Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов. Редакция ЛІГА.net может не разделять мнение авторов блогов.
14.04.2017 15:12

Защита чести и достоинства от действий субъектов телерадиовещания

Адвокат, експерт з законодавства у сфері здійснення судочинства

На первый взгляд может показаться, что споры о защите чести и достоинства от распространения недостоверной и порочащей личность информации это прерогатива политиков и других медийных персон. Однако, как это показывает реальная практика, с необходимостью з

Вступление

На первый взгляд может показаться, что споры о защите чести и достоинства от распространения   недостоверной и порочащей личность информации это прерогатива политиков и других медийных персон.

Однако, как это показывает реальная практика, с необходимостью защиты чести и достоинства в судебном порядке может столкнуться практически каждый гражданин. При этом, стать заказной мишенью нечистых на руку журналистов можно по причине как имущественного спора, так и конфликта из-за бизнеса.

Подрыв имиджа своего противника бывает весьма эффективным способом борьбы. В нашей стране при выборе партнера для бизнеса или сотрудника на ответственную должность, руководствуются не в последнюю очередь данными о безупречной деловой репутации кандидатов. В то время, как позитивная репутация нарабатывается в течение всей человеческой жизни, поставить ее под сомнение может лишь один заказной репортаж на телевидении или статья в газете.   

Не менее действенным может быть и дискредитация деловой репутации юридического лица с целью ослабления позиций растущего бизнес - конкурента. 

Именно поэтому, крайне важно защитить свою деловую репутацию в судебном процессе и добиться реального опровержения от средства массовой информации.

 

Шаг первый. Сбор доказательств.  

Кажущаяся простота данной категории споров слишком обманчива. Основные проблемы, с которыми может столкнуться адвокат, могут начаться еще до судебного процесса. 

В соответствии со статьей 48  Закона Украины "О телевидении и радиовещании" срок хранения записи транслируемой программы составляет лишь 14 дней. Соответственно, по истечении данного срока субъект телерадиовещания имеет право отказать заявителю запроса в выдаче записи транслируемой программы по причине того, что она якобы не сохранилась. 

Негативные последствия такого сценария переоценить трудно. В случае отсутствия видеозаписи сюжета истец лишается возможности предоставить, а суд, в свою очередь, оценить основное доказательство по делу. 

В свою очередь, доказать факт трансляции и содержания порочащего честь и достоинство сюжета лишь показаниями свидетелей его трансляции не представляться возможным. 

В таком случае, мы можем рекомендовать простой и действенный алгоритм, который состоит в следующем.   

Безотлагательно, в течении 14 дневного срока необходимо обратиться к субъекту телерадиовещания с запросом о предоставлении копии записи и одновременно, обратиться с жалобой на содержание данного сюжета к руководству субъекта телерадиовещания в порядке Закона Украины "О обращениях граждан".

Дело в том, что в соответствии со статьей 48 Закона "О телевидении и радиовещании"  субъекту телерадиовещания запрещено утилизировать запись программы до момента рассмотрения жалобы по существу.

Кроме того, возможно обращение в суд с заявлением о обеспечении доказательств до предъявления иска, путем их истребования в порядке статьи 133 Гражданского процессуального кодекса Украины. Такими доказательствами будут выступать как копия видеозаписи, так и журнал регистрации транслируемых программ, который в обязательном порядке должен вестись субъектом телерадиовещания ( ч. 1 -3 ст. 48 Закона). 

Следует обратить внимание на определение Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел (ВССУ) от 27.04.2016 по делу №758/5101/14, в котором суд отменил решения судов предыдущих инстанций, сославшись на недоказанность факта трансляции спорного сюжета телеканалом. В определении суд указал: «… возражая против исковых требований, телеканал указал, что истец не обращался с запросом о предоставлении записи, которая в действительности транслировалась в эфире. Представитель телеканала ссылался на невозможность признания предоставленной истцом записи достоверной, по причине отсутствия информации о источнике записи, в связи с чем невозможно установить, является ли материал аутентичным или был изменен».

 

Формирование правовой позиции.  

Формирование правовой позиции адвоката по делам данной категории будет зависеть от конкретных фактических обстоятельств дела. Основные аспекты, на которые необходимо обратить внимание, мы постараемся максимально подробно рассмотреть далее в этом очерке. 

Единственным универсальным советом является лишь формирование позиции с учетом рекомендаций постановления Пленума Верховного Суда Украины №1 от 27.02.2009 "О судебной практике в делах о защите достоинства и чести физического лица, а также деловой репутации физического и юридического лица", многие из которых остаются актуальными сегодня. 

Так, в данном постановлении Пленум ВСУ сформулировал совокупность фактических обстоятельств, доказывание которых является основанием для возложения ответственности за распространение негативной информации и удовлетворения иска: 

  • факт распространения информации - доведение ее до ведома хотя бы до одного субъекта;
  • распространенная информация касается непосредственно истца;
  • распространенная информация является недостоверной;
  • распространенная информация наносит ущерб личным неимущественным правам истца или препятствует ему осуществлять свои неимущественные права.

Необходимо акцентировать отдельное внимание на том, что не любая недостоверная информация влечет за собою нарушение прав истца. Доказывание причинно-следственной связи между распространением информации и негативными последствиями такого распространения является обязанностью истца, а ее невыполнение основанием для отказа в удовлетворении исковых требований (см. постановления ВХСУ от 30.03.2017 по делу №911/2563/16, от 04.04.2017 по делу №911/2563/16, от 17.04.2015 по делу №910/18746/14). 

Кроме того, в постановлении Пленума ВСУ №1 от 27.02.2009  сформированы определения таких немаловажных для правильного разрешения споров понятий, как недостоверная информация, честь и достоинство, а также  деловая репутация физического или юридического лица. 

Так, недостоверной является та информация, которая содержит ведомости о событиях и явлениях, которых не существовало в действительности или о тех, которые существовали, однако информация о них подается в неполном или перекрученном виде (пункт 15 постановления Пленума ВСУ №1 от 27.02.2009). 

Под достоинством физического лица необходимо понимать признание ценности конкретного индивида как уникального биопсихосоциального достояния, а под честью подразумевается позитивная социальная оценка субъекта окружающими, которая основана на соответствии его поведения общепринятым представлениям о добре и зле. 

Под деловой репутацией физического лица подразумевается оценка его деловых и профессиональных качеств при выполнении трудовых, служебных, общественных или других обязанностей. Под деловой репутацией юридического лица, равно как и физических лиц – предпринимателей, адвокатов, нотариусов, следует понимать оценку их предпринимательской деятельности, которую они осуществляют как участники социальных отношений (пункт 4 постановления Пленума ВСУ №1 от 27.02.2009).

   

Информация и оценочные суждения.  

Нередко с целью ухода от ответственности СМИ пытаются утверждать, что распространенные ими ведомости вообще не являются конкретной информацией, а представляют собою оценочное суждение журналистов о том или ином факте или явлении, и они не должны нести ответственность за их распространение. 

Оценивая такие утверждения, необходимо принимать во внимание следующее. 

Законодательство и судебная практика  действительно разделяют информацию и оценочные суждения. 

В соответствии со статьей 30 Закона «О информации»  оценочными суждениями являются высказывания, которые не содержат фактических данных, критика, оценка действий, а  также высказывания, которые не могут быть трактованы как содержащие фактические данные, в частности в силу использования стилистических приемов речи (применение гипербол, аллегорий, сатиры). Оценочные  суждения не подлежат опровержению или доказыванию их справедливости. 

Такие положения отечественного закона были сформированы с учетом практики Европейского суда по правам человека, в частности по делам «Лингенс против Австрии» и «Фельдек против Словакии». 

Так, в пункте 46 Решения по делу «Лингенс против Австрии» суд сформировал свое определение понятия «оценочное суждение», а именно: «наличие фактов возможно доказать, а правдивость суждений  - нет. Оценочным суждением является вывод, полученный в результате интеллектуальной, логической обработки и обобщения фактов, оценок других людей, информации справочного и причинно – следственной связи между этими источниками информации». 

Разъяснения Пленума ВСУ, изложенные в постановлении №1 от 27.02.2009 и текущая судебная практика подтверждают, что суды весьма щепетильно анализируют высказывания, которые лежат в основе спора, и отказывают в опровержении оценочных суждений. 

Так, Верховный Суд Украины оставил без изменения решения судов предыдущих инстанций по делу №6-58357ск10 признав правильными их выводы о праве ответчика на высказывания оценочных суждений и отсутствии оснований для удовлетворения иска. В рамках данного дела истцом выступила редакция газеты «Флот Украины» Министерства обороны Украины, а ответчиком – депутат Севастопольского городского совета, обвинивший газету в пропаганде фашизма при публикации статей с позитивной оценкой деятельности ОУН в годы Второй Мировой Войны. 

При этом суды указали, что  поскольку в обществе присутствует дискуссия относительно оценки деятельности ОУН, озвученное ответчиком мнение является оценочным суждением и не может быть основанием для привлечения к ответственности. 

Однако, в том случае, если субъект убежден, что оценочные суждения нарушают его права, он может требовать от средства массовой информации публикации его собственного толкования  обстоятельств дела (статья 30 Закона «О информации»). 

Вместе с тем, в соответствии с Законом Украины «О информации» и постановлением Пленума ВСУ №1 от 27.02.2009 в том случае, если оценочные суждения изложены в брутальной, унизительной или неприличной форме, унижающей честь, достоинство или деловую репутацию, на нарушителя может быть возложена обязанность возместить моральный ущерб. 

Оценивая правомерность оценочных суждений, следует принимать во внимание и выводы Европейского суда по правам человека, изложенные в пункте 76 решения по делу «Фельдек против Словакии», в котором Суд указал, что даже оценочное суждение может быть признано чрезмерным, особенно если в своей основе оно не базируется на каких – либо фактах. 

Следует отметить, что надлежащими исковыми требованиями в таком случае является не признание информации недостоверной, а признание высказываний такими, которые унижают честь и достоинство (деловую репутацию) истца (определения ВССУ от 16.09.2015 по делу №6-35874ск15 и от 03.02.2016 №6-13805св15).

 

  

Хозяйственные споры о правомерности оценочных суждений.  

Следует отметить, что правоотношения в сфере хозяйствования, связанные с распространением информации, помимо ГК Украины и Закона «О информации» урегулированы также специальной нормой статьи 34 Хозяйственного кодекса Украины, запрещающей дискредитацию деятельности субъекта хозяйствования путем распространения в любой форме неправдивых, неточных или неполных данных, наносящих ущерб деловой репутации субъекта хозяйствования.  

Однако, как свидетельствует практика Высшего хозяйственного суда Украины, под дискредитацией следует подразумевать распространение ложных фактических данных, но не оценочных суждений (постановление от 19.07.2016 по делу №910/31116/15, от 22.04.2015 по делу №925/2077/14 и от 17.04.2015 по делу №910/18746/14). 

Аналогичные выводы относительно применения статьи 34 ХК Украины изложены и в постановлении Верховного Суда Украины от 28.05.2013 по делу №3-7гс13. 

 

Допустимая критика государственных и публичных лиц.  

Как свидетельствует практика национальных судов, основанная на заключениях  Европейского суда по правам человека относительно применения статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод «Свобода выражения взглядов», допустимая граница критики со стороны СМИ государственных служащих и публичных лиц значительно выше, нежели граница критики частных лиц. 

В решении по делу «Фельдек против Словакии» ЕСПЧ сформулировал основные аспекты, исходя из которых он оценивает правомерность решений национальных судов в аспекте гарантий, предусмотренных статьей 10 Конвенции. ЕСПЧ в обязательном порядке должен оценить соблюдение национальными судами при ограничении свобод прессы таких принципов: 

  • вмешательство в свободу слова должно быть предусмотрено нормами национального права;
  • оно должно преследовать законную цель, предусмотренную в части 2 статьи 10 Конвенции;
  • быть необходимым в демократическом обществе.  

 В пункте 73 решения по делу «Фельдек против Словакии» Суд указал, что оценка «необходимости в демократическом обществе» требует от ЕСПЧ определить, соответствовало ли вмешательство в свободу прессы «социальной необходимости» и было ли оно пропорциональным законной цели, предусмотренной статьей 10 Конвенции. 

В аспекте оценки «пропорциональности вмешательства в свободу прессы законной цели» Суд в своих решениях (см. «Лингенс против Австрии», «Фельдек против Словакии», «Тома против Люксембурга») предписывает принимать во внимание следующее: 

  • пределы допустимой критики должностных лиц государства и политиков значительно шире, нежели пределы критики частных лиц;
  • интересы защиты репутации политика или публичного лица должны учитываться судами пропорционально необходимости открытого обсуждения в обществе дискуссионных политических вопросов;
  • решение суда своей строгостью не должно отталкивать журналистов от участия в общественных дискуссия. 

Кроме того, ЕСПЧ указывает на то, что свобода взглядов касается также и информации или идей, которые определенным образом обижают, шокируют или волнуют, а журналистская свобода распространяется и на возможные определенной степени преувеличения или провокации. Также ЕСПЧ указал на необходимость разделять факты и оценочные суждения журналистов, высказанные относительно тех или иных явлений, которые не подлежат доказыванию их правдивости («Фельдек против Словакии»). 

Как свидетельствует судебная практика, отечественные суды допускают весьма широкие границы для острой критики в прессе должностных лиц государства (см. определения ВССУ от 23.11.2016 по делу №367/5585/14-ц, от 25.05.2016 №757/17454/15-ц и от 21.12.2016 по делу №461/15057/14-ц). 

Однако, пределы такой критики не являются безграничными, о чем свидетельствует определение Верховного Суда Украины от 26.10.2011 по делу №6-54801св10. В рамках данного дела суды признали неправомерным бездоказательное распространение относительно народного депутата Украины и лидера организации «УНСО» утверждений о его причастности к организации украинских граждан для участия в конфликте в Абхазии. 

При этом, суды не приняли утверждение ответчика о публичном статусе истца как основании для освобождения от ответственности за распространенную информацию. 

 

Заявления правоохранителей и принцип презумпции невиновности.  

Довольно интересной темой является соотношение права правоохранительных органов сообщать обществу о расследованиях, которые находятся в их производстве, и принципа презумпции невиновности. 

Так,  в деле №285/3418/15-ц суды, включая ВССУ, отказав в удовлетворении иска о защите чести и достоинства признали право органов прокуратуры публиковать данные о уголовных делах, находящихся в их производстве, в т.ч. и данные о подтверждении доказательствами роли определенного лица в их совершении (см. определение ВССУ от 04.07.2016). 

При этом суд сослался на выводы ЕСПЧ по делу «Дактарас против Литвы», в котором Суд признал отсутствие нарушения принципа презумпции невиновности в распространении прокурором информации о наличии достаточных доказательств вины заявителя, которые давали основания прокурору для передачи дела в суд. 

Однако, такое право силовиков не является безграничным. Оценивая правомерность действий правоохранителей необходимо установить, имели ли они фактические доказательства причастности лица к совершению преступлений и на какой стадии находится досудебное расследование. 

Так, рассматривая кассационную жалобу по делу №6-35005ск15 (иск Александра Януковича к МВД Украины о признании недостоверной информации о его причастности к массовым убийствам) Высший специализированный суд Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел отметил следующее. 

Ответчик в лице МВД Украины не предоставил суду доказательств причастности А. Януковича к организации массовых убийств. Кроме того, по делу не только не было вынесено обвинительного приговора, но и не было объявлено А. Януковичу о подозрении. 

В результате, ВССУ частично удовлетворил кассационную жалобу А. Януковича и оправил дело на новое рассмотрение  (определение ВССУ от 02.03.2016).

  

Кто обязан доказать достоверность информации?  

Следует отметить, что после внесения в 2014 году изменений в статью 277 Гражданского кодекса Украины из нее были исключены положения, возлагающий обязанность доказывания достоверности информации на лицо, ее распространившее. 

Таким образом, и разъяснения относительно обязанности доказывания в данной категории дел, изложенные в пункте 18 постановления Пленума ВСУ №1 от 27.02.2009 утратили свою нормативно – правовую базу. 

Несмотря на это, и сегодня суды высших инстанций возлагают в делах данной категории обязанность доказывания именно на ответчика. 

Об этом свидетельствуют определения ВССУ от 22.07.2017 по делу №552/3749/15-ц, от 16.06.2016 по делу №666/4421/15-ц и от 03.08.2016 №380/1571/15-ц и от 02.03.2016 по делу №6-35005ск15, а также постановление ВХСУ от 30.03.2016 по делу №910/20011/15. 

По нашему мнению, в спорах с субъектами телерадиовещания данный вопрос урегулирован специальными положениями Закона Украины «О телевидении и радиовещании». 

Статьей 59 «О телевидении и радиовещании» установлено, что телерадиоорганизации, среди прочего, обязаны распространять достоверную информацию. 

Так, в соответствии с частью 6 статьи 64 данного Закона установлено, что если у телерадиоорганизации отсутствуют достаточные доказательства того, что распространенные ею ведомости соответствуют действительности, она обязана безотлагательно опровергнуть их. 

Исходя из сути правоотношений и нормативно установленных обязанностей сторон, бремя доказывания достоверности информации в данной категории дел должно быть возложено на субъект телерадиовещания.

 

Опровержение недостоверной информации и  возмещение морального вреда

Формулируя исковые требования, необходимо также принимать во внимание разъяснения, изложенные в пунктах  24 и 25 постановления Пленума ВСУ №1 от 27.02.2009. 

В просительной части искового заявления рекомендуется изложить текст опровержения недостоверной информации, к публикации которого истец просит обязать ответчика. 

Опровержение должно осуществляться путем, максимально приближенным к тому, которым ведомости были опубликованы или распространены. 

В судебном решении должен быть установлен строк, в течении которого должно быть опубликовано опровержение.  

При разрешении исковых требований о компенсации морального вреда, следует принимать во внимание рекомендации, изложенные в постановлении Пленума ВСУ №4 от 31.03.1995 «О судебной практике в делах о возмещении морального (неимущественного) вреда».

Следует отметить, что в хозяйственных спорах, при формировании правовой позиции о возмещении морального вреда необходимо принимать во внимание разъяснения, изложенные в пункте 6 информационного письма ВХСУ от 28.03.07 №01-8/184:  под унижением деловой репутации субъекта хозяйствования следует понимать распространение неправдивых, неполных или неточных данных, которые дискредитируют способ ведения или результаты его хозяйственной деятельности, вследствие чего происходит снижение стоимости его нематериальных активов. В случае отсутствия у истца бухгалтерского учета такого нематериального актива в форме гудвила, денежный эквивалент унижения деловой репутации может быть доказан на основании других доказательств, включая заключение экспертизы. 

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Последние записи
Контакты
E-mail: blog@liga.net