Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов. Редакция ЛІГА.net может не разделять мнение авторов блогов.
06.11.2011 23:28

Размышления о праве на ошибку

Профессор Украинского государственного химико-технологического университета

В последнем моем постере, посвященном проблемам наших реформ, в качестве одной из причин мучительно трудного и пока не очень результативного реформирования нашей страны были названы ошибки в стратегии и тактике проведения реформ, вызванные, прежде


 

Кошка, однажды усевшись на горячую плиту, больше на неене сядет. Впрочем, не сядет даже нахолодную.                                                    МаркТвен

 

Только бледнолицый кретин способен наступить на одни и теже грабли дважды

 Чингачгук

 

В последнем моем постере, посвященномпроблемам  наших реформ,   в качестве одной из причин  мучительно трудного и пока не оченьрезультативного  реформирования  нашей страны были названы ошибки в стратегии  итактике проведения реформ, вызванные, прежде всего,  отсутствием во власти профессиональноподготовленных реформаторов. Коллеги предложили продолжить разговор  именно о профессиональных ошибках, возможностях их ограничения и правовыхаспектах неудачи. Попробую, прочтите…

 

Сначала - немного о том, что  приходит почтик каждому из нас в результате накопления жизненного опыта.  С первых шагов ребенка и падений мысовершали  ошибки и учились жить. Жизньнаучила нас вначале простейшим премудростям – правильно падать, когда  делаем неуверенные первые шаги, не соватьв  отверстия розетки сразу два пальца-  больно будет, потом  родители передают нам свой жизненный опыт – уж как нам повезет…, потом  мыначинаем осваивать опыт всего человечества, сконцентрированный для кого-то в Евангельскихзаповедях Христовых, изложенных в рамках Нового Завета, а для кого-то в моральном кодексе строителейкоммунизма, который, кстати, явно имел все признаки плагиата и практически  ничем не отличался от заповедей.  Очень жаль, что не появился пока ”Моральныйкодекс строителя капитализма”. Впрочем, первая книгав этом направлении уже появилась. Дело за А.Герман и Д.Табачником… И еще хорошобы  уже в юные годы привить  молодому поколению хотя бы основы этики,   уж больно большиепроблемы в  воспитании связаны  с пробелами в этом вопросе. Но, об этом когда– нибудь потом.


Апока, согласимся с тем, что вся наша  жизнь– это  цепочка ошибок и  деятельность по преодолению их последствий. И,если признать это, то сразу возникает целый ряд вопросов о цене наших ошибок, разумной мере их допустимости, о путяхограничения ошибок, к примеру,  ускорения приобретения профессионализма,жизненного опыта. Но не всегда мы учимся на своих ошибках. Жизнь учит насподстелить соломку. 

   

 

Особенно сложно разобраться  с профессиональными ошибками.  Нам сразу и навсегда очень нравятся сентенциио том, что ошибки, неудачи – главная движущая сила  профессионального успеха.  Мы выспренне изрекаем, что право на неудачуозначает право на инновации, исследования, венчуринг, эксперименты, открытия иуспех ... Но мы далеко не всегда задумываемся о цене  такого успеха. Иногда, как в случаереформаторской  деятельности в нашейстране, эта плата чрезмерно велика. Противоядие лишь  одно (мы о нем уже говорили) – повышение  профессионализма реформаторов. И, конечно, профессиональнаяэкспертиза  - своеобразный  контрацептив от ошибок. А главныминструментом  экспертизы всегда  является аудит  системы (я отнюдь не имею ввиду бухгалтерский аудит, которым почему – то последнее время  все ограничивают этот крайне важный этаппроектного менеджмента). А, вот этот самый аудит (технологический,экономический, энергетический и т.д.) обязательно начинается и заканчивается  анализом риска  проекта. Не случайно во всех курсахпроектного менеджмента именно этот анализ занимает едва ли не половину объема.

 

Но наиболее сложными являются  правовые аспекты  проблемы ошибок.  Да, у человека есть способность и возможностьошибиться, но есть ли у него право на ошибку? Если человек пользуется правом на ошибку, это уже не ошибка, а умышленноедействие, и оно может быть наказанным. Так считают многие. К примеру, судьяКиреев и прокуроры, засудившие Ю.Тимошенко за вынужденную или умышленную ошибку. Не было бы столь противоречивыхоценок приговора ей у нас в стране и в мире, если бы именно эта сторона вопроса была основным предметом изученияв суде и если бы  политическаяцелесообразность при этом не превалировала над разумным смыслом и трезвойоценкой последствий. 

 

В самом деле, давайте вспомним афоризм Бальзака, который в той или иной формеповторяется многочисленными авторами: "За каждым большим состоянием стоитпреступление". А Маркс писал, что нет такого преступления, на которое непошел бы капиталист ради 300% прибыли. Мы говорим о практически тотальнойкоррумпированности нашей страны, об огромном количестве  экономических преступлений. Мы ищем какие-тореальные пути выхода из  проблем, вызываемыхэтими ошибками, связанными   с тем, чтомы вдруг упали в объятия  капитализма,лицо у которого, в самом деле,  оказалосьзвериным. Сейчас уже многие сходятся на том, что, если уж говорить о преступныхрежимах в самом прямом, криминальном смысле этого слова - то наиболее преступнымиз них является капитализм, который с преступления начинается, преступлениемживет, оно встроено в его систему и скорее помогает развитию капитализма, чемпрепятствует ему. Как противодействовать этому?

 

Не случайно наша Верховная Рада миллионеров вдруг стала обсуждать  проблемы возможности некриминального наказания гривней за экономическиепреступления, то бишь, за  чьи-токонкретные ошибки. А я в одной из своих публикаций в блоге предлагал дажепрекратить борьбу с  коррупцией (всеравно, безнадега!), а обложить коррупционные сделки  налогом –своеобразным штрафом за  коррупционную ”ошибку”.Наказывать, предлагал я, надо не  закоррупцию, а за уклонение от уплаты налогов на коррупционную сделку. Вот тогда,как я мечтал, наш бюджет  станет самымбогатым в мире, и власть, наконец, займется  реформами, а не  наполнением бюджета неизвестно с какой целью.Да, только никто не поддержал  этопредложение, ибо оно  затрагивалофинансовые интересы  зажиревшей власти.  

 

А теперь о мере ответственности за ошибку. Преждевсего, при  выборе меры наказания,видимо, должны учитываться мотивы преступления/ ошибки. Если бы, к примеру, приоценке  ошибок Ю.Тимошенко былавыявлена коррупционная составляющая или личная финансовая заинтересованность, тогда мера наказания должна была бы учитывать это обстоятельство.  Но тогда оттесняется политическая составляющая, амбиции, в частности, неучитываются личные амбиции субъектов власти и субъекта  ошибки. Есть такой  девиз  у банкиров: "Если ты не украл, считай,что тебя обокрали"?  Как с ним тогдабыть. Оказывается, один из  принциповкапитализма напрямую противоречит  всемзаповедям, о которых я писал вначале. Можнои следует  украсть у ближнего своего.А законы, по которым судят, появились во времена Советов, когда  действовал уворованный у религии моральныйкодекс. Как с этим быть? Нужен новый кодекс для нового строя, а его нет. Асудить хочется… Что-то не вяжется…

 

Или вот очень известная у нас другая  присказка: "Если ты украл гривню - сядешьв тюрьму. Если миллион - станешь депутатом  или губернатором...". Оказываетсяона - не свидетельство нашего "неразвитого капитализма", который,бедный, стремится хапнуть и вывести из страны. Да нет. Это перефразировка  известной американской поговорки: "Еслиты украл доллар, ты вор и тебя посадят, а если ты украл железную дорогу, тыуважаемый человек и станешь сенатором". Выкопал в Интернете, что все этиприсказки произошли еще от Теодора Рузвельта, который писал: "Человек,который никогда не ходил в школу, может что-то украсть из грузового вагона. Ноесли он имеет университетское образование, он может прикарманить всю железнуюдорогу".

 

То - есть, все очень просто - уровень воровствапри капитализме зависит, еще и от уровня образования. То-то власть так рванулаза образованием – дипломами наших, а лучше заграничных, вузов,  учеными степенями и званиями. Все бывшиекомсомольские и партийные работники, парикмахеры, массажистки и водители в высших органах всех ветвей властивдруг стали  очень учеными,  издали монографии, обзавелись статьями. Какговорят в  Кыргызстане: ”Длинные уши торчат из стены… Кто-то хлопочет о благестраны”. Молодцы киргизы! Все верно оценили. Наверное, поэтому  так снизился уровень науки в наших вузах и научных институтах и исчезли научные школы. Это выгодно   нашим остепененным  и  одипломленным властьимущим . Они, ведь, непросто ”хочуть свою образованность показать”, а еще и как бы узаконитьсвой  более высокий рейтинг, дающий правона  сверхприбыли.

 

Наиболее сложно обстоит вопрос с  ошибками власти.Если от ошибки  одного человека страдают обычно  немногие, то от ошибок власти страдают тысячи... Но,  уж так сложилось в нашей стране, что  большая часть общества  приучена к тому, что власть имеет право наошибку, вокруг буквально заросли этих ошибок. Интересно, что  зачастую журналисты  перестали играть роль четвертойвласти  и, даже  если  власть какой-нибудь неправильный указ/приказ илипостановление издаст, то  виноватыэкономика и  какие-то социальные  причины, а также кризис или злые соседниедержавы. Вспомним  хотя бы те же  бессистемные реформы, ущерб от которых трудноопределить (уж больно много в нем составляющих),   странные истории с перекупкой “тушек” в Верховной Раде, не менее странные тендеры, где всезаранее известно и которые четко учитывают запросы всех заинтересованных лиц,многочисленные  приватизационные события,строительство  многомиллионных замков,дерибан заповедных земель, “семейный” бизнес и т.д., и т.п. Этот переченьпридуман не мною, о каждой  ошибке прессамного рассказывала и показывала, но замолкала, видимо, как только поступаласоответствующая команда.  Да и  возмущение, и протесты даже у  афганцев и чернобыльцев, а, тем более, у  предпринимателей, быстро  заканчиваются, в особенности, если “щедрая”власть все - таки выполняет какое-то не очень существенное иобременительное  решение.

 

Итак, право признавать или не признавать своюошибку у человека есть, но это только оправдывает человека, но не извиняет его... Если, к примеру,   из-завас фирма потеряла миллион, право на ошибку вас оправдывает, но  не защищает от увольнения или возмещенияущерба... И, вот самое важное то, что степень развития демократии обществаопределяет, соответствует ли мера наказания ущербу, нанесенному обществу. Увы, ошибаются все... Люди не идеальны,главное – извлечь из ошибки урок, чтобы больше ее не повторять, сделатьсоответствующие выводы и постараться смягчить последствия. А наказание заошибки – наиболее   трудная часть проблемы. Здесь не помогут  никакие кодексы, никакие законы. Конечно,учитываются последствия, ущерб, но любая ошибка сопряжена с целым рядом политических, социальных, психологических факторов, которые заранеенормировать просто невозможно.  Вотпочему у большинства народов мира принимать решения по таким сложным вопросам,как наказание за   действия, повлекшиесерьезные последствия,  доверяют не  ”полузаконным” судьям – киреевым, а наиболеемудрым, авторитетным, незаангажированным, уважаемым народом профессионалам. Онине должны, просто не имеют права, совершать очередную ошибку в оценке чужойошибки. Последствия этой ошибки многократно усиливаются в сравнении с  первоначальной ошибкой и трудно прогнозируемы.

 

Особенно опасна неверная  оценка ошибок, вызванная

непрофессионализмом молодых людей, тольконачинающих свою трудовую деятельность. Мы часто забываем гениальное стихотворение А.С.Пушкина:

О сколько нам открытий чудных

Готовят просвещенья дух

И опыт, сын ошибок трудных,

И гений, парадоксов друг,

И случай, бог изобретатель...

Мне кажется, особенно меткой, кстати, в связи собсуждаемой проблемой, строка: “ И опыт, сын ошибок трудных”. Вот уж поистинелучше сказать невозможно! В самом деле, это так.

 

Хочу в завершение привести несколько примеров изсобственной практики. Уже ровно пятьдесят лет назад мы, четверо друзей, успешно окончившие вуз иполучившие  специальность инженера –механика, поехали по назначению в большой проектный институт в одном изкрасивейших городов России  в качестве молодых специалистов (прошу обратитьвнимание на эти два слова, ибо сегодня  правовое поле молодых специалистов  у нас резко сузилось, в том числе по вопросам гуманизации наказания за профессиональные ошибки). Оказывается, выбрав этот институт,  мы совершили нашу первую  ошибку в цепочкеошибок молодости, которая только начиналась. Мне, сделавшему в вузе какие-топервые, пусть не очень большие успехи в науке, предложили ”заниматься наукой” - ходить по цехам одного химическогозавода и составлять с помощью анемометра (вертушка такая, для замера скоростиветра) карту сквозняков  каждого цеха дабыизучить связь сквозняков и заболеваемости персонала. Цехов на заводе было многои "высокоинтеллектуальную" работу, ничего общего не имевшую с моей специальностью,  намечалось выполнять двадцать лет, не меньше.Не больше повезло  и моим друзьям –одному поручили заниматься автоматизацией технологических процессов, о которойон не имел достаточных профессиональных знаний (можете представить, что он  напроектировал бы!), а двум оставшимсядоверили разработку монтажно – технологической документации, что  требует серьезных профессиональных навыков. Наше счастье, что  тогда  как-то внимательнее  относились к кадровым проблемам особенномолодых специалистов, и нам удалось исправить первую ошибку, обратившись с письмом к самому Н.С.Хрущеву. К нашему удивлению уже через несколькодней мы получили уведомление из канцелярии Н.С. о том, что наш запрос перенаправленв Минхимпром для принятия решения о переводе нас на  пусковое предприятие. Длясведения,  информирую, что крайне редко яполучаю в последние годы ответы или хотя бы уведомления о получении моихобращений от должностных лиц, к которым мне приходится обращаться сконструктивными предложениями о решении каких-то актуальных проблем развития нашей страны.  Так вот, уже через месяц мы,  все четверо, ехали в  студеный Казахстан пускать  один из химических комбинатов.

 

Не собираюсь описывать, как мы сталипрофессионалами. Напишу совсем о другом. О моих первых ошибках молодости и непрофессионализма и о том, как, на мой взгляд,   мудро поступала местная власть, чтобы период становления завершился как можноскорее и с меньшим ущербом для общества. Начну с моей первой ошибки, которая,случись она сейчас, исковеркала бы  мневсю жизнь. Начинал я тогда свою деятельность механиком довольно большого цехапроизводства синтетического каучука. Расскажу о двух случаях  первого года моей  работы. Была у меня  в цехе установкахранения сжиженного дивинила. Небольшая, но очень ответственная.   В нейчасто выходил из строя насос перекачки дивинила -  выходило из строя уплотнение вращающегосявала, и  сжиженный газ шел в цех.Приходилось останавливать цех, силами слесарей ремонтировать или менять насос.Опасно, требовалось мое личное участие. Все это повторялось достаточнорегулярно. Из строя  выходила копеечнаячугунная грундбукса, которая  уплотняланабивку уплотнения, прижимая ее к валу. Вот и решил я  поставить взамен чугунной более прочную, стальную деталь. Начертил,  заказал, поставили. Оказалось, что  мое - владельца диплома с отличием - решение было  непрофессиональным, простобезграмотным. Нельзя, чтобы терлись друг о друга две  стальные детали примерно одной твердости – вращающийсявал насоса и неподвижная грундбукса, охватывающая этот вал. Опасно это,возможны задиры, заклинивание, локальное повышение температуры, пожар, взрыв. Кмоему ужасу, именно все это случилось через пару дней – пожар, взрыв установки,к счастью, без жертв и с небольшим экономическим ущербом. Случай  врубился на всю жизнь в моей памяти истудентам я обязательно рассказываю о нем. Интересно, что, кроме ”душещипательной” беседы с главным механиком, меня никак не наказали (молодые специалисты в тегоды чрезвычайно редко, а, может, и вообще не подвергались судебному преследованию).Интересно, что сделали бы со мной наниматели и киреевы сегодня. 

 

А  второйслучай произошел позднее и был связан с тем, что каучуком забилась воздушка дляаварийного сброса   реагентов при  повышения давления в реактореполимеризации.  Вообще- то за режимотвечают не механик, а технологи, но они ничего не могли сделать. Снизитьдавление не удавалось. Росла температура, скорость полимеризации.  Сбить ее не удавалось.  Казалось, взрывнеминуемым. Давление уже в 1,5 раза превышало рабочее. Взвыли сирены. Технологии аппаратчики мгновенно покинули цех. Мы, механики все же решили попытатьсяспасти цех. Это был  не  советский патриотизм и героизм. Просто, какпрофессионал  к тому времени, я уже знал,что немецкие полимеризаторы (вывезенные после войны из Германии) рассчитанына  больщее давление, чем рабочее, и паруатмосфер у нас еще было в запасе.  Мерыдля охлаждения аппаратов мы приняли экстраординарные -  разболтили очень быстро  все отводы охлаждающей аппараты воды и сталисбрасывать ее прямо в цех. Рост  давлениянемного замедлился, но не прекратился. Не хватало охлаждающей поверхности. Издесь пришлось совершить  вторую в моейжизни профессиональную “ошибку” (которая спасла цех и, может, жизнь) – использовать для охлаждения  одновременно все пожарные гидранты. Мощныеструи воды ударили по крышкам одновременновсех аппаратов батареи полимеризаторов и, благодаря этому,  нам таки удалось загнуть кривую температуры вниз. Через пару часов  цех благополучно остановили и в неговернулись технологи и аппаратчики. Я не для того рассказываю об этом,чтобы  похвастаться профессионализмом исообразительностью.  Важна реакцияруководства завода на это события.  Мояошибка  была отмечена приказомдиректора  комбината, в котором мне былаобъявлена благодарность,  и я былудостоен  премии в размере месячногооклада. Второй приказ  вышел  через два дня. В нем по результатам работыаварийной и  какой-то пожарнойкомиссии  за ошибки в организации работымеханической службы и  использованиепожарных гидрантов не по назначению мне был объявлен строгий выговор и я былдепремирован … на тот же месячный оклад. Этот курьезный случай в моей практике показывает, что одна и та же “ошибка” может  быть совершенно по – разному  оценена различными судьями. Между прочим, через пару месяцев появился третийприказ, где было  написано, чтоинициативного молодого специалиста (далее имярек), показавшего в экстремальныхусловиях способность к принятию эффективных решений, назначают заместителемглавного механика комбината.  Так в те  годы воспитывали профессиональные кадры. А рядом с комбинатом  был знаменитый  сталинский Карлаг, где сидели тысячиполитических заключенных, но, гарантирую, не было там ни единого молодогоспециалиста. Думаю, что и коррупционеров там не было, а может, и экономическиепреступления по - иному  наказывали.

 

 

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Последние записи
Контакты
E-mail: blog@liga.net