Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов. Редакция ЛІГА.net может не разделять мнение авторов блогов.
23.08.2011 15:53

Школа антикризисного менеджмента. Тема 10. Сказка ложь, да в ней намек, добрым молодцам урок...

Профессор Украинского государственного химико-технологического университета

Обсудим мы тему сказочную и назидательную - о системном анализе и причинно – следственных связях, а также об уроках некоторых инновационных технологий. Читатели, наверное, уже поняли, что я далеко не противник инноваций, у самого несколько сотен пате

 

Что-то непонятное происходит с этой школой. Куда-то напрочь исчезли все  штатные и нештатные комментаторы. Число  читателей  не уменьшилось, даже немного выросло, а  комментаторов – ни единого.  Далек от  мысли об излишнем усердии модератора блога. Наоборот,  искренне признателен ему за деликатность,  внимательность, неназойливость.

Может,  тематика школы неактуальна? Так нет, у нас снова стали пугать друг друга новой кризисной волной. Как будто бы  старая  волна уже прошла…   Видимо, комментаторам  не нравится то, что  принципиально отвечаю абсолютно на все комментарии и все время призываю их авторов   к раздумьям и конструктивизму.

 

Ладно, попробуем  снова вернуться к сказкам. Как-то  в одном из постеров  напомнил о сказке про двух лягушек  в  горшке со сметаной -  сразу комментаторы среагировали. Вспомним еще раз и другую  старую добрую сказку братьев Гримм об умной Грете (иногда  Эльзе), которая полезла в погреб пива наливать, увидела над головой мотыгу и начала плакать и приговаривать: "Коли я за Ганса выйду замуж да родится у нас ребенок, да повырастет, да пошлем мы его на погреб пива нацедить, да упадет ему на голову эта мотыга, да пришибет его до смерти!".  И так она сидела около бочки и плакала, и криком кричала из-за того, что ей грозит в будущем беда неминучая... А, дальше началось у нее вообще раздвоение личности от слишком большого ума и решила она, что она уже не Эльза. Короче, страсти – мордасти… Но, детям нравится. Может, и комментаторы заинтересуются темой  этого урока.

 

А обсудим мы тему тоже сказочную и тоже назидательную -  о  системном анализе и причинно – следственных связях, а также об уроках некоторых инновационных технологий.  Читатели, наверное, уже поняли, что я далеко  не противник  инноваций, у самого  несколько сотен патентов. Многие из них уже пригодились человечеству. Да, вот беда.  Уж больно мы любим   раздувать  не всегда  профессиональные, иногда  легковесные,  поверхностные, модные  инновационные  технологические решения, не задумываясь над тем, к чему приведет их реализация. 

 

У всех сейчас на слуху нанотехнологии. В России  чуть ли не пол- бюджета пустили на их развитие, больше, чем в США.  И самого крутого менеджера Чубайса поставили командовать. Да толку что-то мало. А нас  замучили коммивояжеры  с китайскими нанотрусиками, дабы потенцию у совсем наших  ослабевших мужиков повысить,  да наночепчиками -  чтобы  хоть какие-то мысли в  мозгах появились  (об антикризисном менеджменте, например).  А недавно меня уговаривали поддержать  производство…  наноасфальта,  чтобы  дороги к  дворцам наших олигархов им покрывать.  Я как-то писал, что  и предмет этой науки толком не определен. К примеру, в Википедии  прямо пишут ”Нанотехнология, нанонаука — это наука и технология коллоидных систем, это коллоидная химия, коллоидная физика, молекулярная биология, вся микроэлектроника.”  Извините, а  куда девались все эти упомянутые в  этом определении другие науки? Отменены, что ли? А если речь идет  о  взаимосвязи наук, то  она всегда была.  Ладно, не будем прикасаться к святому, пусть и дальше “нанисты” доят бюджет, ежели нам всем  это нравится…

 

Можно было бы  много теплых слов сказать также о генной модификации  сельскохозяйственной продукции, но давайте лучше поговорим о земном, к примеру, о биотехнологиях. Для начала совсем о земном, о канализации. Сточные воды очищают  на  муниципальных очистных сооружениях, заставляя несчастные микроорганизмы поедать  человеческие отходы.  Потом их  умерщвляют, не забыв отобрать до этого какую-то часть живыми для продолжения  процесса очистки, и не знают, что с ними делать дальше. Уж больно много отходов они съели, а, значит, много  отработанного активного ила (так они эти микроорганизмы по  научному называются) получается.  Миллионы тонн ила вокруг очистных сооружений в наших городах накопилось. А дальше начинается совсем уже не сказка. Раньше  этот ил колхозы и совхозы вывозили на поля в качестве неплохого органического удобрения. Нынешним фермерам этого делать нельзя,  санитарные врачи запрещают. Уж слишком много тяжелых металлов и  вредных  органических  соединений в них  (вспомните, чем микроорганизмы питались и чем питаемся и  какую воду пьем мы в последние годы!).  Так вот,  иловые поля   летом высыхают, пыль, состоящая из  погибших микроорганизмов с их адской начинкой, разносится  по округе, вызывая  легочные и аллергические заболевания, давая пищу для высокой медицинской науки, которая  не  устает восхищаться  крутым ростом кривых заболеваемости, смертности и падением рождаемости, даже не  пытаясь  проанализировать  причины столь значимых негативных демографических сдвигов  и  предложить пути выхода из  очередного демографического кризиса.  В то же время, я писал в  этом блоге, о том, что  системный  подход подсказывает  прекрасное решение этой проблемы, основанное на индустриально – аграрном симбиозе, придуманное в содружестве Днепропетровскими  и Запорожскими учеными, да только никто этим не заинтересовался и ни единого комментария я так и не дождался.

 

А  вторая биотехнологическая инновационная сказка - еще более  поучительная. В течение всего советского периода вопросы развития продовольственного комплекса не сходили с экономической повестки дня. Повышение продуктивности животноводства сдерживалось из-за несбалансированности кормов по белку. В неполноценном (несбалансированном) виде даже в конце 80-х годов использовалось более 42 процентов всех концентрированных кормов, а еще четверть была не сбалансирована по отдельным компонентам. Поэтому расход зерна на тонну комбикормов в СССР был более чем вдвое выше, чем в Голландии, а ежегодно он составлял 20—25 миллионов тонн. Только в 1991 году СССР импортировал 2,1 миллиона тонн соевого шрота (жмыха) и 0,4 миллиона тонн соевых бобов. Соевый шрот закупался у США, ставших фактически поставщиком номер один в мире.

 

 Хронический белковый голод — одна из социально значимых проблем сегодняшней России и Украины. В 2007 году в РФ потреблялось в среднем 55 кг мяса, или 72 процента от научно обоснованных норм. По рыбе и того меньше — 55 процентов. В Германии потребление мяса на душу достигает 100 кг, а в США — 119 кг. Дальше печальные  наши реалии (данные изhttp://stbudg.ucoz.ru/publ/genocid_v_ukraine_segodnja/genocid_v_ukraine_segodnja/prichiny_sokrashhenija_naselenija_chast_4/20-1-0-284). В Украине из-за инфляции и отставания темпов роста доходов от темпа роста индекса цен жители не могут приобрести продукты питания в достаточном количестве. Из-за чего в стране имеет место скрытый голод (недостаточное потребление белков, аминокислот, витаминов и микроэлементов, калорий). Авитаминозы, белковая недостаточность, обусловленные обнищанием, резко ослабляют иммунную систему человека. По медицинской норме потребления овощей 139 кг в год на душу населения среднедушевое потребление сокращено до 88,7 кг, мяса и мясопродуктов при норме 81 кг – до 33,6 кг, молока до 208,6 кг при норме 392 кг. Это среднедушевое потребление. И это при наличии 27 % мировых запасов черноземов. Мировая наука констатирует вступление Украины в этап голодания по потреблению белка животного происхождения. Если его потребление менее 12 килограммов на человека в год – это голод. В Украине в 1993 году среднее потребление белка составило 9,5 килограмма на человека. Думаю, сейчас - не больше.Недостаточное поступление белка в организм приводит к задержанию роста, дефектов в формировании скелета, нарушению деятельности головного мозга, печени, пищеварения, к истощению и снижению иммунной системы. Темпы роста анемии (10 % в год)  подтверждают, что все больше и больше людей голодают.

 

В поисках путей преодоления этой зависимости взоры обратились к микробиологии. О возможности получать микробный белок с целью применения его в качестве кормовой добавки из ряда непищевых видов сырья — отходов деревообработки, углеводородов нефти и газа, этилового и метилового спиртов — ученым было известно давно. Исходя из конкретных климатических и природных условий, микробиологи СССР предложили закрыть вопрос дефицита кормового белка за счет производства кормовых дрожжей из парафинов нефти с использованием в качестве технологической культуры дрожжеподобных грибов “кандида Гиллермонди”. Так появился на свет паприн — белково-витаминный концентрат (БВК). Его получали при выращивании дрожжей на водной среде, в которую добавлялись высокоочищенные жидкие парафины, минеральные соли, азот, кислород воздуха. К чести  микробиологов к проблеме подошли всерьез. Растительное сырье — как-то понятно, а тут нефть. Насколько это съедобно и безопасно? В государственных испытаниях нового белка участвовали более 20 научных институтов. Опыты с 1961 года проводились на разных видах животных —  сначала на мышах, крысах, собаках и обезьянах. Затем - на бройлерах, курах-несушках, свиньях, крупном рогатом скоте, лактирующих коровах и кобылах, овцах, молодняке — телятах, поросятах, ягнятах, жеребятах и даже рыбе-карпе. Исследования ученых Великобритании, Голландии, США, Франции и ряда других стран подтвердили безопасность кормовых дрожжей из углеводородов в качестве кормовой добавки. БВК по биологической ценности и питательным свойствам не уступал рыбной и мясо-костной муке и превосходил соевую муку и растительный шрот. Одна его тонна позволяла сбалансировать по белку 20 тонн комбикормов.

 

Но  ученые не изучили  одну проблему – отдаленные последствия влияния нового вида белка на  его потребителя.  Не могу не упомянуть  о последнем эксперименте - на людях. Позвали меня как-то в Москву,  в головной институт по этой проблеме - ”Вниисинтезбелок” на заключительный этап  испытаний.  Кормили нас  салом,  чем поили – не помню. Сравнивали два вида сала – от обычной свиньи и  необычной, т.е. откормленной  комбикормами с добавкой БВК.  Разницы во вкусе никто не почувствовал. Но  среди экспериментаторов всегда находится  один, не очень адекватный человек. Был такой и в нашей группе. Он предложил пожарить  на сковородке два куска сала – по куску от обеих свиней.  Сало от обычной свиньи повело себя без всяких фокусов – стало прозрачным,   оставаясь плоским. А вот с салом от экспериментальной свиньи произошло нечто странное  -  шмат сала вдруг свернулся в шар, который стал подпрыгивать на раскаленной  сковороде до потолка и падать обратно. Никогда не забуду большой жирный круг, образовавшийся от этого на потолке в лаборатории. По-видимому, произошли какие-то глубокие  преобразования на молекулярном уровне.  И теперь, когда мне рассказывают о  подобных изысканиях, в особенности о новых видах кормов, о  ГМД  и т.п., я всегда спрашиваю “А сало пробовали жарить». А всерьез, интересуюсь отдаленными последствиями инноваций. Чаще всего,  получаю   туманные  ответы.

 

Лишь после всех этих  многолетних всесторонних испытаний нового продукта в 70-е годы в СССР приступили к строительству биохимических заводов (БХЗ) по производству кормовых дрожжей. Их адреса — Светлый Яр в Волгоградской области, Кременчуг на Украине, Благовещенск в Башкирии, Мозырь и Новополоцк в Белоруссии, Кириши в Ленинградской области, Кстово на Нижегородчине, Ангарск в Иркутской области. Началась история микробиологии как промышленного производства. К 1987 году заводы БВК уже выпускали 1,1 миллиона тонн продукции. Потребность советского животноводства оценивалась в 6 миллионов тонн кормового белка. Минмикробиопром выходил на реальное решение проблемы его дефицита. Потребители — сельхозпредприятия —  охотно брали белково-витаминный концентрат. Ведь он содержал 50% белков, полный набор витаминов группы В, большое количество микроэлементов (железо, марганец, йод, магний, натрий, цинк и др.), аминокислот. Одна тонна такого концентрата заменяла 5 т зерна. Из 1 т БВК можно дополнительно получить 1,5 ... 2 т мяса птицы, 0,8 т свинины и заменить 8 т цельного молока при выпойке телят. Его применение сокращало время откорма животных, повышало ежедневный привес при существенной экономии кормов. БВК охотно закупали Финляндия, Чехословакия, ГДР, Китай, Куба. За рубежом подобных предприятий не имелось, не считая отдельных установок в Англии.

 

Казалось бы,  проект   увенчался грандиозным успехом (если не учитывать отдаленные последствия – вспомните  прыгающий на сковороде шар из сала экспериментальной свиньи). Да, не тут - то было! Испытывали только продукт, а  об  испытаниях всей системы забыли. Видимо, и в те годы системный анализ не был в почете. Первопроходцев всегда подстерегают испытания. С выходом на крупнотоннажные объемы выпуска кормового белка обнаружилась избирательная аллергенная активность пыли белка в отношении некоторого процента населения — аналогично воздействию пыльцы цветов, трав и т. п. Дело в том, что в производстве кормового белка из углеводородного сырья специфические газо-воздушные и жидкие выбросы (клетки гриба-продуцента, белковая пыль, биогенные элементы: азот, фосфор, калий и т. д.) образуются на стадиях ферментации, сепарации, сушки, промывания оборудования. Для обеспечения экологической безопасности производства в экономически приемлемых границах необходимо изменить технологические процессы таким образом, чтобы принципиально исключить организованный выброс в окружающую среду. По данным НИИ общей и коммунальной гигиены им. А. Н. Сысина, концентрация паприна (при использовании дрожжевых грибков рода Кандида) в 1 м3 воздуха не должна превышать 0,001 мг. Белок, если его больше нормы, ослабляет иммунные силы организма.

 

Случилось другое.   Освоение производственных мощностей на Киришском биохимическом заводе совпало с подъемом среди населения города заболеваний органов дыхания.  С намеченными неотложными мероприятиями по оптимизации очистки выбросов завод в срок не уложился, и в 1976 году санслужба области приостановила его эксплуатацию. После чего Минздрав, Главмикробиопром, Миннефтехимпром, Минэнерго, Главгидрометеослужба разработали план по предупреждению загрязнения воздушной и водной среды. Пересмотру подверглись нормативы зон отчуждений. Были созданы приборы автоматического контроля уровня белка в окружающей среде. Запатентована экологически чистая, полностью безотходная технология производства микробного белка. Сначала ее применили в Кременчуге, потом в Киришах, где удалось полностью исключить выброс пыли в воздух и сток в реку Волхов.

 

Но процесс дискредитации инновационной технологии пошел необратимо. Борьба за выживание микробиологической  отрасли  продолжалась более 10 лет. В ноябре 1989 года Верховный Совет СССР принял постановление “О неотложных мерах экологического оздоровления страны”. Оно предусматривало с 1991 года прекращение производства кормового белка из парафинов нефти. Заводы рекомендовалось перепрофилировать.

 

После этого об украинском  Кременчугском заводе БВК упоминается на одном из местных сайтов: “Как сказал городской депутат Василий Чурсин: “Когда-то закрыли завод БВК, так и не проведя экологической экспертизы по нему. Теперь кушаем американские “ножки Буша”. А на заводе были уникальные аппараты из нержавейки и титана, пригодные для работы в высокоагрессивных средах, с большим давлением. Ферментеры, сепараторы качественные, сушилки, выпарные установки. Все изготавливалось из прекрасных материалов на заводах авиапрома и Минхиммаша.  Были потеряны все инвестиции, полностью потерян и кадровый состав. Промышленных микробиологов прежнего уровня не осталось. Произошел научный откат. А теперь нам корма уже не нужны. Некого кормить. Поголовья-то нет. Таков печальный конец этого проекта, да и  микробиологической промышленности тоже. Причина -  отсутствие системного подхода, низкий уровень проектного менеджмента при  реализации крупного инновационного проекта.

 

Этот поучительный опыт  заставляет  внимательно присмотреться к очередному  инновационному буму – с  производством биотоплива, тепла  и электроэнергии из сельскохозяйственных отходов и другого органического  сырья, который сейчас очень популярен и в Украине. Последний десятый форум  экспертов примерно 30 стран по научной программе НАТО ”Чистые  технологии”, в котором  мне довелось представлять нашу страну, проходил в Германии и обсуждал как раз это направление  развития  энергетики. В один из дней  форума мы посетили несколько наиболее успешных предприятий  этого направления. Прекрасные предприятия, вызывавшие у меня вначале только  ревнивое чувство зависти. Хотелось немедленно мчаться домой и  на всех парах пропагандировать новые   производства в Украине.  Но пепел Клааса (то бишь  Киришей,  Кременчуга) стучал в сердце.  Я не увидел ни одной современной  установки очистки газовых выбросов от  аэрозолей микроорганизмов.  Жидкие  стоки, содержащие еще живые микроорганизмы,  собирались в огромных открытых  бассейнах, где все бурлило, пузырилось,  перемешивалось, жило…  Все дышало и было насыщено  парами, аэрозолями, туманом. На мои вопросы хозяевам  об экологических аспектах установок ответа не получил… По возвращении в Берлинскую гостиницу обратил внимание на то, что  открытые части тела покрылись  какими-то пятнами, которые  не проходили несколько дней. Утром обратил внимание на то, что подобные  пятна  и общее недомогание было и у других экспертов.  Как бы  не повторилась печальная судьба  проекта БВК?...

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Последние записи
Контакты
E-mail: blog@liga.net