – они герои, или преступники?

Если отбросить конспирологические версии о том, что блокада ОРДЛО инспирирована отдельными олигархами и\или политическими лидерами, и принять версию, что это – способ народного протеста против «торговли на крови», то здесь возникают некоторые вопросы, требующие разъяснения.

Как известно, «блокадники» Парасюк и Семенченко (в миру – гр. Гришин) являются народными депутатами, и имеют весьма широкие полномочия, за реализацию которых мы все платим им достаточно большую заработную плату. На момент начала блокады порядок торговли с ОРДЛО был урегулирован подзаконным актом СБУ. Если этот порядок в целом устраивал «блокадников», но их не устраивало то, как его нормы реализуются на практике (непрозрачные схемы поставок, коррупция на пунктах пропуска и т.п.), то почему они не поставили в ВРУ вопрос о персональной ответственности (вплоть до увольнения) тех должностных лиц, кто отвечает за это? Если этот порядок «блокадников» не устраивал – то почему они до сих пор не инициировали в ВРУ принятие закона, который бы урегулировал статус ОРДЛО, или хотя бы порядок торговли с этими территориями? Допускаю, что внесенный законопроект был бы не принят – и тогда акции протеста в исполнении Парасюка и Гришина были бы вполне уместны. Но почему эти «патриоты» сразу начали с блокады? Ответ напрашивается сам собой – рутинная законотворческая работа является не такой эффектной, как публичное перегораживание транспортных путей. Я сейчас не хочу комментировать уголовно-правовую составляющую этих действий – она совершенно очевидна. Следует отметить только морально-этический компонент: быть соучастником целого «букета» уголовных преступлений, прикрываясь при этом депутатской неприкосновенностью и патриотическими лозунгами – это не просто «махновщина» и политический цинизм. Это прямое содействие (вольное, или невольное) гибридной войне, которая ведется против нас – и теперь у кремлевских «вождей» намного больше аргументов для спекуляций на тему «геноцида народа Донбасса» и «несостоявшегося государства».

3.К чему приведет «национализация» оккупантами украинских предприятий?

На самом деле «национализация» является исключительно пропагандистским трюком, поскольку фактический контроль боевиков над украинскими предприятиями в ОРДЛО существовал с самого начала оккупации. Вполне объяснимым является и совпадение по времени «национализации» с блокадой – как только в Кремле поняли, что при любом исходе блокады торговля с ОРДЛО будет как минимум ограничена, возникла идея «гибридной легализации» статуса находящихся там предприятий, мотивируя это необходимостью сохранения занятости населения и пополнения «бюджета республик», чтобы избежать дополнительной нагрузки на бюджет РФ, и заодно получить определенный пропагандистский эффект. В дальнейшем Кремль может попытаться организовать работу и сбыт продукции «национализированных» предприятий с использованием российских фирм-посредников, через которые будут финансироваться заработные платы работников предприятий и «налоги» для нужд ЛДНР. Но вряд ли это будет иметь серьезный успех: продукция предприятий ОРДЛО (определенные марки угля, металл, продукция химической промышленности) имеет хорошо узнаваемое «лицо», и поставки такой продукции на международных рынках от имени российских фирм будут иметь отчетливые признаки торговли краденым, а это означает как минимум отсутствие спроса, а как максимум – санкции к продавцам. А продажа этой продукции на внутреннем рынке РФ приведет к падению цен, и соответственно – прибылей у российских производителей, а также заработных плат у их работников. Это приведет к тому же результату – финансированию ЛДНР за счет РФ, только в косвенной форме (через бюджетное субсидирование российских партнеров предприятий ОРДЛО), и к тому же вызовет неодобрение российского электората, который в последнее время и так не в восторге от донбасской авантюры Кремля.

4.Признание РФ «документов» ОРДЛО – начало признания самих ЛДНР?

Указ Путина о признании «документов» ЛДНР является лишь элементом информационной войны (а именно - поддержания определенных настроений в «республиках»), и не означает признания в перспективе самих «республик», по следующим причинам.

Во-первых, признание ЛДНР в качестве самостоятельных государств означает односторонний отказ Кремля от Минских соглашений, что окончательно закрепит за РФ статус недоговороспособного государства, повлечет усиление санкций, и сделает уже принципиально невозможной реинтеграцию ОРДЛО в Украину на условиях РФ.

Во-вторых, это гипотетически откроет возможность аннексии этих территорий РФ на следующий день после их признания – как это было сделано с Крымом. Но поскольку присоединение ОРДЛО к РФ никогда не входило (и сейчас не входит) в планы Кремля, то каждый день задержки с этим будет укреплять уже существующее подозрение идейных «новороссов» в том, что Путин их всех, мягко говоря, надул – ведь не найдется ни одной уважительной причины для объяснения, почему аннексия невозможна завтра, а будет возможна только через год, или через 10 лет.

В-третьих, такой шаг автоматически будет налагать на РФ определенные обязательства – и финансовые, и военные. Кремлевским властям придется содержать ЛДНР в полном объеме – как Абхазию и Приднестровье, но только это будут уже совсем другие деньги, и граждане самой РФ вряд ли будут от этого в восторге. Кроме этого, придется принимать прямое участие в военных действиях, заодно отказавшись от заклинаний «это внутриукраинский конфликт» и «нас там нет», к тому же такое участие приведет к санкциям более высокого уровня, а также к возможному оказанию Украине прямой военной помощи со стороны стран НАТО.

5.Как нам завершить войну, и вернуть ОРДЛО и Крым ?

Для начала мы сами должны дать сами себе ответ на несколько вопросов.

Каким мы видим завершение конфликта с РФ?

Какими способами м ы можем этого достичь?

На что мы во имя этого готовы пойти, и в чем себя ограничить?

Если мы готовы отказаться от Крыма и ОРДЛО – то в таком случае мы признаем, что навсегда оставляем проживающих там граждан Украины в заложниках у оккупантов. И что такой отказ автоматически развяжет руки Кремлю, поскольку там сразу поймут, что были на правильном пути, загоняя «в стойло» непокорных «малороссов». И что с РФ будут сняты санкции, поскольку отпадут формальные причины, из-за которых их вводили. Поэтому сторонникам версии «отгородиться стеной и забыть» нужно понимать, что следующие на очереди – они, проживающие в Харьковской, Киевской и даже Львовской области.

Если мы будем возвращать оккупированные территории путем определенных уступок агрессору - то в чем именно уступать мы можем, а в чем нет? Если уступки в итоге приведут к разрушению Украины изнутри – то тогда проще сразу сдаться. Если сдаваться мы не собираемся – то тогда нужно определить для себя, каких уступок быть не может ни при каких условиях: во-первых, изменения унитарного устройства Украины – это путь к «боснизации» государства; во-вторых, предоставления «особого статуса» оккупированным территориям – нам ни к чему управляемый РФ фугас, подложенный под основы нашей независимости; в-третьих, всеобщей амнистии коллаборантов – нам не нужны тысячи изменников Родины, которые на следующий день после окончания войны опять займут руководящие должности на Донбассе и в Крыму.

Также существует мнение о том, что ОРДЛО нужно просто вернуть военным путем, а в стране для этого ввести военное положение. Гипотетически такой вариант возможен – сейчас наши ВСУ и НГУ в состоянии ликвидировать бандформирования ОРДЛО за считанные недели, но при одном условии – если не будет прямого вмешательства регулярной армии РФ. Если же оно будет – то тогда ситуация может развиваться в двух вариантах: или все закончится очередным условным Иловайском, или же придется вступить в фазу открытой войны с РФ.

Да, мы гипотетически можем выиграть такую войну – при условии введения военного положения, и перехода всей мирной жизни Украины на режим «все для фронта, все для победы». А это означает, как минимум – резкое падение уровня жизни всего (и так небогатого) населения, вплоть до введения нормированного распределения потребительской продукции (карточная система), веерного отключения электроэнергии на всей территории, и самое главное, всеобщая мобилизация в сочетании с большими людскими потерями (счет убитых и раненых может пойти уже на десятки тысяч). Возникает вопрос: готово ли к этому наше население, особенно жители Киева, Днепра, Харькова, живущие в условиях относительного достатка и бытового комфорта? Ведь одно дело – отражение прямой угрозы существованию страны в целом, и совсем другое – попытка отвоевать несколько районов и городов, в целом некритичных для государства. Кроме этого, после окончания такой войны мы получим территорию с разрушенной инфраструктурой, на восстановление которой потребуются десятки (если не сотни) миллиардов долларов – а где их взять, особенно с учетом уже существующего государственного долга?

Подведем итог. Если отказаться от Крыма и ОРДЛО мы не можем, а отбить их силой не в состоянии, или не хотим – то тогда нужен другой путь возвращения этих территорий. Остается надеяться, что власть наконец-то сформулирует внятный план на эту тему, которого мы пока так и не увидели – уже по истечении трех лет войны.  

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Последние записи
Контакты
E-mail: [email protected]