Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов. Редакция ЛІГА.net может не разделять мнение авторов блогов.
07.10.2020 14:48

В поисках доступных инструментов

Вице-президент ГП НАЭК "Энергоатом"

Существует минимум четыре способа инвестирования в проект достройки энергоблоков №3 и №4 Хмельницкой атомной электростанции

Откуда взяться средствам на достройку энергоблоков №3 и №4 Хмельницкой АЭС? Такой вопрос Энергоатом как оператор украинских атомных станций слышит со всех сторон с тех пор, как проект достройки сдвинут с мертвой точки – решение принято окончательно, а Президент Украины не просто поддерживает его, но и торопит парламент и правительство. 

С тем, что достраивать третий и четвертый энергоблоки ХАЭС необходимо, согласны все атомщики. Ведь иначе после 2030 года, когда начнется процесс постепенного выведения из эксплуатации работающих сегодня 15 энергоблоков, стране придется потихоньку сворачивать атомную генерацию, поскольку мощностей, которые могли бы их замещать, просто не будет. О том, что подобные «замороженные» на десятилетия проекты атомных «долгостроев» успешно «размораживались» и завершались в Чехии, Словакии, Румынии, США, знают все, кто серьезно интересуется темой. Широко известна история энергоблоков американской АЭС Watts Bar, строительство которых началось в далеком 1972 году, а было завершено после десятилетий перерыва только в 2017-м.

Но где же Энергоатом изыщет средства на завершение этих атомных «долгостроев», если страдает от задолженности энергорынка перед ним и сам имеет кредиторские задолженности перед контрагентами, спрашивают нас критики. Объясняем: ввиду того, что проблему задолженности компаний «Энергорынок» и «Гарантированный покупатель» перед НАЭК за поставленную продукцию в рамках ВСО (возложения на компанию спецобязательств для обеспечения населения доступной электроэнергией) решить одномоментно невозможно, Энергоатом ищет приемлемые варианты по привлечению дополнительных оборотных средств. 

Мы используем легальные и широко применяемые в финансовом секторе европейских и других цивилизованных стран инструменты. Эти инструменты работают, они взаимовыгодны и позволяют таким мощным компаниям как НАЭК «Энергоатом» не просто без сбоев осуществлять операционную деятельность, но и уже сегодня вкладывать в будущее, то есть в развитие как компании, так и стратегической отрасли – атомной энергетики. Иными словами, нам необходимо не только выполнять намеченные производственную и топливную программы (в обоих случаях речь идет о безопасности работы атомных станций), своевременно выплачивать зарплату сотрудникам, обслуживать кредиты и рассчитываться с контрагентами, а уже сегодня работать над тем, чтобы через несколько десятилетий страна не очутилась в энергетическом коллапсе, когда ныне действующие энергоблоки эксплуатировать будет нельзя.     

Сегодня мы рассматриваем как минимум четыре инструмента привлечения средств на достройку сначала третьего и четвертого энергоблоков ХАЭС, а затем и на строительство новых замещающих энергоблоков Ровенской, Запорожской и Южноукраинской атомных станций. И все эти инструменты могут быть использованы одновременно. Медлить, слушая критиков, невозможно – до 2030 года остается не так много времени. Итак, откуда же мы возьмем средства, не влезая при этом в карман украинского налогоплательщика?

Инструмент первый – включение в себестоимость инвестиционной составляющей. В окончательной версии проекта достройки энергоблоков Х-3 и Х-4 указана рассчитанная сумма затрат в размере 73 млрд грн. При этом годовая выработка украинских атомных станций на будущий год определена как раз в объеме 73 млрд кВт-часов. Условно говоря, взяв 1 гривну с каждого киловатт-часа, мы могли бы получить искомые 73 миллиарда. Но учитывая, что 40 млрд кВт-часов, или 55% из этого количества уходит населению в рамках ВСО по 1 копейке за кВт-час (согласно постановлению Кабмина №694 от 5 августа 2020 года), и понимая, что целую гривну к себестоимости киловатт-часа добавить одномоментно невозможно, мы предлагаем следующий выход. Необходимая нам 1 дополнительная гривна с каждого киловатт-часа разбивается на 5 частей – по количеству лет, необходимых на достройку Х-3 и Х-4. Таким образом, к себестоимости киловатт-часа (сегодня она составляет 54 копейки) добавляется еще 20 копеек, и мы в итоге получаем себестоимость на уровне 74 коп за 1 кВт-ч. 

Если же новое финансовое ВСО, которое должно заработать с начала 2021 года, предложит новую формулу обеспечения населения доступной электроэнергией, позволяющую производителю атомной энергии получать за один кВт-час не 1 копейку, а хотя бы 30 копеек, этого как раз будет достаточно, чтобы собрать необходимую для достройки Х-3 и Х-4 сумму. Обращаю внимание: речь идет не о повышении тарифа для населения, а о том, чтобы в существующем тарифе на нашу долю как производителя на каждый киловатт-час приходилась не 1 копейка, а хотя бы 30. Оговорюсь дополнительно: схему продажи электроэнергии для населения по 1 копейке за кВт-час мы предлагали сами, чтобы не накапливать безнадежную задолженность энергорынка перед нами, которая и так на сегодня измеряется миллиардами гривен. Теперь же, когда с января 2021 года заработает новое финансовое ВСО, его формула должна быть справедливой по отношению к производителю, на которого возложена миссия по обеспечению населения доступной электроэнергией. 

Инструмент второй – средства от экспорта атомной электроэнергии в Европу. Изначально проект достройки энергоблоков №3 и №4 ХАЭС рассматривался в тесной сцепке с проектом «Энергомост», который сегодня многие критики с помпой похоронили. А зря, поскольку мы в Энергоатоме уверены: проект можно и нужно оживить. Посудите сами, ну что может быть логичнее, чем организация выдачи мощности энергоблока №2 этой же станции – Хмельницкой – для экспорта электроэнергии в ЕС как финансового инструмента для достройки блоков №3 и №4? 

Напомню, такой план был прописан в распоряжении Кабмина №671-р от 15 июня 2015 года. Правительство планировало отсоединить энергоблок №2 ХАЭС мощностью 1000 МВт от Объединенной энергосистемы Украины и синхронизировать его с Бурштынским энергоостровом, интегрированным в европейскую энергосеть ENTSO-E. Для этого Кабмин намеревался в том числе восстановить линию ХАЭС-Жешув, ту самую, которая до 1992 года на номинальной мощности пропускала из Украины в Польшу 6,5 млрд кВт-часов. Специалисты подсчитали, что в случае ее восстановления линия ХАЭС-Жешув могла бы приносить Украине 500 млн евро прибыли в год. Это уж не говоря о простом и понятном пути обеспечения инвестиций для достройки Х-3 и Х-4. Добавлю также, что те, кто сегодня хает этот проект, и тогда, в 2015-и, и даже всего год назад считали его жизненно важным. Не знаю, что изменилось для них, но мы по-прежему уверены в его жизнеспособности.

Инструмент третий – масштабное кредитование проекта со стороны ведущих мировых банков. Суть этого инструмента в том, что компания-оператор (в данном случае Энергоатом) подписывает с инвестором-кредитором договор сроком до двадцати лет, обязуясь поставлять электроэнергию одного из энергоблоков. Этот договор используется банком как закладная. На такие условия, например, был согласен один из крупнейших в мире финансовых конгломератов – британский банк Barclays. Его интересует именно участие в проекте достройки Х-3 и Х-4. 

Разновидность этого инструмента – финансирование проекта со стороны экспортно-кредитных агентств. Эта схема предполагает выделение кредита для компании со стороны экспортного агентства, которое сотрудничает с поставщиком оборудования.

Инструмент четвертый – вендорное финансирование. Этот необычный термин означает по сути лизинг, то есть договор, согласно которому поставщик оборудования дает заказчику этого оборудования рассрочку. 

Почему такие схемы интересны поставщикам? Потому что это расширяет их продуктовые линейки и обеспечивает их производственные линии долгосрочными заказами. Этот инструмент, кстати, позволяет нам исполнять еще одну нашу миссию – восстанавливать все элементы атомной отрасли Украины: системы подготовки кадров и научно-технической поддержки для нашей отрасли, проектных институтов, технологического комплекса по подготовке запасных частей, всех промышленных предприятий, которые работают на атомную энергетику. 

Я описал лишь несколько из доступных НАЭК «Энергоатом» инструментов, которые позволят инвестировать в проекты достройки энергоблоков, а затем и в проекты строительства новых, логичным и выгодным путем привлеченные в страну средства, не «вытаскивая» их из карманов налогоплательщиков. Этих инструментов может быть гораздо больше, и использовать их мы можем в разных комбинациях, хоть и все одновременно. Какой здесь напрашивается вывод? Мы уверены, что вопрос финансирования проекта достройки Х-3 и Х-4 – всецело в наших руках, нам для этого не нужно финансирование из госбюджета. Нужна была лишь политическая воля, и у нынешнего руководства страны она присутствует. Поэтому поводов опускать руки, а уж тем более искать «непреодолимые препятствия» и отказываться от проектов будущего нет никаких.

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Последние записи
Контакты
E-mail: [email protected]