Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов. Редакция ЛІГА.net может не разделять мнение авторов блогов.
02.07.2013 12:10

Адвокатские за счет суда, срок на обжалование ареста. Практика ЕСПЧ

Адвокат АО "Скляренко, Сидоренко и партнеры"

Делюсь своим опытом по ЕСПЧ касательно сроков на обжалование незаконного ареста, оплаты правовой помощи за счет Суда

Собственно, ссылка на решение http://hudoc.echr.coe.int/sites/eng/pages/search.aspx?i=001-119671#{"itemid":["001-119671"]}

Суть дела: заявитель в 2004 году обратился с жалобой в ЕСПЧ относительно незаконного содержания под стражей без санкции (в деле постановление прокурора с отметкой об отказе от подписи и ответ из СИЗО, что следователь в день, когда он должен был огласить и вручить постановление, в СИЗО не появлялся), условий содержания в СИЗО, длительные сроки расследования и суда, длительность предварительного заключения.

Ко мне он пришел с письмом из ЕСПЧ о том, что ему предоставляют оплату правовой помощи, т.е. дело сначало было без договора об оплате. Отмечу, что дело было на стадии обмена состязательными бумагами.

В блоге не буду описывать все подробности дела, остановлюсь на интересном:

Относительно оплаты правовой помощи. Как указано выше, заявитель принес письмо из ЕСПЧ о том, что ему предоставляют оплату услуг адвоката. Эта оплата предоставлялась в виде фиксированного, паушального платежа в определенном размере. Примечательно, что в банке не хотели зачислять деньги без договора и акта об оказанных услугах с отправителем денег (Финансовым отделом Совета Европы), деньги вернули. После того, как деньги пришли второй раз, их зачислили, но написали в налоговую для проверки. От налоговой отписался со ссылкой на адвокатскую тайну. Право на оплату услуг адвоката заявителю дали после того, как отправил справку о размере заработной платы и соответствующее заявление. Сумма оплаты небольшая, но опыт интересный.

Срок на обжалование санкции на арест. Заявитель был арестован 2 августа 1999, постановление прокурора об ареста датировано 5 августа. При этом из материалов дела видно, что на самом деле либо постановление было вынесено через значительный промежуток времени, либо следователь не вручал постановление об аресте заявителю, т.к. следователь в день вручения постановления не был в СИЗО. В возбуждении уголовного дело по этим обстоятельствам относительно следователя и работников СИЗО, которые приняли задержанного без санцкии, было отказано.

Заявитель обжаловал санцкию в суд, причем дважды. Жалоба подавалась без конкретики, т.к. постановления у заявителя на руках не было, т.е. в общем о факте незаконного содержания под стражей. Первый раз суд отказал, с указанием, что заявитель содержался под стражей по предыдущему приговору суда (который на тот момент был отменени, а заявитель оправдан), что не может соответствовать действительности. Второй раз суду в материалы обжалования подложили санкцию и суд просто согласился с тем, что написано в постановлении прокурора. Эти жалобы были рассмотрены в 2000 году и это было окончательное решение, т.к. санции по действующему на тот момент законодательству не обжаловались в апелляцию.

Примечательно, что заявитель обратился в ЕСПЧ только в 2004, с явным нарушением шестимесячного срока.

При обмене состязательными бумагами мною от имени заявителя была заявлена следующая позиция: действия следователя могут быть обжалованы на предварительном судебном заседании, рассмотрение этих жалоб отдельно не обжалуется в апелляцию, а обжалуется вместе с приговором, значит срок нужно считать не с момента конечного обжалования санкции, а с момента окончательного обжалования приговора.

Суд принял эту позицию и отметил: "Суд отмечает, что заявитель был арестован 2 августа 1999 года и находился под стражей в течение всего срока следствия и судебного разбирательства, которое закончилось его осуждением, 17 ноября 2004 года. Установленной практикой Суда было урегулировано, что непрерывное содержание под стражей в течении уголовного расследования и судебного разбирательства, для целей Конвенции считается длящимся положением. Шестимесячный срок для подачи жалобы относительно законности такого содержания под стражей должен был исчисляться с момента, когда такая ситуация перестала продолжаться, то есть с даты, когда решение суда первой инстанции было вынесено (см. Соловей и Зозуля против Украины, Н.У.К. . 40774/02 и 4048/03, § § 55-56, 27 ноября 2008 года; Николай Кучеренко против Украины, № 16447/04, § 29, 19 февраля 2009 года;.. Gavazhuk против Украины, № 17650/02, § § 54-55, 18 февраля 2010 года и, с соответствующими изменениями, Доронин против Украины, № 16505/02, § 55, 19 февраля 2009 года)."

По сути о законности ареста было сказано следующее:

"(в) Законность постановления прокурора от 5 августа 1999 года и двухмесячного срока содержания под стражей на его основании.

77. Суд отмечает, что заявитель подал множество жалоб в национальные судебные органы, ссылаясь на ряд конкретных процедурных положений национального законодательства, которые, по его мнению, были нарушены в начальный период содержания его под стражей.

78. Из материалов дела, следует что судебные власти не в состоянии действовать в согласованном порядке при рассмотрении его заявления. Во всех трех случаях рассмотрений, инициированных заявителем, суды действовали независимо друг от друга и не связывали себя выводами, сделанными в других разбирательствах.

79. В частности, во-первых, 25 февраля 2000 года Центральный районный суд Симферополя отказался рассматривать доводы заявителя относительно законности его содержания под стражей, установив, что на тот момент он был задержан на законных основаниях на основе осуждения в уголовном порядке по другому судопроизводству. Похоже, что это решение было явно ошибочным, так как заявитель был осужден только в ноябре 1999 года и до 6 февраля 2000 году решение уже было отменено. Тем не менее, суд был не в состоянии изучить как таковую законность соответствующего решения суда в контексте настоящей жалобы.

80. Во-вторых, поскольку заявитель повторил свою предыдущую жалобу о незаконности постановления от 5 августа 1999 года в суде АРК в рамках основного уголовного производства против него, суд рассмотрел ее в первый раз 9 октября 2003 года. Было установлено, что постановление было законным и содержание заявителя под стражей не было произвольным. Впоследствии суд АРК рассмотрел аналогичные жалобы в ряде других случаев, и подтвердил свои предыдущие выводы.

81. Наконец, поскольку заявитель попытался возбудить уголовное дело по факту предполагаемой незаконности его задержания, 5 ноября 2003 года Центральный районный суд Симферополя постановил, что документы, касающиеся его содержания под стражей содержали ряд конкретных процессуальных нарушений. Хотя в конечном итоге уголовное дело не было возбуждено по этому вопросу, принимая во внимания причины, приведенные для такого отказа (см. пункт 27 выше), утверждение заявителя о процессуальных нарушениях не было опровергнуто. 82. В целом, представляется, что внутренняя правовая система не производит единого и слаженного ответа на жалобу заявителя. Суд считает, что в такой ситуации требование правовой определенности в определении законности содержания заявителя под стражей был скомпрометирован. Кроме того, он отмечает, что конкретные утверждения заявителя о процессуальных нарушениях не были отклонены в мотивированном решении суда. Кроме того, они не были обращены в замечаниях правительства.

83. Эти данные являются достаточными для суда заключить, что содержание заявителя под стражей в течение двух месяцев на основании постановления прокурора от 5 августа 1999 года не свободны от произвола.

84. Так как в национальной судебной системе действовали бессвязно при рассмотрении жалобы заявителя, ее отклонение в одном суде не лишало его права продолжать подавать ту же жалобу в других судах, что обеспечило различные результаты, нет никаких оснований для суда считать, что судебные решения 25 февраля 2000 или 9 октября 2003 стали решающими для начала шестимесячного периода для подачи настоящей жалобы по статье 5 § 1 (с) Конвенции. Поэтому Суд отклоняет возражения Правительства, изложенные в пункте 69 в отношении срока содержания под стражей.

85. Следовательно, имело место нарушение статьи 5 § 1 (с) Конвенции в отношении настоящего срока содержания под стражей."

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Последние записи
Контакты
E-mail: blog@liga.net