Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов. Редакция ЛІГА.net может не разделять мнение авторов блогов.
28.05.2010 14:44

Глава 43. Истерика

Лидер народного движения и политической партии "5.10"

Место в иерархии не зарезервировано за особыми людьми, которых мы называем богатыми или успешными. Место в иерархии отвоевывается собственными поступками.

Место в иерархии не зарезервировано за особыми людьми, которых мы называем богатыми или успешными. Место в иерархии отвоевывается собственными поступками.

Когда-то отдыхая с семьей в Египте, по экскурсионной программе нас повезли вглубь Синайского полуострова, туда, где практически нет растительности и всюду пески пустыни, где неровная местность с небольшими горами. Там мы должны были наблюдать закат и любоваться красотой Синайской долины. Именно там понимаешь, откуда взялись иероглифы, потому что все невысокие горы Синая испещрены орнаментом, созданным самой природой, сильно напоминающим письмена Древнего Египта.

Наша многочисленная группа была окружена оглушительной тишиной величественных, пустынных гор. Экскурсовод пояснил, что здесь великолепное эхо. Туристы начали пытаться кричать. И знаете, большинство не смогло этого сделать. Люди не могли в полный голос самовыразиться. Нет, они там попискивали, тихо покрикивали, но орать в полное горло они не могли. У них как будто бы стоял запрет. Наверняка они боялись, что подумают о них люди, как они будут выглядеть со стороны.

В какой-то степени способность кричать от души и без тормозов дает иерархическое преимущество. Простое упражнение: откройте окно или выйдите на балкон, сможете ли вы что-нибудь прокричать от души, не обращая ни на кого внимания только потому, что вам так захотелось? Должен быть кураж крика. А это и определяет ваше место в иерархии. Иногда криком и скандалом можно и стать брендом, и привлечь к себе внимание, и запугать противника. Кстати, в волчьей стае практически не бывает кровавых столкновений за место в иерархии. Просто одни волки сразу показывают клыки и громким рыком ставят на место тех, кто ниже по статусу.

Когда я ушел из Дома торговли (см. главу 25 «Чудес не бывает»), в подвале центра города уже успел открыть первый коммерческий магазин. Пришла идея заняться официальной торговлей автомобилями (тогда еще не было частных автосалонов). Мой юрист подготовила все документы для регистрации нового предприятия. В исполкоме все шло нормально, но вдруг всех регистрирующихся (около 20 предприятий) пригласили в актовый зал исполкома и почему-то публично начали регистрировать. В президиуме восседало все руководство исполкома: председатель, два зампреда, три начальника отделов, еще какие-то неизвестные люди. В общем, человек 20 на сцене и 20 начинающих предпринимателей в зале. Оговорюсь, я уже был не начинающим, поэтому явился со своим юристом – Ириной. Вид, надо сказать, у меня был тогда для регистрации предприятия в исполкоме весьма живописный: блестящие ереванские брюки, пестрая шведка, расстегнутая на две пуговицы сверху и одетые на босу ногу цеховые мокасины с модной по тем временам бахромой. Типичный новый русский.

Все шло мирно. Одного за одним, никому не отказывая, задавая дежурные вопросы «Чем будете заниматься?», с пожеланиями удачи достаточно быстро были зарегистрированы все 19 предприятий. Меня почему-то поставили в конец. Но председатель исполкома вдруг заявил, что заседание окончено и регистрация закрыта.

«Подождите! А мое?» - закричал с задних рядов я. Члены президиума начали вставать и уходить. Я как можно быстрее выскочил вперед, ногу поставил на край сцены и обращаясь к председателю, сказал: «А меня регистрировать вы думаете?», на что тот ответил: «Нет». «Почему? Какая причина?». Кто-то из женщин, начальников отдела: «Мы не обязаны вам отвечать».

Так как я стоял между выходом и сценой, президиум никак не мог выйти. Председатель исполкома строго, как они это умели: «Молодой человек! Что вы себе позволяете?». «А вы что позволяете?! Быстро регистрируйте предприятие!». Весь президиум зашикал на меня, пытаясь выйти из зала, но я продолжал стоять на пути. В конце концов, председатель сказал: «Мы никогда не зарегистрируем вас. Вы не умеете себя вести». Моя юрист тянула меня за руку и умоляла уйти. Вырвавшись через стол президиума, я бросился на председателя. Тот начал позорно от меня убегать, нарезая круги вокруг стола.

Члены президиума опешили от такой наглости просителя. Продираясь через них, я пытался добраться до председателя с требованиями немедленно зарегистрировать предприятие. И когда я почти настиг его в конце сцены, на мне уже висело два зама, женщины из президиума кричали: «Вызовите милицию, это хулиганство! Как вы себя ведете в исполкоме?!». Председатель, отступая, не знал, что делать. В общем, сцена была на весь исполком!

Когда с оторванными пуговицами уже в коридоре я пытался отдышаться, а председатель скрылся за массивной дверью своего кабинета, юрист мне сказала: «Нас никогда здесь не зарегистрируют в этом исполкоме». Исполкомовские из президиума разошлись. В тот момент я пожалел, что устроил такой скандал. Можно было промолчать, сходить на прием к председателю, попросить. И чуть позже мое предприятие все равно бы зарегистрировали. Но исправить ничего было уже нельзя.

Самое интересное произошло позже.

Во-первых, через несколько дней нам неожиданно выдали готовые документы со всеми подписями и регистрациями. Во-вторых, в этом исполкоме я стал брендом. Председатель был туповат, и его недолюбливали. Впредь для моего предприятия и меня лично там все делали бесплатно и вне очереди. И именно в этом исполкоме ни с одной службой у меня никогда не возникало проблем. Я приобрел имидж-бренд невменяемого предпринимателя, которому нельзя отказывать.

Я думаю, что они рассуждали следующим образом: человек в здравом уме, открывший в центре города кооперативный магазин, не может скандалить в исполкоме, где его может закрыть и пожарная, и санэпидемстанция, и налоговая. Такое без волосатой лапы где-то сверху никто себе не позволит. И если до этого скандала у меня не было лапы, то теперь она появилась у них в головах. Много лет я этим пользовался.

ПРАКТИЧЕСКИЙ СОВЕТ: не бойтесь скандалить, когда вас загнали в безвыходную ситуацию. Меньше всего чиновники хотят, чтобы в их приемных был крик. По сути, каждый гражданин, не обремененный должностью, имеет высокий статус юридической безнаказанности. Поэтому вы можете устроить личный террор в своих личных целях любому чиновнику, который несправедливо вам отказывает. А если вы весь свой гнев можете без страха прокричать, у вас появляется иерархическое преимущество. Конечно, вам могут дать по голове, могут наказать, но если вы устроите незабываемое шоу начальнику ЖЭКа, чиновнику средней руки, налоговому инспектору, он вас не забудет никогда. И, уверяю, что и вашу компанию, и вас он будет обходить десятой дорогой. Пользуйтесь своей гражданской безнаказанностью. Не забывайте, что и перед тяжелыми дверьми кабинетов, и за ними сидят люди, обычные люди. И как бы они не надували щеки за своими письменными столами, они все те же заколдованные мальчики и девочки (см. главу 37 «Заколдованные мальчики и девочки Украины»).

Учитесь кричать. Вначале дома, на балконе, потом на сцене жизни, добиваясь определенной цели. Но помните, что самый вредный крик – бесцельный крик в автобусе, метро, очереди, за рулем автомобиля. В то время как крик с целью добиться поставленной цели есть иерархическое преимущество.

Мы должны жить в красивой стране!

Геннадий Балашов

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Последние записи
Контакты
E-mail: blog@liga.net