Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов. Редакция ЛІГА.net может не разделять мнение авторов блогов.
27.02.2015 11:40

Управление авторским бесправием

Адвокат, управляющий партнер Glagos Law Firm

В Украине не сформирована культура платного пользования чужими интеллектуальными правами. Вину за это отчасти следует возложить на организации коллективного управления авторским правом и смежными правами.

В современном мире объекты авторского и смежного права возникают в огромном количестве и с такой скоростью, что контроль авторами таких объектов за соблюдением их прав становится практически невозможным, учитывая также и число источников воспроизведения такого контента.

История данной проблематики не нова. Эволюция права интеллектуальной собственности прошла этап возникновения органов коллективного управления имущественными правами на объекты авторского и смежных прав.

Еще в ХVII ст. во Франции Пьер-Огюстен Карон де Бомарше, имевший недюжинный опыт в правовых битвах против театров, неохотно признававших имущественные и неимущественные права авторов, создал «Бюро по драматическому законодательству», которое позднее было трансформировано в Общество драматических авторов и композиторов (SACD), явившееся первым обществом по коллективному управлению правами авторов.

Спустя полвека, в той же Франции по инициативе Оноре де Бальзака, Александра Дюма, Виктора Гюго и других известных литературных деятелей XIX столетия было создано Общество литературных авторов (SGDL), заседание первой генеральной ассамблеи которого состоялось в конце 1837 года.

С конца ХIХ — начала ХХ столетия подобные общества по коллективному управлению авторскими и смежными правами функционировали практически во всех европейских и некоторых других странах мира.

В Украине в 1973 году, после присоединения СССР ко Всемирной конвенции об авторском праве (1952 г.), было создано Украинское республиканское отделение Всесоюзного агентства по авторским правам.

На сегодня в Украине коллективное управление имущественными правами осуществляет 18 организаций коллективного управления, ведомости о которых внесены Государственной службой интеллектуальной собственности Украины в реестр таких организаций.

Следует отметить, что среди этих 18 организаций коллективного управления (далее по тексту статьи - ОКУ) некоторых можно признать связанными (исходя хотя бы из идентичности юридических адресов), другие разделены по объектам управления (авторское право или смежные права). При этом, практически все, кроме 2 ОКУ из Полтавы и Кировограда, имеют столичную «прописку».

Итого, предоставляется возможным выделить порядка 10 самостоятельных ОКУ, работающих ныне во благо авторов. Причем работа эта происходит преимущественно в Киеве.

Круг проблем, связанных с деятельностью современных ОКУ и перманентно обсуждаемых в научной среде и участниками юридического рынка, чаще всего состоит из вопросов, касающихся эффективности их работы в аспекте сбора и распределения собранного вознаграждения.

Однако современные реалии правовой культуры и сознания в нашей стране аргументируют приоритетность функций ОКУ касательно защиты прав, управление которыми осуществляет такие организации, так как о повальном желании бизнеса и частных лиц уплатить роялти за использование объектов авторского и смежных прав говорить не приходится.

Поэтому представляется особо важным обсуждение проблем касательно выполнения ОКУ именно защитных функций. Таких проблем, исходя, в том числе, из личной практики, предостаточно. Ведь о каком сборе вознаграждения может идти речь, если повсеместное нарушение авторских и смежных прав в силу непрофессионализма ОКУ в редких случаях может вылиться в материальные или иные трудности для нарушителя, способствуя тем самым формированию атмосферы безнаказанности?

Состояние дел таково, что даже при условии фиксации ОКУ неправомерного использования охраняемых Законом Украины «Об авторском праве и смежных правах» прав в коммерческих целях, вероятность выплаты компенсации за такое нарушение составляет менее 50 %.

Проанализировав практику рассмотрения судебных споров в Киеве по хозяйственным делам о выплате компенсации в связи с нарушением имущественных прав субъектов авторского права и смежных прав за прошлый год, рассмотренных по искам ОКУ в интересах правообладателей, удалось получить любопытные статистические данные:

·     85% исков рассматриваются одними и теми же судьями Хозяйственного суда г. Киева;

·      60-75% исков удовлетворяется судом первой инстанции;

·    40-50% решений первой инстанции об удовлетворении исков отменяются при апелляционном пересмотре с последующим отказом  в иске и дальнейшем подтверждении правомерности такого отказа ВХСУ.

Выборка судебной практики по данным спорам по регионам и в целом по Украине не позволит сформировать репрезентативные статистические данные, поскольку, как выше уже говорилось, ОКУ имеет стойкую столичную локализацию. Но даже та малая имеющаяся практика региональных судов говорит нам о невысоком количестве положительных решений по искам ОКУ.

Как видим, процент удовлетворения исков Хозяйственным судом г. Киева достаточно велик, но отсеяв количество споров, в которых ответчики из-за относительно небольшой суммы иска (в среднем это 12 180 грн. - 36 540 грн.) не имеют интереса к данному разбирательству, и количество отмененных решений, мы получим весьма незначительное количество выигранных ОКУ дел.

Количественно преобладающая причина отказов в удовлетворении исков ОКУ - ненадлежащая фиксация фактов неправомерного использования объектов авторского права и смежных прав.

На практике выявление и фиксация фактов коммерческого использования объектов авторского права и смежных прав происходит следующим образом:

·   Специальный сотрудник ОКУ под видом посетителя заходит в помещение, принадлежащее/используемое потенциальным правонарушителем (это может быть физ. лицо, ФЛП, юридическое лицо) в коммерческих целях (ресторан, магазин, кинотеатр и т.п.) и делает заказ/приобретает товар или услугу.

·      Указанный сотрудник при помощи технических средств пытается зафиксировать факт использования объектов авторского права и смежных прав.

Например, при фиксации нарушения авторского права на музыкальное произведение сотрудник ОКУ снимает на видеокамеру помещение, фиксируя при этом звучание в этом помещении определённого музыкального произведения. Возможно также использование сотрудником ОКУ специальных приложений на смартфонах для определения авторства звучащей музыки и текста, в частности, таким приложениями могут быть Shazam, SoundHound , результаты работы которых демонстрируются во время съемки.

·      Зафиксировав факт правонарушения описанным выше способом, и получив чек, который в дальнейшем будет служить доказательством осуществления коммерческой деятельности правонарушителем и средством идентификации правонарушителя, сотрудник составляет акт фиксации.

После этого следует обращение ОКУ с претензией к правонарушителю о выплате компенсации или же прямое обращение в суд с иском о взыскании компенсации.

Впрочем, полученные в описанной процедуре фиксации материалы, а именно видеозапись и акт фиксации зачастую имеют весьма слабую доказательную силу. Активная защитная позиция правонарушителя в большинстве случаев способна нивелировать значение поданных ОКУ доказательств неправомерного использования объектов  авторского права и смежных прав, обеспечив тем самым отказ в удовлетворении иска ОКУ.

Причины непринятия судами материалов фиксации правонарушения в качестве доказательств кроются в низком качестве таких материалов, что обусловлено непрофессионализмом их составителей.

Так, фиксируя неправомерное использование, к примеру, музыкальных произведений, сотрудники ОКУ осуществляют видеосъёмку таким образом, что фиксируется лишь фоновое звучание определенного произведения в помещении. Источники воспроизведения звуков очень часто остаются за кадром, как и идентифицирующие нарушителя признаки.

Таких видеоматериалов становится вполне достаточно для удовлетворения исков в судах первой инстанции, но при пересмотре их решений апелляционные и кассационные суды уже, можно сказать традиционно, обращают внимание на ненадлежащий характер этих доказательств.

Например, при рассмотрения дела   910/1730/14, коллегией ВХСУ было указано на следующее:

« Поданий Організацією в обґрунтування позову відеозапис фіксації публічного сповіщення Твору також не є належним доказом зі справи, оскільки не містить даних про джерело походження звуку, з якого відбувається публічне сповіщення музичних творів у приміщенні кафе-бару » .

В редких случаях критически к подобного рода видеодоказательствам относится даже Хозяйственный суд г. Киева, в частности в решении по делу №910/22079/13 изложен такой вывод судьи:

« З проведено відеозапису достовірно не вбачається, що такий запис проводився у приміщенні ресторану «La Cosmopolite», розташованому в м. Києві, по вул. Володимирській, буд. 47, оскільки спочатку здійснювалося відеозйомка зовнішньої інформаційної вивіски ресторану, а під час входу в приміщення відсутнє будь-яке зображення, залишається чорний фон, та згодом продовжується зйомка невідомого приміщення з наведенням об'єктиву на колонки, з яких нібито відбувається публічне сповіщення музичних творів. При цьому, відео зйомка проводиться приховано, а з неї не вбачається, що вона проводиться в приміщенні ресторану «La Cosmopolite», оскільки відсутні будь-які ідентифікуючі ознаки.

Крім того, з відео не вбачається часу та дати проведення такої зйомки, а також не вбачається звідки саме лунали спірні музичні твори. Також, на відео відсутні будь-які треті  особи, зокрема, і представники відповідача » .

Таким образом, казавшееся на первый взгляд достоверное доказательство звучания музыки в помещении, доказательством неправомерного ее воспроизведения не является.

Причиной отказа в удовлетворении исков ОКУ часто является также коряво составленный акт фиксации правонарушения, что может заключаться, например, в не указании в акте конкретных реквизитов доверенности сотрудника ОКУ, а, следовательно, невозможности установить, имел ли этот сотрудник право на проведение проверки и уполномочен ли на составление такого акта.

По одному из таких случаев коллегия ВХСУ по делу № 910/1730/14 указала:

«… згідно із зазначеним актом він брав участь у перевірці як представник Організації; але  представник Організації участі у перевірці не брав, реквізити його довіреності в акті не зазначені. Відтак даний акт не є належним доказом у справі » .

Одним из проявлений непрофессионализма ОКУ можно назвать также обращение в суды с исками о защите смежных прав и выплату компенсации за нарушение имущественных прав на фонограммы (видеограммы). Такой способ защиты является ненадлежащим,  поскольку в соответствии с частью 1 статьи 43 ЗУ «Об авторском праве и смежных правах» допускается прямое или опосредованное коммерческое использование фонограмм и видеограмм и их экземпляров (определёнными законодательством способами) без согласия производителей фонограмм (видеограмм), фонограммы (видеограммы) которых опубликованы для использования в коммерческих целях, но с выплатой вознаграждения.

В этих случаях следует обращаться с исками о взыскании неполученного вознаграждения, что затруднено невозможностью рассчитать размер такого вознаграждения из-за отсутствия данных об уровне дохода правонарушителя.

Из изложенного выше напрашивается вывод о нацеленности ОКУ «срубить по лёгкому», не обременяя себя работой над доказательной базой и формированием стратегии защиты.

И пока у ОКУ будет именно такой подход, правообладателям в процессе защиты своих прав стоит рассчитывать лишь на свои силы или квалифицированных юридических советников, а правонарушители смогут и дальше безнаказанно использовать чужую интеллектуальную собственность. Инвестиционных балов такая ситуация стране точно не добавит.

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Последние записи
Контакты
E-mail: blog@liga.net