Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов. Редакция ЛІГА.net может не разделять мнение авторов блогов.
18.06.2020 18:16

Резервный выход

Вице-президент ГП НАЭК "Энергоатом"

Финансовый резерв на снятие с эксплуатации энергоблоков АЭС лежит на счету Госказначейства мертвым грузом. Как заставить эти деньги, вложенные в будущее, работать уже сегодня?

Весь последний месяц в информполе муссируется вопрос о том, «можно ли считать атомную электроэнергию дешевой, если в ее стоимость не заложены средства на вывод энергоблоков из эксплуатации, который должен произойти уже через пять лет». Этот тезис на все лады повторяют и «эксперты», и представители власти. Ну, что сказать? На самом деле – заложены. И это подтверждено соответствующими документами. Но, думаю, придется разъяснить подробно, сколько денег уходит в Финансовый резерв на снятие с эксплуатации (ФРСЭ), какова доля этих отчислений в стоимости электроэнергии и когда на самом деле наступят сроки выведения энергоблоков АЭС из эксплуатации. Заодно разберемся, много это или мало – 5 миллиардов гривен на спецсчете того самого Финансового резерва.

Согласно Энергетической стратегии Украины до 2035 года (в разработке которой, кстати, принимала деятельное участие нынешняя вр. и. о. министра) атомная генерация еще 15 лет будет обеспечивать не менее 50% в энергобалансе Украины. Это значит, что все 15 энергоблоков украинских АЭС невозможно будет вывести из эксплуатации одновременно, даже при большом желании. Специалисты НАЭК «Энергоатом» произвели оценку и утверждают: впервые вопрос о снятии с эксплуатации встанет через десять лет, в 2030 году, – это будет энергоблок №1 типа ВВЕР-440 Ровенской АЭС. Год спустя, в 2031-м, переоценку безопасности должен пройти энергоблок №2 РАЭС. Причем мы только будем решать вопрос снятия с эксплуатации, но запустим процесс или продлим срок – пока неясно. Это будет зависеть от результатов анализа продления.

На данный момент по предварительным расчетам наших специалистов, стоимость снятия одного энергоблока с эксплуатации составляет 10 млрд грн. И эти деньги понадобятся нам не одномоментно – мы будем их расходовать в течение 30-40 лет, примерно столько времени нам потребуется для полного завершения процесса. Хочу обратить ваше внимание, что все эти 30-40 лет будут работать и зарабатывать (в том числе и на снятие с эксплуатации) остальные действующие на тот момент блоки. Кроме того, и это, по-моему, очевидно, через десять лет стоимость будет отличаться от той, которую мы можем спрогнозировать сегодня. Причина проста: во всем мире это также актуальная проблема, государства создают соответствующие фонды и начинают отрабатывать процесс выведения ядерных блоков из эксплуатации, а главное – технологии не стоят на месте, они становятся эффективнее и дешевле. Десять лет спустя технологии будут отработаны на десятках энергоблоков в мире, и значит, стоимость таких работ может снизиться.

Помимо того, для 11 из 15 энергоблоков украинских АЭС проектные сроки эксплуатации уже продлены до 2040 года – для трех энергоблоков на 20 лет, еще для восьми – на десять лет с последующим продлением еще на десять после переоценки их безопасности. Результаты оценок технического состояния корпусов реакторов и других критических элементов энергоблоков АЭС, а также опыт других стран позволяют утверждать: срок безопасной эксплуатации энергоблока достигает шестидесяти лет. К 2040 году срок эксплуатации блоков РАЭС составит как раз около 60, а всех остальных - не более 50 лет.

Иными словами, для накопления в ФРСЭ необходимых средств у нас еще есть время, а проблема на самом деле лежит в несколько иной плоскости. Накопление происходит неэффективно: деньги аккумулируются на спецсчете Госказначейства и являются составной частью Госбюджета. Согласно Закону Украины от 2004 года «Об упорядочении вопросов, связанных с обеспечением ядерной безопасности», средства для ФРСЭ Энергоатом перечисляет в спецфонд Госбюджета, и дальнейшая их судьба от компании уже никак не зависит. Сегодня в ФРСЭ (по состоянию на 31 января 2020 года) накоплено 5 млрд 96 млн грн. Это – результат ежемесячных отчислений Энергоатома. В соответствии с финпланом компании в этом году она должна перечислить в ФРСЭ 785,4 млн грн – это 65,45 млн ежемесячно. Но эти деньги не работают, и их неумолимо пожирает инфляция!

До 2010 года законодательство запрещало какие-либо операции с накапливаемыми в ФРСЭ средствами: четко указано, что траты специального фонда Госбюджета в части средств ФРСЭ должны быть равны поступлениям в него. 17 февраля 2010 года Кабинет министров принял Постановление № 207, разрешив размещать средства Фонда в ценных бумагах – для защиты денег от инфляции. Но с момента принятия этого Постановления не было проведено ни одной операции с государственными ценными бумагами. Энергоатом продолжает выплачивать средства на будущее безопасное снятие энергоблоков с эксплуатации, инфляция продолжает эти средства съедать, а государство не может обеспечить им действенной защиты. То есть для нас эти средства просто выведены из оборота, а для потомков – никак не защищены от инфляционных процессов.

В НАЭК «Энергоатом» проанализировали мировой опыт, европейское и международное законодательство в части ядерной безопасности, проконсультировались со специалистами МАГАТЭ и разработали концепцию. Эта идея позволит накопленным в ФРСЭ средствам работать, тем самым перекрывая потери Фонда от инфляции, и не повышать ставку отчислений в ФРСЭ, тем самым не увеличивая стоимость киловатт-часа произведенной на атомных станциях электроэнергии.

Разработанный нашими специалистами законопроект «О внесении изменений в Бюджетный кодекс Украины относительно защиты средств финансового резерва, предназначенного для снятия с эксплуатации ядерных установок, от инфляции» предлагает несколько простых решений. Первое и главное – изменение действующего механизма накопления средств в ФРСЭ. С 1 января 2021 года мы предлагаем вывести ФРСЭ из Госбюджета. Как защитить накопленные в Фонде средства от инфляции? Возможно, стоит на законодательном уровне разрешить вкладывать эти деньги в государственные ценные бумаги и в ценные бумаги, выпущенные международными финансовыми организациями. Это позволит накопленным средствам работать уже сегодня.

Опыт ближних и дальних государств показывает, что задумываемся об этом не мы одни. Показательно решение подобного вопроса в Венгрии. Центральный финансовый фонд, созданный для финансирования работ по созданию хранилища для промежуточного хранения отработанного ядерного топлива (ОЯТ) и хранилища для окончательного захоронения радиоактивных отходов (РАО) появился в этой стране в 1998 году. Из него же финансируются работы по снятию с эксплуатации энергоблоков АЭС.

Чтобы средства в Фонде не обесценивались, государство ежегодно вносит в него свою долю отчислений, которая рассчитывается исходя из средней стоимости активов Фонда за предыдущий год с использованием средней базовой процентной ставки Центрального банка Венгрии за тот же период. Средства фонда размещаются на отдельном счету министерства финансов страны. А Государственное агентство по обращению с РАО готовит ежегодный график использования накопленных в Фонде средств. По состоянию на 2016 год  в нем было 269 млрд форинтов, или 768,5 млн евро.

Не менее интересен опыт Финляндии: Министерство экономики и занятости этой страны ежегодно утверждает объем финансовых обязательств, который должен обеспечить Фонд обращения с ядерными отходами. Производители ядерных отходов ежегодно покрывают разницу между целевым показателем Фонда и суммой, уже накопленной в нем. При этом они имеют право претендовать на компенсацию, если накопленная сумма превосходит обязательства.

Кроме того, производители ядерных отходов должны предоставить министерству ценные бумаги в качестве гарантий на ту долю обязательств, которая еще не покрыта Фондом. То есть обязательства у производителей электроэнергии есть, но государство не мешает им вкладывать свои средства в ценные бумаги и таким образом позволять этим средствам работать.

В 2017 году Верховная Рада внесла изменения в Закон Украины «Об обращении с радиоактивными отходами» и в Бюджетный кодекс. Они предусматривают, что средства из ФРСЭ будут использованы на развитие системы обращения с РАО, транспортировку ОЯТ в зону отчуждения, строительство хранилищ и научные исследования.

Специалисты Энергоатома предлагают расширить этот перечень – почему бы не позволить вкладывать средства ФРСЭ в качестве капитальных инвестиций в проекты, которые будут приносить доход? В научные исследования или в масштабный проект создания и запуска ЦХОЯТ? Ведь если эти деньги будут работать и «зарабатывать», нам намного быстрее удастся накопить в Фонде необходимые средства.

Сейчас НАЭК «Энергоатом» отчисляет в ФРСЭ 1,14 копейки с киловатт-часа, что дает 785 млн грн в год. Чтобы отчисления достигли 2 млрд грн в год и через 50 лет мы накопили в Фонде хотя бы 100 млрд грн, необходимо отчислять 3 копейки с киловатт-часа, то есть, на 1,86 коп. больше. Разумеется, эти копейки будут заложены в цену киловатт-часа для потребителя. Впрочем, даже при таких условиях атомная электроэнергия в Украине все равно останется самой дешевой.

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Последние записи
Контакты
E-mail: blog@liga.net