Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов. Редакция ЛІГА.net может не разделять мнение авторов блогов.
30.04.2014 04:49

Ложь, рождающая ложь

Главный редактор информационного агентства "Контекст-Причерноморье". Заслуженный журналист Украины.

О пропаганде

(для 3-й международной конференции «Seeing through the Spin: Sorting Facts from Fiction in Public Information»)

Здравствуйте, дамы и господа, коллеги.

Премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер когда-то сказала: «Могли ли мы не попросить медиа договориться между собой о добровольном кодексе, при котором они не будут говорить о морали террористов или изображать её, или говорить о понимании её причин, пока угоны самолётов продолжаются».

Я хотел бы сегодня поговорить с точки зрения «угоны продолжаются».

Мой спич будет разделен на две части. В первой – я немного расскажу о некоторых особенностях, которые отличают украинские медиа от привычных вам. А во второй мы перейдем непосредственно к особенностям информационной войны, которую уже много лет ведёт Россия против Украины, а также всего цивилизованного мира – Холодной войны XXI века. 

Украинские медиа сегодня принципиально отличаются от мировых. Если во всём мире, как правило, региональная журналистика является несколько обеднённым и более замкнутым вариантом центральной, то в Украине региональные и центральные медиа являются двумя разнонаправленными векторами. Они почти не пересекаются ни в методах, ни в тематике.

Есть несколько причин этому. 

Во-первых, Украина, как многонациональная и мультикультурная страна, за время после распада СССР выработала разные аспекты понимания прессы. И печатная пресса, которая является очень популярной на Западе Украины, никак не пересекается в воздействии на читателя или зрителя с телевидением, которое является главным на Юге страны. В Центре Украины ситуация чуть более сбалансированна, а на Востоке – украинская пресса вообще не является фактором, формирующим мнение, потому что наиболее популярными ТВ-каналами или газетами являются российские.

Во-вторых, если в 52-миллионной по населению Украине в 1991 году существовало три журналистских факультета, причем один из них – военный, во Львове, то в 2014-м только в одном городе Одесса, где живет 1 миллион жителей, таких факультетов – пять. Эти пять факультетов ежегодно выпускают около ста пятидесяти человек, в дипломе которых написано «журналист». 

Я, как главный редактор информационного агентства, постоянно сталкиваюсь с выпускниками журналистских факультетов при приёме на работу. К сожалению, могу констатировать: уровень их подготовки – ничтожен, их знания – жалки. Это связано с отсутствием опыта журналистики у преподавателей, нищей технической базой, нежеланием учиться и тотальной коррупцией в университетах и институтах. Каждого, без исключений, выпускника приходится учить с нуля, и мне удобнее брать на работу выпускников других факультетов, потому что у них в дипломе не написано слово «журналист» и их самомнение меньше.

В-третьих, центральные медиа Украины являются практически полностью замкнутыми структурами, куда молодому журналисту без связей, независимо от профессионализма, попасть практически невозможно. Ситуация была иной в середине 90-х годов, и начинает понемногу меняться сейчас.

Главное – и чуть ли не единственное, что роднит центральные украинские медиа с региональными – это то, что практически все они полностью принадлежат местным или центральным политикам и олигархам, среди которых встречаются самые разные люди. Естественно, что у каждого из этих людей, среди которых есть и откровенные гангстеры, есть и свои политические интересы и обязательства. Это не может не отражаться на содержании принадлежащих им медиа.

Это еще один тезис, который я хотел бы подчеркнуть. Медиа, которое никем не финансируется, сегодня в Украине является практически невозможным. Такие медиа есть, но это является исключением из правила, а не правилом. Однако, как принцип, экономическая независимость практически любой редакции – это редчайшее исключение, а не правило современной Украины.

Давайте перейдем ко второй части моей речи, тем более, что она тесно связана с первой.

Я хотел бы ввести сейчас понятие «информационная интервенция». Это именно то, что активно происходило последние годы в Украине. Пользуясь откровенно бедственным экономическим положением редакций, любой человек, пришедший с толстым кошельком, встречался как спаситель. Естественно, как я уже сказал, у каждого из этих людей, пришедших в каждую редакцию, были и есть свои политические интересы.

Пользуясь этим, через продажу рекламы или прямую покупку Россия фактически скупила основную часть наиболее рейтинговых медиа. Иногда это была покупка рекламного портфеля, иногда – контрольного пакета.

Сегодня мы оказались в непривычной ситуации, когда роль медиа в современном мире помогла отторгнуть значительную территорию – Крым – в центре Европейского континента. Это казалось невозможным еще пять лет назад, а десять лет назад человека, предположившего такое, осмеяли бы, как сумасшедшего.

Многие присутствующие видели голливудский фильм режиссера Барри Левинсона «Wag The Dog». Тем, кто не видел, я вкратце расскажу сюжет. Из-за катастрофического падения рейтинга Президента США его советники наняли голливудского продюсера, который придумал и срежиссировал несуществующую войну в Европе, в государстве Албания, о котором никто из американцев ничего не знает. Америка поверила, а продюсер, которого играл Дастин Хоффман, в конце фильма был убит.

Сегодня у нас абсолютно обратная ситуация. Не для спасения от реальной опасности Президента была развязана бутафорская война, в которую поверили американцы и весь мир. Нет. Наоборот. В качестве повода к реальной войне была использована и используется сейчас мастерски созданная бутафорская опасность.

И это уже не Голливуд. Это жизнь.

Посольство Соединённых Штатов в Украине практически ежедневно выпускает пресс-релизы, опровергающие очередные заявления России. Там редко используется слово «ложь», но общая тональность всех заявлений не оставляет сомнений в этом. Подчеркну: эти заявления делает не Украина, а третья страна. Которая очень внимательно наблюдает за происходящим.

Почему я говорю о решающей роли прессы и медиа в данном территориальном конфликте? Потому что на постсоветском пространстве очень популярна пословица «Дыма без огня не бывает». Это означает, что любая, даже самая очевидная ложь имеет под собой основания. Мне хотелось бы отметить, что абсолютно точный англоязычный аналог этой пословицы – There is no fire without smoke, – имеет прямо противоположный смысл: что огонь рождает дым, а не что дым подразумевает наличие скрытого огня.

Современные российские медиа изобрели принципиально новый способ лгать: дым вообще без огня, или, как вариант, огонь, созданный журналистами специально для этого дыма.

Приведу конкретный пример. Одним из наиболее ярких и постоянно цитируемых российскими медиа примеров были украинские парады с лозунгами «Русских на ножи». Они, бесспорно, произвели и до сих пор производят пугающее впечатление на зрителей, поддерживающих Россию. Однако мало кто отметил, что этих видеороликов было ровно три, каждый длительностью не более двух минут. И массовка для этих видеороликов старательно обеспечивалась деньгами и транспортом за счет страны-инвестора. Я имею в виду, конечно, Россию.

Это я вам назвал дорогой способ – транспорт и зарплата митингующим требует затрат, хотя в информационной войне деньги уже не главное. Есть и более дешевый вариант.

Мы все, коллеги, знаем, что маргинальные политики или просто истеричные граждане, не имеющие никакого влияния, существуют в любой стране, в любое время, в любую эпоху. Они справедливо занимают в цивилизованных странах положенное им ничего не решающее место в политике и социуме.

Однако лишь в информационной войне с помощью маргиналов создается информационное поле, более того, это поле формируется исключительно за счет них. И тогда какой-либо единоличный случай пьяной драки на окраине одного из городов преподносится как часть якобы существующей системы угнетения граждан.

Я хотел бы подчеркнуть: я сейчас не выступаю с политическим заявлением, а лишь оцениваю работу медиа в условиях информационной войны.

Информационная война против моей страны ведется очень давно, примерно с середины 1990-х годов. И я не готов сейчас ответить на вопрос: что именно послужило причиной одностороннего неучастия Украины в этой войне – скупость (потому что это очень затратная вещь) или непрофессионализм журналистов или контрразведчиков. Но если в «холодной фазе» убеждение Россией своих и украинских граждан строилось, в основном, на тотальной нищете населения Украины и бесперспективности её существования, то в «горячей фазе», которая началась в декабре 2013 года, были придуманы новые образы: fascists, banderamen, nazi и другие столь же пугающие образы.

Стоит отметить, что риторика России впервые за 25 лет приобрела тональность односторонних прямых оскорблений. Теперь то, что испытывала Украина около двадцати последних лет, могут почувствовать на себе и европейские страны, и США, и остальные страны мира. 

Несколько дней назад главному рупору Кремля и главному российскому «журналисту» (я возьму это слово в кавычки) Дмитрию Киселёву отказали в визе в Норвегию. Это очень возмутило его, коллеги. Он выступил с заявлением о притеснении свободы слова, а также инициировал открытое письмо от сотрудников подчинённого ему государственного холдинга.

Есть только одна проблема: его работа не имеет ничего общего ни со свободой, ни со словом. Его работа – это тотальная ненависть и ложь, которую бессмысленно даже опровергать, потому что опровергать придется каждую букву.

А теперь снова вспомните популярную пословицу о дыме и огне, и вы поймете, почему даже откровенной и очевидной лжи верит большинство населения России и часть жителей Украины. Фраза «Но по телевизору же сказали!» для многих из них является гарантией правдивости, хотя начиная с ноября 2013 года пропаганда России перешла на качественно новый уровень – там не обязательно упоминать даже тень правды, опыт показал, что зрители едят и тотальную, стопроцентную ложь.

В качестве яркого примера можно привести такой факт: общей практикой, о чем я уже говорил, является нахождение некоего человека фактически с улицы, мнение которого выдается за мнение народа. Аналогичный вариант: когда телеканал находит какого-то профессора какого-то провинциального, скажем, канадского колледжа, который поддерживает политику Кремля, после чего это интервью выходит под заголовком: «Большинство учёных Запада поддерживают политику России и лично Путина». И манипуляция начинается не в момент его интервью – оно абсолютно оправдано с точки зрения свободы слова. Манипуляция общественным мнением начинается, когда это интервью выходит в рубрике «Запад протестует».

Вы думаете, я шучу и такого не может быть? Нет, я не шучу.

После голосования Генеральной Ассамблеи Организации объединённых наций, где 100 стран проголосовали за резолюцию, осуждающую агрессию России в адрес Украины, аннексию Крыма, было два знаковых выступления. Первое – в эфире главного российского – Первого канала, – что (цитирую) «страны, где живут большинство людей, не поддержали осуждение России». Дословная цитата в итоговой программе звучала следующим образом: «Из 193 стран – членов ООН – «за» проголосовали лишь (!) 100». И кого интересует, что Россию поддержали всего 10 стран, в частности, Сирия, Северная Корея, Иран и другие такие же.

В Советском Союзе был анекдот, который ярко иллюстрирует эту привычку российской прессы. Состоялся забег между президентом США Картером и советским лидером Брежневым. Русские новости передают, что Брежнев в тяжелой борьбе завоевал для Советского Союза серебро, а президент Картер пришел предпоследним.

Второе знаковое выступление – когда представитель России в ООН господин Чуркин прямо заявил, что большинство стран де-юре и де-факто признали принадлежность Крыма Российской Федерации.
Напомню еще раз: резолюция по Украине была поддержана однозначным большинством – 100 стран из 193 проголосовали «за». «Против» проголосовало 11 стран, включая саму Россию. 

Как вы в этом случае оцениваете слова посла России Чуркина? Я их оцениваю, как ложь.

Иногда невинные внешне манипуляции общественным мнением в определенный момент перерастают в пропаганду, а чуть позже в войну. Сначала холодную, а затем, как показывает февраль-март 2014 года – и в горячую. Это происходит всегда, если дело касается не коммерции, а политики.

Один из основателей современной науки Public Relation нацистский министр пропаганды Йожеф Геббельс постоянно повторял: «Ложь должна быть чудовищной – тогда в неё поверят». Сегодня его наука взята на вооружение в России.

Я не сомневаюсь, что вы, коллеги, знаете основные 47 методов манипуляций мнением читателей или зрителей. Но давайте перечислим главные вслух еще раз.

1. Постоянное, на протяжении лет или даже десятилетий, повторение любой фразы или тезиса приводит к тому, что верят не мысли, а тиражируемому факту. «Дым без огня», да. Другими словами, если постоянно не говорить прямо, но намекать в прессе, что чёрное – это белое, аудитория непременно засомневается, а потом и поверит в это. Пример: «Мировое сообщество мечтает, чтобы Россия была слабой и умерла».

2. Сказанная ложь, если даже она будет опровергнута, то опровержение услышат единицы. В отличие от сотен и тысяч тех, кто уже поверил в эту ложь. Пример: «В Украине сожжено 8 синагог». Опровержение раввинов всех областей Украины – уже не было услышано, так как «об этом сказали в телевизоре».

Многие слышали, что в моей родной Одессе мифические фашисты исковеркали еврейские надгробия. Данный факт был широко растиражирован российскими медиа, которые обвинили в этом структуру под названием «Правый сектор». У каждого из вас, коллеги, в кармане лежит смартфон, айфон или блэкберри. Введите прямо сейчас в строку поиска «Одесса, Правый сектор, раввин». Вы с удивлением обнаружите, что именно эти люди, вместе с главным раввином Одессы чистили могилы и приводили их в порядок. Вчера. Это именно то, что я имею в виду, когда говорю, что опровержений никто не услышит.

3. Смена лексики с патетической на презрительную – сама по себе ведет к смене отношения аудитории к объекту. «Героические моряки теперь уже российского Черноморского флота, принявшие присягу России, с сожалением смотрят на тех, кто убого побоялся и теперь околачивает российские пороги в надежде выклянчить пенсии».

4. Скрытые обвинения без логических выводов – всегда формируют нужную итоговую картину. Пример: «А вы задумайтесь, кто заинтересован в том, что бензин растёт в цене, в то время как в США цена остается на прежнем уровне...».

5. Каждый раз, употребляя название объекта, нужно вносить стилистическое уточнение – например «вашингтонские стервятники», «надоевший всем американцам Обама», «обнищавший Нью-Йорк». Это работает, потому что не требует никаких умозаключений – всё уже сказано, причем сказано не соседом, а в телевизоре на многомиллионную аудиторию.

Тему нашей сегодняшней конференции вкратце можно сформулировать так: паутина и манипуляции.

Я готов утверждать, что сегодня – самый яркий пример информационной паутины и новостных манипуляций в мире происходит вокруг моей страны.

Я очень благодарен вам, коллеги, что каждый из вас и ваши медиа-ресурсы относятся с пониманием к тому, что происходит.

Я не боюсь показаться банальным, но единственный способ противостоять лжи – это говорить правду. 

Всю правду. 
Даже если она иногда будет неприятной для самих себя.

11 апреля 2014 года, Ньюарк.

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Последние записи
Контакты
E-mail: blog@liga.net