Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов. Редакция ЛІГА.net может не разделять мнение авторов блогов.

В 2015 году в ознаменование 70-летия победы над нацизмом и освобождения узников Освенцима, - печально известного концлагеря Аушвиц, - в зале Генеральной ассамблее ООН отмечали День памяти жертв Холокоста и чествовали переживших эту трагедию.

В 2015 году в ознаменование 70-летия победы над нацизмом и освобождения узников Освенцима, - печально известного концлагеря Аушвиц, - в зале Генеральной ассамблее ООН отмечали День памяти жертв Холокоста и чествовали переживших эту трагедию. На мероприятие были приглашены и приняли в нем участие представители разных общественных организаций. Наталия Мизури предсталяла архив русской и украинской эмиграции (LIAC) и ассоциацию "Детей войны".

Мемориальная церемония началась с традиционной Минуты молчания. Затем состоялись выступления Генерального секретаря Организации Объединенных Наций Пан Ги Муна, Президента Израиля Реувена Ривлина, других официальных лиц. Речь шла о недопустимости прецедентов геноцида в современном мире.

Особо хочется отметить, что на торжественной церемонии с трибуны зала Генеральной Ассамблеи ООН звучала и русская речь. Одним из выступавших был 95-летний ветеран Советской Армии, бруклинец Борис Фельдман. Свой эмоциональный рассказ о прошедшей войне он закончил призывом единения людей доброй воли в борьбе с проявлениями терроризма, нацизма, неофашизма.

Многие из переживших Холокост, годы спустя, оказались в эмиграции. Их свидетельства, конечно, представляют интерес для всех, особенно для новых поколений молодежи. В одной из Бруклинских библиотек, в офисе на Шибсхедбей, которым руководит Светлана Негримовская и по ее инициативе, архив LIAC вместе провел встречу поколений: в непринужденной, дружеской обстановке встретились Молодежный театр "Акила"\"Aquila", представивший свои опусы из древней истории на основе "Одиссеи" Гомера, и ветераны войны, они делились воспоминаниями о пережитом и объясняли, что значит Холокост для каждого из них. Произошел своеобразный обмен опытом. Данный проект поддержан библиотекой Конгресса США, в которую поступят все записи видеоархива.

28 января в ООН нам удалось познакомиться с историей Золтана Матиаша, который в годы войны вместе с родителями и пятью младшими братьями и сестрами был отправлен в гетто, а затем последовательно испытал на себе все ужасы фашистских застенков. Тринадцатилетним подростком он побывал узником двух самых страшных лагерей смерти - Освенцима и, позднее, Бухенвальда. С лагерным номером на руке А-6307, весной 1945 года он был освобожден американскими войсками.

После освобождения Золтан отправился в обратный путь, на Восток, на поиски своей семьи. На родине его ждала неожиданная новость - он не был больше подданным Венгрии, а стал гражданином советской Украины. Радость встречи с отцом, чудом выжившим в аду войны, была омрачена известием о гибели в Освенциме остальных членов семьи.

Сегодня Золтан Матиаш - гражданин Америки. Но это уже другая страница его биографии, о которой он поведал Наталии Мизури во время встречи в ООН.

Через соприкосновение с личным опытом конкретных людей открывается возможность прорыва в прошлое, позволяющая оценить его со всех точек зрения. Важнейшей частью западной исторической политики после Второй мировой войны была и есть проблема осмысления исторической вины. "Без Освенцима не может быть немецкой идентичности. Помнить Холокост должнен каждый немец, каждый, кто здесь живет. Освенцим мы помним и тогда, когда пытаемся больше не допустить насилия, и тогда, когда принимаем у себя людей, которые страдают от преследований и террора",- заявил президент Германии Йоахим Гаук на памятном юбилее освобождения концлагеря Аушвиц . Однако такая четкая позиция результат многолетних усилий.

Признание миром трагедии Холокоста и всех последствий нацистского режима, связанного с населением разных стран - сложный процесс принятия вины, на который тоже хочется обратить внимание и попытаться проанализировать.

Еще до 1945 года некоторые ведущие германские интеллектуалы говорили о немецкой вине, об ответственности германского народа. Но это были единичные голоса, на уровне массового исторического сознания и политики правительства такая позиция отсутствовала.

Немцы воспринимали себя такими же жертвами войны по образцу Первой мировой: «мы сражались со всем миром и потерпели поражение, сражались героически. Воины, в общем, ни в чем принципиально не виноваты. А виноват Гитлер и его клика. Вот они, действительно, совершили преступления, ввергнув нас в войну, но не мы, рядовые немцы». И немецкие фашистские элиты на этом основании тоже довольно плавно вростали в элиты ФРГ, - как указывает историк Кирилл Кобрин. И только потом, очень постепенно началось расставание с прошлым и пришло осознание того, что за Холокост, за военные преступления вина ложится, в какой-то степени, не только на Гитлера, но и на рядовых немцев, которые участвовали, или не возражали, или не протестовали. И какую-то долю моральной ответственности несли другие страны — например, французское Вишистское правительство, которое организовывало депортации евреев, — в общем, вырисовалась коллективная ответственность. Главный виновник - гитлеризм, не мог бы ничего сделать, если бы не было широкого соучастия или, по крайней мере, примиренческого отношения.

В Соединенных Штатах также формировалась подобная концепция. Многим американцам стало казаться, что они сделали не все, что могли, для предотвращения трагедии Холокоста. Вторая мировая война во многом стала рассматриваться через призму интересов "ястребов" крупного бизнеса, который имел непосредственное отношение к США. Все больше и больше становилось очевидно, что при наличии нацизма в Германии, в Америке также были постыдные страницы истории антисемитизма, например, развязанного Генри Фордом, которого не без оснований обвиняют в участии формирования ненависти к евреям. Но надо сказать, что Форд в 1927 году принес публичные извинения за свои взгляды и направил в американскую прессу письмо с признанием своих ошибок - насколько этот поступок был искренним остается неясным.

В западном обществе наростало осознание, - мы все в какой-то степени виновны и несем ответственность за прошлое. Из этого вытекал вывод, что следовательно мы все должны объединить свои усилия для того, чтобы чудовищные уничтожения людей никогда не повторились. Такой психологический вывод вызревал медленно и болезненно. Можно говорить об этом векторе сознания примерно к 1970-м годам. Потому что до этого Холокост как отдельная тема, не привлекал такого внимания педагогов, психологов, у всех людей доброй воли, какой мы наблюдаем сегодня.

Итак, осмысление трагедии Холокоста на мировом уровне прошло несколько этапов. Один из важных - процесс над военным преступником Эйхманом в Иерусалиме в 1961-1962 годах, который сыграл колоссальную роль, поскольку совпал со временем борьбы за права человека и за гражданские права, включавшие движение за права афроамериканцев, женщин и представителей сексуальных меньшинств. (До сих пор громко не поднимается вопрос об уничтожении этих людей в лагерях смерти наряду с евреями, это дело будущих поколений. Открытиепервого в мире мемориала гомосексуальным жертвам нацистского режима в Тель-Авиве в декабре 2013 года не стало международной сенсацией).

Таким образом, стоит иметь в виду: мир совсем недавно существенно отличался от современности. И только после торжества идеологии главенства права, гуманистической идеологии, могло возникнуть чувство коллективной ответственности за прошлое. Но от понимания до практической деятельности прошло еще более двадцати лет. В 1993 году в Вашингтоне был открыт Мемориальный музей Холокоста, который является национальной организацией по документации, изучению и толкованию истории жертв (к Холокосту в широком смысле этого слова относят не только еврейство, а все группы, подвергнувшиеся уничтожению и преследованию) служит мемориалом миллионам погибших.

В настоящее время еще живо поколение, помнящее военные годы. Их память хранит уникальные воспоминания не только далекого прошлого, но и того как им удалось изжить ужасы и травмы прошлого, "построить" свою жизнь в новых условиях.

К сожалению, общение с людьми, а это уникальный исторический источник, в настоящее время недостаточно используется американскими университетами, существует точка зрения, что специалисты уже выполнили свою задачу и набрали необходимую массу данных. Приостановка фиксации личных историй приводит к тому, что ценнейшие сведения оказываются утраченными. Приятным исключением в этом отношении является деятельность ХИАСА, который ведет опросы среди иммигрантов третьей волны, задается вопросами как и почему семьи решились проститься с СССР и пересечь океан.

Внимание нашего архива тоже приковано к бывшим советским, а ныне американским гражданам. Хотя у нас собрано немало эмигрантских историй людей, рожденных за пределами Советского Союза, к примеру в Сербии, сохранивших русский язык и культуру. Нам интересен разговор с теми, кто имеет отношение к истории других стран, а потом был вписан в контекст американской жизни. Такой срез позволяет проследить отдельную жизнь в целом, дать обратную связь от общества к власти, их политики по отношению к вынужденным переселенцам

Для сбора материалов архив русской и украинской эмиграции имени Лодыженской в меру сил обращается к практике и методам устной истории, которые в последнее время разработаны на теоретическом уровне в рамках исторической антропологии.

Методы устной истории позволяют выявить новые исследовательские проблемы. Если традиционное изучение истории предполагает анализ политических и экономических процессов и обезличивает историческое познание, то методы устной - "живой" истории (сбор и анализ воспоминаний очевидцев) позволяют воссоздать детали в теоретической реконструкции прошлого. В результате происходит постепенное накопление источниковой базы для дальнейших обобщающих исследований. Нам не дано знать какой крупице может быть суждено в будущем произвести прорыв в сознании исследователя. Процесс накопления материала всегда идет спонтанно. Все эмигрантские истории и интервью представлены на сайте.

Работа по устной истории ведется в трех основных направлениях. Первое – это запись материалов, которые ложатся в основу научной видеотеки устных воспоминаний. Помимо них, сотрудники центра собирают вспомогательные исторические источники, например, фотографии, копии документов и др. Второе – обеспечение публичного доступа к видеотеке через популяризацию работы при выступлениях, лекциях, встречах. Третье – научная обработка собранного материала, его обобщение и использование в написании популярных и научных статей.

Работу с записями воспоминаний активно ведут: Инна Грубмайр в Австрии; в Нью-Йорке - Наталия Мизури, Наталия Пиллер, Михаил Шкляревский, Яна Ушакова.

В целом, результаты, достигнутые за неполные четыре года работы архива LIAC, являются весьма обнадеживающими. Они показывают, что записанные видеоинтервью с эмигрантами, в рамках устной истории имеют значительный научный и образовательный потенциал. В связи же с характером источников (наши респонденты в основном люди преклонного возраста) архивная деятельность приобретают весьма срочный характер, так как представителей поколения, помнящих военные\повоенные годы, становится все меньше. Приглашаем коллег, а также, всех заинтересованных присоединиться к нашей работе.

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Последние записи
Контакты
E-mail: [email protected]