Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов. Редакция ЛІГА.net может не разделять мнение авторов блогов.
05.06.2020 13:02

Обзор диффамационых судебных разбирательств

Кейс №3. Дело «Аллене Де Рибемон vs Франции» (Решение ЕСПЧ от 10.02.1995г.)

Продолжаем серию обзоров репутационных дел. На этой неделе мы рассмотрим очень интересное дело, поскольку оно прошло национальные суды и дошло до Европейского суда по правам человека, и стало «прецедентным» для многих диффамационных судебных споров.

 Фактические обстоятельства

 24 декабря 1974 года был убит депутат Парламента Франции и бывший министр Жан де Брольи. По факту смерти было начато судебное следствие уголовной полицией Главного управления Парижской полиции, в связи с чем был арестован целый ряд людей.

В числе арестованных был сотрудник  Аллене Де Рибемон и по совместительству помощник господина Де Варга, который, в свою очередь, был финансовым советником убитого.

Основой для дальнейшей защиты деловой репутации и взыскания компенсации послужили высказывания министра внутренних дел Франции г-на Мишель Понятовски совместно с директором отдела расследований г-ном Жаном Дюкре и директором уголовной полиции, комиссаром г-ном Пьером Оттавиоли на пресс-конференции 29 декабря 1976 года, которая транслировалась французскими каналами.

Два канала французского телевидения сообщили об этой пресс-конференции в своих выпусках новостей. Ниже приводится текст соответствующих репортажей:

“Новости канала TF1 (первого канала французского телевидения)

Г-н Роже Жикель, диктор: … Вот какие объяснения обстоятельств дела де Брольи были даны общественности на проведенной вчера г-ном Мишелем Понятовски пресс-конференции.

Г-н Понятовски: Все преступники пойманы. После ареста г-на Де Варга-Хирша мы задержали всех лиц, вовлеченных в совершение данного преступления. Это очень простое дело. Банковский заем, взятый под гарантию г-на де Брольи, должны были погасить г-н Де Варга-Хирш и г-н де Рибемон.

Журналист: Комиссар, а кто является ключевой фигурой в данном деле? Де Варга?

Г-н Оттавиоли: Я думаю, да. Г-н Де Варга.

Г-н Дюкре: Зачинщиками убийства были г-н Де Варга и его прислужник, г-н де Рибемон. Организатором был сержант полиции Симоне, а убийцей – г-н Фрэш.

Г-н Жикель: Как видите, в этих высказываниях содержится ряд утверждений. Поэтому полиция подверглась теперь критике со стороны чиновников Министерства юстиции. Хотя комиссар Оттавиоли и г-н Дюкре были осторожны при… (конец записи).

Новости канала “Antenne 2”

Г-н Даниэль Билалян, диктор: … Таким образом, сегодня вечером дело было распутано. Стало известно имя убийцы и мотивы, по которым он совершил преступление.

Г-н Дюкре: Организатором был сержант полиции Симоне, а убийцей – г-н Фрэш.

Г-н Оттавиоли: Это верно. Я могу … [неразборчиво] факты для вас, сказав, что дело стало результатом финансового соглашения между жертвой преступления, г-ном де Брольи, и господами Аллене де Рибемоном и Варга.

Г-н Понятовски: Это очень простое дело. Банковский заем, взятый под гарантию г-на де Брольи, должны были погасить г-н Де Варга-Хирш и г-н де Рибемон.

Журналист: Комиссар, а кто был ключевой фигурой в данном деле? Де Варга?

Г-н Оттавиоли: Я думаю, да. Г-н Де Варга.

Г-н Жан-Франсуа Лучиани, журналист: Поручительством по займу послужил полученный Жаном де Брольи полис страхования жизни на сумму 400 000 000 старых франков. В случае его смерти, страховая сумма должна была быть выплачена Пьеру Де Варга-Хиршу и Аллене де Рибемону. Расследование удалось сдвинуть с мертвой точки прошлой ночью, когда первым раскололся офицер полиции Ги Симоне. Он сознался, что именно он организовал убийство и предоставил пистолет для убийства члена парламента. Кроме того, он нанял наемного убийцу, Жерарда Фрэша, которому он предложил 3 000 000 старых франков и который в свою очередь нашел себе двух помощников. Причинами их разоблачения послужили: во-первых, тот факт, что в дневнике Жана де Брольи было обнаружено имя Симоне; и во-вторых, то, что они убили его перед домом № 2 по улице де Дарданелл. Это не было запланировано. По-видимому, было задумано увезти его в какое-либо иное место, однако Жан де Брольи отказался последовать за убийцей. Во всяком случае, это было их первой ошибкой. Варга и Рибемон, вероятно, отказались заплатить им. За этим последовали секретные встречи в барах, слежка за ними со стороны полиции и осведомителей и – мы знаем конец истории – их арест. Вторую ошибку совершил Симоне. Перед тем как нанять Фрэша, он обратился к другому наемному убийце, который отказался от предложенной работы, но, по-видимому, рассказал о ней своим знакомым. Чтобы поймать убийц, полиция построила свое расследование на двух простых идеях. Во-первых, убийство было совершено на улице де Дарданелл, когда Жан де Брольи выходил из дома Де Варга. Обязательно должна была существовать связь между убийцей и Де Варга. Во-вторых, прошлое Де Варга говорило не в его пользу, и полиция считала его юрисконсультом с весьма сомнительной репутацией. Эти две простые идеи и шестьдесят следователей привели к раскрытию убийства.

Г-н Билалян: Завершение дела совпало по времени с заседанием Кабинета, на котором обсуждались вопросы общественного правопорядка …”

14 января 1977 г. г-ну Аллене де Рибемону было предъявлено обвинение в пособничестве и подстрекательстве к преднамеренному убийству, и он был взят под стражу. Однако 1 марта 1977 г. он был выпущен на свободу, а 21 марта 1980 г. дело против него было прекращено.

Таким образом Аллене Де Рибемон находился менее двух месяцев в изоляторе, и через три года дело против него было закрыто и обвинения сняты.

С 1977 года по 1988 год Аллене Де Рибемон подал жалобы на Министра внутренних дел, иск в административный суд о компенсации и даже диффамационный иск в суд общей юрисдикции. По окончании судебных тяжб, Алленн Де Рибемон не получил сатисфакции в судах. Парижский административный суд первой инстанции и Государственный совет отклонили иски и апелляции Рибемона указав что высказывания Министра внутренних дел сделанные во время полицейской операции нельзя рассматривать отдельно от самой операции. Иными словами, административный суд Парижа не посчитал необходимым рассматривать это дело в административном судопроизводстве. Иск в общий суд, а именно в Суд высшей инстанции Парижа тоже ничего не принес, поскольку был отклонен по причине отсутствия доказательств пресс-конференции и неправильного выбранного ответчика господином Рибемоном. Подданная апелляция в Кассационный суд в 1988 году тоже ничего не принесла.

 Предмет судебных разбирательств

 Предметом исков о защите чести и компенсации со стороны Рибемона стали в частности следующие высказывания: “Г-н Де Варга и г-н де Рибемон были зачинщиками убийства. Организатором был сержант полиции Симоне, а убийцей – г-н Фрэш.”

                                                             Процедура в ЕСПЧ

 Аллене де Рибемон 24 мая 1989 г. обратился в Комиссию с жалобой. В ней он утверждал, что заявления, сделанные министром внутренних дел на пресс-конференции 29 декабря 1976 г., являлись нарушением его права пользоваться презумпцией невиновности, гарантированного в параграфе статье 6 п.2 Конвенции. Он также жаловался на то, что согласно статье 13, ему не были предоставлены эффективные средства правовой защиты, которые позволили бы ему получить компенсацию за ущерб.

 8 февраля 1993 г. Комиссия объявила жалобу приемлемой в части, касающейся протеста против несоблюдения презумпции невиновности и затяжки судебного разбирательства, и неприемлемой – по остальным пунктам.

 Нарушенное право

 Г-н Аллене де Рибемон в своей жалобе ссылается на статью 6 п. 2 Конвенции, которая гласит:

 “Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления считается невиновным, до тех пор пока его виновность не будет установлена законным порядком”.

 Комиссия допустила в своем решении, что принцип презумпции невиновности – прежде всего гарантия процессуального характера по уголовным делам, но сфера применения этого принципа значительно шире: он обязателен не только для уголовного суда, который решает вопрос об обоснованности обвинения, но и для всех остальных органов государства.

 Как указано в решении, задача ЕСПЧ состоит в том, чтобы определить, затрагивала ли ситуация, сложившаяся в данном деле, те права, которые предоставляет заявителю статья 6 п. 2.

 Согласно п. 35 решения ЕСПЧ по данному делу «Презумпция невиновности, закрепленная в п. 2 статьи 6, является одним из элементов справедливого судебного разбирательства, о котором говорит п. 1 той же статьи (см., в частности, постановление по делу Девеер против Бельгии от 27 февраля 1980 г. Серия А, т. 35, стр. 30, п. 56, и постановление по вышеупомянутому делу Минелли, стр. 15, п. 27). Этот принцип нарушается, если суд объявит обвиняемого виновным, в то время как его виновность не была предварительно доказана. Если отсутствуют формальные подтверждения этого, достаточно, чтобы мотивация судьи давала основания полагать, что он предполагал обвиняемого виновным (см. вышеупомянутое дело Минелли, стр. 18, п. 37). Однако сфера применения статьи 6 п. 2 не ограничивается ситуацией, о которой говорит Правительство. Действительно, Суд констатировал нарушение принципа в вышеупомянутых делах Минелли и Секанина; национальные суды, рассматривавшие эти дела, прекратили их в связи с истечением срока давности в первом случае и в связи с оправданием подсудимого – во втором. Кроме того, Суд установил, что эта статья применима и к ряду других дел, когда национальные суды не выносили решения о виновности. Кроме того, Суд напоминает, что Конвенция должна толковаться так, чтобы гарантировать конкретные и реальные, а не иллюзорные и теоретические права (см., помимо прочих, постановления по делу Артико против Италии от 13 мая 1980 г. Серия А, т. 37, стр. 16, п. 33, делу Сёринг против Соединенного Королевства от 7 июля 1989 г. Серия А, т. 161, стр. 34, п. 87, и делу Круз Варас и другие против Швеции от 20 марта 1991 гСерия А, т. 201, стр. 36, п. 99). Это касается и права, закрепленного в статье 6 п. 2.»

 ЕСПЧ в своем решении указал, что посягательство на презумпцию невиновности может исходить не только от судьи или от суда, но и от других публичных властей.

 Решение суда

 В своем постановлении от 10 февраля 1995 г. ЕСПЧ постановил:

 - было нарушение статьи 6 п. 1 и п. 2 Конвенции;

 - присудил заявителю возмещение в 2 000 000 французских франков, не проводя различия между материальным и моральным ущербом, а также 100 000 франков плюс налог на добавленную стоимость на покрытие судебных издержек и расходов.

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Последние записи
Контакты
E-mail: blog@liga.net