Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов. Редакция ЛІГА.net может не разделять мнение авторов блогов.

О реформе спецподразделений

         Интересно, насколько рядовые украинцы осведомлены о количестве и численности спецподразделений в Украине? Откровенно говоря, я сам был удивлен, поинтересовавшись подробностями по этой теме.

     Итак, в системе СБУ есть спецподразделение «Альфа». В системе налоговой милиции имеются подразделения физзащиты (строго говоря – это не вполне спецподразделение, а обычные налоговые милиционеры в форме и при оружии). В системе МВД имеется в общей сложности 12 (!) спецподразделений с разнообразными названиями, из которых наиболее известными в среде обычных граждан являются «Беркут», «Сокол» и «Грифон». Армейские спецподразделения обсуждать не будем – у них совершенно иные цели и задачи, не являющиеся предметом  этой статьи.

     Возникает вполне закономерный вопрос: а зачем нам  столько силовых структур, носящих (в большенстве своем) агрессивные названия хищных птиц? И почему у этих «птичек»  возникли (зачастую – за пределами правового поля) именно такие права и полномочия, какие им приписываются?

     Как-то, еще в конце 90-х годов прошлого века, я случайно попал на тренировку физзащитников налоговой милиции. Мой школьный товарищ (в то время – сотрудник налоговой милиции), который меня туда привел с экскурсионной целью, гордо изрек: «Это – наш спецназ!». При виде кучи потных парней, которые таскали штанги, бросали манекен и друг друга на борцовские маты, и с дикими воплями лупили кулаками по боксерским грушам, я задал своему товарищу вполне естественный вопрос: «А с кем они воевать собираются – с бухгалтерами, что ли?» Мой вопрос повис в воздухе – возникла долгая пауза, после которой мой товарищ наконец нашелся: «А вдруг во время проверки будет нападение на налогового инспектора?» Нашу дальнейшую дискуссию пересказывать нет смысла - из-за  полного идиотизма доводов и с моей, и с его стороны.  Правда, опосредованный ответ на мой вопрос я увидел через несколько лет, когда во время Парада Победы вместе с воинскими частями по Крещатику гордо продефилировали сотрудники налоговой милиции, засвидетельствовав таким образом свою причастность к некоей «победе» - наверное, над собственными гражданами, поскольку во время последней войны налоговой службы в СССР просто не существовало. Также радуют глаз репортажи с разнообразных показательных выступлений наших бравых спецназовцев, которые геройски прыгают через огонь, перебивают руками кирпичи, и стреляют в прыжке-кувырке по силуэтам воображаемого противника. Правда, возникает вопрос: а какое практическое значение все это имеет, например, при освобождении заложников, или захвате вооруженных преступников? Что, преступнику нужно непременно проломить череп голыми руками, или идти на него в атаку с криком «Ура!» и автоматом Калашникова наперевес, отстреливаясь при этом очередями от других преступников? Может, не тому, не так и не те инструкторы учат этих ребят? А если учат тому, так и именно те, кто сам все умеет – тогда почему полтора года назад в Одессе два киллера победили целое подразделение «Беркута», а не наоборот? И особо забавно на этом фоне выглядят «телесные повреждения», полученные бойцами спецподразделений в неравной борьбе со студентами-ботаниками на митинге, пенсионерками под зданием Печерского суда, или депутатами женского пола уже непосредственно в зале судебного заседания. Это все равно,  если бы один из братьев Кличко получил оплеуху от пьяного хулигана и побежал писать заявление в милицию – мне кажется, его рейтинг как боксера после этого сильны бы понизился. Думаю,  по такой аналогии следовало  бы как минимум рассмотреть вопрос профпригодности как подобных  «спецназовцев», жестоко и цинично избитых «при исполнении» вражескими бабушками\студентами, так и тех, кто их обучал приемам зашиты и нападения.

     Отдельная тема – дублирование разными подразделениями сходных правозащитных функций. При сравнении сферы деятельности и компетенции, например, подразделений «Альфа», «Сокол» и «Беркут», просматривается явное дублирование и (или) частничное их совпадение. К примеру, кто назовет принципиальное отличие террориста, захватившего самолет, от шахида-смертника, или от вооруженного обрезом бандита? Что, действия спецподразделения в этих случаях настолько отличаются, что на освоение этих «отличий» нужно потратить годы беспорочной службы? К сожалению, ничем другим, кроме пресловутых законов Паркинсона, нельзя объяснить создание такого количества «птичьих» подразделений. Действительно, каждому силовому ведомству - и СБУ, и УБОП, и даже налоговой службе - и приятно, и полезно иметь своих «суперменов», чтобы не зависеть от милости другого ведомства. Захотел, к примеру, начальник с большими звездами кого-то примерно наказать – приказал своим «птичкам», они приехали, положили «плохих парней» мордами вниз, надавали дубинками по ребрам, заодно сломали пару-тройку компьютеров, остальные забрали – и проблема решена! А если нет свои собственных «птичек», то дело обстоит уже несколько сложнее  – нужно звонить другому полковнику, а он начнет придираться к вопросам законности этой акции, да еще потребует эту просьбу изложить письменно, да еще и что-то взамен для себя попросит.  Вот примерно по такому сценарию и работает эта «птицефабрика», а в обоснование необходимости клонирования все новых «птичек» приводятся обычные доводы о специфических условиях работы, необходимости повышения профессионализма сотрудников, улучшения их социальной защищенности и прочие бредни, реализуемые за счет налогоплательщиков – то есть нас с вами.

     Что же с этим делать?   Рецепт прост: нужно создать одно-единственное спецподразделение, предназначенное для решения любых задач, связанных с противодействием вооруженным преступникам. Такое подразделение может входить, например, в структуру внутренних войск, иметь высокопрофессиональный персонал и располагать соответствующим транспортом, позволяющим быстро перемещаться по территории страны. И задействовать его нужно именно в тех случаях, когда это необходимо – к счастью, настоящих террористов, киллеров и прочих «вооруженных и очень опасных» в нашей стране как раз очень мало. В остальных, менее экстремальных случаях – пусть справляются своими силами обычная милиция. Или милиционер уже считает ниже своего достоинства изучать приемы рукопашного боя и уметь стрелять из табельного оружия? Ведь использовать спецназ для «захвата» бухгалтеров при обыске в офисе, или для разгона митинга чернобыльцев – и накладно, да и просто стыдно. Это все равно, что микроскопом гвозди забивать.  Почему-то американский полицейский может и преступника самостоятельно задержать, и потерпевшему первою помощь оказать, и даже роды принять при необходимости. А наши – что, с другой планеты, руки-ноги-голова не так устроены?

     Думаю, стоит попытаться хоть как-то соответствовать американским «копам», если уж нет другого примера для подражания. Тем более, особых затрат для этого не нужно – тренировочные залы и стрелковые тиры в системе МВД еще от общества «Динамо» остались. Тогда и всяческие «птицы» будут не очень нужны, да и свои граждане меньше будут «мусорами» называть. Так может -  попробуете что-то с этим сделать, граждане начальники?

    

 

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Последние записи
Контакты
E-mail: blog@liga.net