Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов. Редакция ЛІГА.net может не разделять мнение авторов блогов.
08.01.2012 18:45

Высшая школа: реанимировать или сразу в морг?

Профессор Украинского государственного химико-технологического университета

Возродить вузовскую науку нужно, конечно, не только и не столько для повышения уровня аттестационных работ и даже не только для повышения уровня подготовки специалистов. Вузовская наука должна стать также интеллектуальным инвестором возрождения экономики


Понимаешь, это странно, очень странно,
Но такой уж я законченный чудак:
Я гоняюсь за туманом, за туманом.
И с собою мне не справиться никак.
Из песни «За туманом» (1964) ленинградского поэта-барда Юрия Кукина


Затяжные роды Министерством образования, науки, молодежи и спорта проекта Закона "О высшем образовании", наконец, завершились. Роды продолжались целый год,  в течение которого проект, вроде бы, обсуждался не только активно протестующими против исходного варианта   студентами, но и  общественностью и даже...  ректорами вузов. К сожалению, изложенные  в  моих более 40 статьях по  проблемам высшей школы (перечень моих статей в блоге по проблемам науки и образования  здесь), видимо,  не заинтересовали  чиновников и не нашли отражения в новом варианте проекта, который концентрировал мнения по проблеме и содержит предложения, в основном, министерских и университетских чиновников - управленцев.

Ну что  же, еще раз попробую изложить, почему так печально назвал этот пост и кратко сформулировать мои, на мой взгляд, конструктивные предложения.

Новый законопроект, по словам министерского руководства, призван расширить университетскую автономию. Но, даже если это не только благие намерения, автономия  - не самоцель, а средство  проведения реформы. А цель реформы в проекте вообще… забыли сформулировать.  Попробую это сделать за чиновников.

Убежден, что нам пытаются подсунуть  очередные ложные цели и задачи, чем всегда славилась власть. Ну скажите, отчего (не возможность ли отнюдь не только морального поощрения?) так взволновались чиновники нострификацией дипломов, полученных в других странах, и  дальнейшим "совершенствованием" системы аттестации научных тружеников? Ведь уже ни для кого не секрет, что научный уровень диссертаций в последние годы настолько упал (имею право сравнивать, ибо много лет был членом советов по защитам диссертаций), что впору говорить о том, что он не намного превышает уровень работ магистров.  Не правильнее ли заняться не следствием (вон, поляки вообще отменили нострификацию дипломов и не грустят по ней), а выяснением причин падения  этого уровня и  попытаться возродить науку  высшей школы Украины, еще два десятка лет тому бывшую едва ли не самой  мощной в Союзе.  Воистину, "Не бойся, когда не знаешь: страшно, когда знать не хочется."

Возродить вузовскую науку нужно, конечно, не только и не столько для повышения уровня  аттестационных работ и даже не только для повышения уровня подготовки специалистов. Вузовская наука должна стать также интеллектуальным инвестором  возрождения экономики страны (как это произошло практически во всех ведущих странах мира, а сейчас уже и в России).  Интеграция образования и науки в университетах - путь реанимации  двух основных направлений  деятельности высшей школы. Больше некому:  академическая наука нигде в мире не стала  двигателем технического прогресса (невозможного без инноваций), у нас тоже  НАНУ давно превратилась в рудиментарный орган,  пожирающий  большую часть и так мизерных средств, выделяемых на науку из уцелевших от деятельности чиновников средств бюджета. Отраслевая наука практически исчезла после приватизации крупных производств. Не до науки олигархам - им "бабло клепать" надо (или "капусту рубить", если вам так больше нравится)  - много  и  как можно быстрее. А средний и малый  бизнес, наиболее восприимчивый к научным инновациям, необходимым для его превращения в технологический бизнес,  благодаря "успешным" реформам, практически ликвидирован властью. 

И, все же, основной задачей высшей школы, практически проигнорированной  авторами закона,  является  обеспечение высокого уровня профессиональной подготовки  специалистов, качество которых должно отвечать требованиям  рынка труда. Прежде всего, необходимы специалисты,  востребованные реформируемой экономикой  страны. Не секрет, что сегодня  образовался  многократный избыток  экономистов, юристов, тех  же историков, социологов и представителей других, еще недавно "модных" и, вроде,  востребованных специальностей. В то же время, столь необходимых проектных менеджеров, без которых сегодня немыслим кластерный метод  управления, технологический бизнес, реализация современного инновационного и инвестиционного менеджмента в рыночных условиях хозяйствования, готовят лишь единичные университеты. Между тем,  за рубежом, где активно осуществляются реформы, готовят, главным образом, специалистов именно в области проектного менеджмента. Причину этого вижу в том, что у нас просто катастрофически недостает преподавателей, способных обучать таких специалистов, в связи с тем, что их подготовка начата сравнительно недавно. Так, может, реформой и предусмотреть какое-то стимулирование университетов, которые первыми освоят их подготовку. И законодательство о финансировании вузовских НИР в рыночных условиях откорректировать. Может, в этом и заключается основная роль современных чиновников от образования - стимулировать развитие науки и  подготовки  специалистов, востребованных реформируемой страной  специальностей?

В то же время, важно не только, кого учить,  специалистов каких специальностей готовить, но, еще важнее, чему и как учить. Уже много лет наши чиновники увлекаются  переводом вузов на болонскую систему образования. Скажу откровенно: мое и многих моих коллег мнение об этой системе, которую давно прозвали "болванской", мягко говоря, неодобрительное. Ее принудительное внедрение резко ухудшило качество образования вследствие формализации  контроля за качеством усвоения материала, ослаблением индивидуальной работы преподавателя со студентом. Кроме того, студенты раньше преподавателей  освоили  большие "возможности" новой системы по  формализации учета полученных знаний  и  успешно используют их. В то же время, украинская педагогика  испокон веку развивала свои,  более успешные, чем в Болонье, методы обучения (вспомните хотя бы Макаренко, Сухомлинского, Шаталова из Донецка) и, я убежден в необходимости прекратить опасный  эксперимент по слепому преклонению перед  “забугорной” педагогикой.

Важно также  выбрать именно те методы обучения, которые способствуют креативному образованию и развитию будущего специалиста ( я много писал в этом блоге об этом). Понятно, что креативность не сильно нужна историку (не дай бог, они еще и начнут творить  историю) или  юристу (в "креативности"  наших юристов мы и так убеждаемся каждодневно),  но она крайне необходима специалистам производственной сферы, ибо без творческого подхода и выработки инновационных решений  технологическое развитие экономики просто  невозможно

Такие методы креативного обучения давно выработаны в нашей стране. Суть их в той же интеграции процессов образования с вузовской наукой. Давайте вспомним десятки  украинских научных школ, которые еще недавно славились во всем мире не только своими разработками, но и  подготовкой великолепных  креативных специалистов. За последние  годы простоя украинской высшей школы  в мире произошло дальнейшее слияние образования, науки и производства. Я много университетов посетил в самых различных странах, работая в НАТОвской   научной программе, и  видел  целые сети вузовских технологических бизнес - инкубаторов, где студенты  учатся  технологическому бизнесу и профессиональным премудростям на реальных бизнес - проектах, помогая при этом коммерциализации разработок университетских ученых. Что-то не нашел я таких успешных технологических Бизнес - инкубаторов (ТБИ) в вузах Украины. И в новом законе о них нет ни звука. К сожалению, моя попытка открыть ТБИ в родном университете также оказалась безуспешной по независящим от меня причинам.

Возможно, ТБИ  получили бы развитие, если бы расширить понятие "автономия" не только на университет  (как делают авторы нового закона), но и на кафедру, чего они, к  сожалению, не делают. За рубежом я видел многие кафедры, которые имеют не только бизнес - инкубаторы, но и свои опытные производства, многочисленные контракты с крупными фирмами не только на подготовку кадров для них, но и проведение перспективных  исследований. У них – свой  счет в банке и большие возможности для использования внутренних резервов кафедры. В наших университетах кафедра  - девушка подневольная, никаких прав не имеющая. Ректорат забирает у нее львиную долю заработанных  учеными средств (вам это ничего не напоминает?) и излишне увлекается  той самой жесткой "регуляторной политикой", которая уже довела до гибели наш средний и малый бизнес. 

Приведу один печальный для меня пример, характеризующий нынешнее бесправное положение кафедр и научных школ в университетах. Случился у меня на кафедре (я тогда  был ее заведующим) пожар. Что делать, у химиков это случается. Собственно, пожар был не совсем на кафедре, а в отраслевой лаборатории  Минхимпрома СССР при кафедре, где был, несмотря на двойное подчинение, свой заведующий. Пострадал один сотрудник лаборатории (он же - мой аспирант), который с перепугу прыгнул  из окна 2 этажа в соседней  комнате (где и пожара- то не было) "солдатиком"  и сломал ногу. Между прочим, в акте о несчастном случае инспектором в графе "виновник" был обозначен я, а  в  описании моей вины четко обозначено "не обучил аспиранта правильно прыгать в окно". Материальный ущерб оказался незначительным. И вот, при определении виновников пожара оказалось, что конкретных виновников выявить не удалось, а косвенными виновниками оказались я и завлаб, и между нами мудро солидарно разделили материальную ответственность, хотя огнетушители оказались  неисправными, гидранты оказались безводными, пожарных шлангов вообще не оказалось явно не по моей вине. В прокуратуре, занимавшейся расследованием пожара, потребовали должностную инструкцию заведующего кафедрой. Ее почему-то в институте не оказалось. Срочно стали делать. Через неделю потребовали из ректората от меня завизировать первый ее вариант. В инструкции оказалось несколько страниц должностных обязанностей,  длинный перечень моей ответственности и лишь одна строка моих прав -  "имеет право обращаться с вопросами к вышестоящему начальнику". Но самое любопытное оказалось в том, что начальников оказалось не один, а сразу…  18.  Там были не только ректор и много проректоров, но и несколько деканов, комендант здания (кстати, обязанный обеспечить кафедру противопожарной техникой), начальники методического и других кабинетов и др. Конечно, такая инструкция меня не устроила и перешел я по собственному желанию в простые профессора.

И еще одно важное обстоятельство не нашло отражение в новом проекте закона. Это вопрос о  приведении в соответствие с  какими-то  пусть европейскими, или американскими, или африканскими нормами зарплаты и учебной нагрузки преподавателей высшей школы.  Неужели можно всерьез говорить о  возвращении престижа преподавателя, улучшении качества образования, возрождении науки, если, к примеру, в Польше зарплата у преподавателя в два с половиной раза выше, а нагрузка в два раза ниже, чем у нас. А об оплате труда  педагогов и ученых  в других  европейских вузах лучше вообще не говорить, могут неверно  понять. 
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Последние записи
Контакты
E-mail: blog@liga.net