блоги

Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов. Редакция ЛІГА.net может не разделять мнение авторов блогов.
07.04.2012 06:13

Заветный Закон

Юридическая контора Сикорского

Горе тем, которые зло называют добром...


Блажен муж, который не ходит на совет нечестивых и не стоит на пути грешных, и не сидит в собрании развратителей; Но в законе Господа воля его, и о законе Его размышляет он день и ночь!

Пс. 1, 1-2


Блаженны непорочные в пути, ходящие в законе Господнем.

Пс. 118, 1

 

Не дал ли вам Моисей закона? и никто из вас не поступает по закону.

Иоан. 7, 19

 

Мир – это сложная гармония, основанная на порядке. Закон установлен не только для материи, небесных тел, природных сил, но и для людей. Этот закон открыт в десяти заповедях на двух каменных скрижалях. Закон учит людей путям жизни, свободы и радости, а нарушение закона порождает ложь, угнетение и смерть. «Во свидетели пред вами призываю сегодня небо и землю: жизнь и смерть предложил я тебе, благословение и проклятие. Избери жизнь, дабы жил ты и потомство твое…» (Втор. 30, 19).

 

Закон и человеческое право

Если закон благ, то почему люди не хотят исполнять его? Почему не живут по ясным и простым заповедям? Зачем выдумывают собственное «законодательство», которое ведет их к погибели? Зачем называют закон «моралью», и оправдываются, будто его невозможно исполнить? «Ибо заповедь сия, которую я заповедую тебе сегодня, не недоступна для тебя и не далека; Она не на небе, чтобы можно было говорить: «кто взошел бы для нас на небо, и принес бы ее нам, и дал бы нам услышать ее, и мы исполнили бы ее?» И не за морем она, чтобы можно было говорить: «кто сходил бы для нас за море, и принес бы ее нам, и дал бы нам услышать ее, и мы исполнили бы ее?» Но весьма близко к тебе слово сие; оно в устах твоих и в сердце твоем, чтоб исполнять его. Вот, я сегодня предложил тебе жизнь и добро, смерть и зло» (Втор. 30, 11-15).

Дело в том, что люди не хотят исполнять закон, но умирать тоже не хотят. Поэтому, они догадались не отрицать закон полностью, чтобы не умереть от хаоса и бесчинства. А исполнять закон частично, запретив только два самых опасных, по их мнению, нарушения закона: убийство и воровство. Остальные же восемь заповедей люди решили нарушать, назвав их необязательной «моралью» или архаичной «религией».

Однако, закон не может быть заменен никакими человеческими выдумками. Отказавшись от заповедей, и сказав «я буду счастлив, не смотря на то, что буду ходить по произволу сердца моего» (Втор. 29, 19), они утратили критерии добра и жизненные ориентиры и не смогли восполнить образовавшуюся пустоту тысячами своих «теорий» и «законодательств».

Выбрав духовную смерть, люди продолжали существовать в качестве бездушных физических тел, благополучие которых сделалось предметом разнообразных «правовых теорий» и «нормативных актов». Наиболее популярными в последнее столетие человеческой цивилизации были, так называемые, теория «естественного права» и теория «позитивного права».

Теория «естественного права» выводила общественные нормы поведения из человеческой и животной физиологии. В системе «естественного права» человек рассматривался, прежде всего, как животное. Если у человеческой особи имеются биологические потребности, значит, предполагалось, что человек имеет «неотъемлемые права» на их удовлетворение. Если, например, индивид имеет потребность прелюбодействовать, заниматься мужеложеством или скотоложеством, то он имеет на это «естественное право». Эти естественные потребности гарантировались при помощи декларирования «субъективных прав», для защиты которых измышлялись тысячи «корреспондирующих» обязанностей. Опутанный множеством обязанностей по «соблюдению» бесчисленных прав лжецов, извращенцев и воров, человек терял всякую естественную свободу. Таким образом, отвергнув метафизический критерий добра и зла, естественноправовая теория выродилась в апологию голого произвола животных страстей.

По мере узаконенного развращения, человеческий произвол приобрел настолько неестественные формы, что больше не мог обосновываться даже животным естеством. Человеческой «элите» хотелось добиться крайних форм угнетения себе подобных для удовлетворения все более разнузданных прихотей. Это вызвало переход человеческого «законодательства» в следующую стадию деградации – теорию «позитивного права». Указанная доктрина вообще отказалась от обсуждения содержания, смысла и назначения «законодательства», предписав безоговорочное подчинение любым распоряжениям законодателей. Диктатура без цели, смысла, срока и оправдания.

 

Заветное право

Современные люди совершенно утратили жизненную стезю закона. Человечество извратило нормы своей жизни по собственной прихоти. Миропорядок далек от правды, общественные отношения, институты и ценности потеряли смысл. Для исправления жизни людей требуется ясный образ понимания и исполнения закона. «Соблюдайте постановления Мои и законы Мои, которые исполняя, человек будет жив» (Лев. 18, 5).

Закон в четкой и совершенной форме изложен в Писании. Центральное место в своде закона принадлежит десяти заповедям. Исключительное достоинство десяти слов выражено тем, что они запечатлены Самим Создателем мира: «И когда Бог перестал говорить с Моисеем на горе Синае, дал ему две скрижали откровения, скрижали каменные, на которых написано было перстом Божиим» (Исх. 31, 18). Десять слов совершенны и всеобъемлющи. «Я видел предел всякого совершенства; но Твоя заповедь безмерно обширна» (Пс. 118, 96).

В Писании сказано: «Все, что я заповедую вам, старайтесь исполнять; не прибавляй к тому и не убавляй от того» (Втор. 12, 32), «Не уклоняйтесь ни направо, ни налево» (Втор. 5, 32). Однако, в течение долгого времени заповеди, постановления и законы подвергались субъективным толкованиям. Сначала законы извлекались из Писания, потом дописывались, потом толковались, потом комментировались, потом комментировались комментарии и толковались толкования. Но возведение правовой системы на человеческих домыслах и умствованиях ведет лишь к искажению смысла и уклонению острия закона. «И стало у них словом Господа: заповедь на заповедь, заповедь на заповедь, правило на правило, правило на правило, тут немного, там немного, — так что они пойдут, и упадут навзничь, и разобьются, и попадут в сеть, и будут уловлены» (Ис. 28, 13).

Поэтому, применение закона должно основываться на прямом и точном исполнении десяти заповедей, санкцией за нарушение которых является смерть, если не предусмотрено более мягкое наказание. Остальные постановления и уставы должны пониматься как конкретизация заповедей.

 

Свет закона

Существует только одна метафизическая система ценностей. Это закон, который отграничивает добро от зла: «Ибо законом познается грех» (Римл. 3, 20). Исполнение закона является добром: «Итак любовь есть исполнение закона» (Римл. 13, 10). Нарушение закона является злом: «И грех есть беззаконие» (1 Иоан. 3, 4).

Человек не может устанавливать собственные критерии добра и зла. Он может лишь называть вещи своими именами, или обманывать самого себя: «Горе тем, которые зло называют добром, и добро злом, тьму почитают светом, и свет тьмою, горькое почитают сладким, и сладкое горьким! Горе тем, которые мудры в своих глазах и разумны пред самими собою!» (Ис. 5, 20-21).

Поэтому, ни одна «юриспруденция», никакие философские учения или идеологические концепции не способны превратить зло в добро. А могут только обманывать людей, называя грех «правомерным» или добродетель «неправомочной». Подобные «юридические» оценки являются только пустыми словами, меняющимися в зависимости от времени и обстоятельств. А закон существует вечно, и никогда не меняется.

Закон является мерой совершенства, стезей жизни, откровением истины и твердыней мудрости. «Закон Господа совершен, укрепляет душу; откровение Господа верно, умудряет простых. Повеления Господа праведны, веселят сердце; заповедь Господа светла, просвещает очи. Страх Господень чист, пребывает вовек. Суды Господни – истина, все праведны» (Пс. 18, 8-10).

 

Путь закона

«…Царство Небесное силою берется…» (Матф. 11, 12). И земля закона и правды восхищается усилием. Писание открывает нам путь утверждения закона и завоевания обетованной земли. Праведный народ должен поразить семь беззаконных народов, а землю наследия своего взять из их руки. Нечестивцы не могут оставаться рядом с праведниками чтобы не развращать их, все они подлежат истреблению: «…Тогда предай их заклятию, не вступай с ними в союз и не щади их» (Втор. 7, 2), «…Да не пощадит их глаз твой» (Втор. 7, 16; Втор 20, 16-18). «Кумиры богов их сожгите огнем; не пожелай взять себе серебра или золота, которое на них, дабы это не было для тебя сетью: ибо это мерзость…» (Втор. 7, 25). «Если же вы не прогоните от себя жителей земли, то оставшиеся из них будут тернами для глаз ваших и иглами для боков ваших, и будут теснить вас на земле, в которой вы будете жить. И тогда, что Я вознамерился сделать им, сделаю вам» (Числ. 33, 55-56).

Утверждение закона есть дело каждого законопослушного человека. Он должен лично истреблять злодеев: «Твоя рука прежде всех должна быть на нем, чтоб убить его, а потом руки всего народа» (Втор. 13, 9). Писание дает нам пример кротчайшего из людей, Моисея, который, увидев беззаконие, собственной рукой наказал преступника (Исх. 2, 11-12). Беззаконники подлежат уничтожению без лишних формальностей при первом удобном случае: «Мститель за кровь сам может умертвить убийцу; лишь только встретит его…» (Числ. 35, 19).

Нет договора с лжецами и нет союза с развратителями. «Нет мира нечестивым, говорит Бог мой» (Ис. 57, 21).

 

Источники закона

Закон утверждает только Законодатель мира. Никто из людей не может претендовать на то, чтобы устанавливать законы и принуждать людей служить себе и исполнять свои прихоти. Это тяжкое преступление, состоящее в присвоении божественной власти и славы. Закон написан в Писании.

Завет

«И объявил Он вам завет Свой, который повелел вам исполнять, десятословие, и написал его на двух каменных скрижалях» (Втор. 4, 13). Десятисловие обладает наивысшим приоритетом. Его исключительная сила выражена тем, что оно было запечатлено навечно в камне «перстом Божиим» (Исх. 31, 18; Втор. 5, 22; Втор. 9, 10; Втор. 10, 4). Это придает декалогу строгую достоверность и непререкаемую силу. На двух каменных скрижалях завета записано только десять слов. Они вмещают в себя всю полноту закона. Иные нормы закона, записанные в других источниках, могут прояснять или конкретизировать десять заповедей, но не могут изменять или отменять их.

Слово

Евангелие извещает об исполнении закона. Слово стало плотью, являя жизнь, исполненную закона и истины. Мы видим не букву закона, но сам закон. Зрим его дела и слышим голос. Нет свидетельства более истинного, чем сама истина. «Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков; не нарушить пришел Я, но исполнить. Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все» (Матф. 5, 17-18). Закон же в десяти заповедях: «Если же хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди… не убивай; не прелюбодействуй; не кради; не лжесвидетельствуй; Почитай отца и мать; и: люби ближнего твоего, как самого себя» (Матф. 19, 17-19).

Закон

Моисею было велено научить народ всем «заповедям», «постановлениям» и «законам», направленным на разъяснение и исполнение завета: «Вот закон, который предложил Моисей сынам Израилевым, Вот повеления, постановления и уставы…» (Втор. 4, 44-45; Втор. 5, 31). Все слова закона записаны рукой Моисея в книге до конца (Втор. 31, 24). Известно также, что Моисей смягчил строгость завета: «Моисей, по жестокосердию вашему, позволил вам…» (Матф. 19, 8).

Писания и пророки

Пророческие, поэтические и исторические книги Писания помогают нам увидеть красоту и праведность закона. Они настраивают нас на искреннее исполнение закона, а не показное воспроизведение внешней формы. «Новомесячия ваши и праздники ваши ненавидит душа Моя; они бремя для Меня; Мне тяжело нести их. И когда вы простираете руки ваши, Я закрываю от вас очи Мои; и когда вы умножаете моления ваши, Я не слышу: ваши руки полны крови. Омойтесь, очиститесь; удалите злые деяния ваши от очей Моих; перестаньте делать зло; Научитесь делать добро; ищите правды; спасайте угнетенного; защищайте сироту; вступайтесь за вдову… Серебро твое стало изгарью, вино твое испорчено водою. Князья твои законопреступники и сообщники воров; все они любят подарки, и гоняются за мздою; не защищают сироты, и дело вдовы не доходит до них» (Ис. 1, 14-23).

Обычное право

Люди не вправе учреждать от себя законы. Но, в принципе, могут иметь некие обычаи, писанные или неписанные правила (jus gentium или иное человеческое «право»). Однако, подобные обычаи не могут иметь принудительной силы. Если же нарушение обычая сопряжено с нарушением закона (насилие, хищение, обман и др.), то должна применяться санкция за нарушение закона.

 

Государственное право

Общество

Заветный закон имеет силу добровольного договора, заключенного между Богом и сакральным обществом избранного народа. Господь господствующих за соблюдение закона дает народу покровительство, царство и святость: «Итак, если вы будете слушаться гласа Моего и соблюдать завет Мой, то будете Моим уделом из всех народов: ибо Моя вся земля; А вы будете у Меня царством священников и народом святым» (Исx. 19, 5-6). Приняв эти условия, еврейский народ заключил завет и обязался исполнять закон: «Все, что сказал Господь, сделаем и будем послушны» (Исх. 24, 7).

Однако, это не означает, что вступить в завет и получить награду за исполнение закона, могут только представители одного народа. Принадлежность к сакральному обществу устанавливается не кровным происхождением, а совершением Пасхи (Исх. 12, 47-48). Вкушение Пасхи присоединяет иноплеменника к обществу Израиля, вводит его в завет и приобщает к закону: «Один закон да будет и для природного жителя и для пришельца, поселившегося между вами» (Исх. 12, 49). Но не только…

«Все вы сегодня стоите пред лицем Господа, Бога вашего… Чтобы вступить тебе в завет Господа, Бога твоего, и в клятвенный договор с Ним, который Господь, Бог твой, сегодня поставляет с тобою, Дабы соделать тебя сегодня Его народом, и Ему быть тебе Богом, как Он говорил тебе и как клялся отцам твоим Аврааму, Исааку и Иакову. Не с вами только одними я поставляю сей завет и сей клятвенный договор, Но как с теми, которые здесь с нами стоят пред лицем Господа, Бога нашего, так и с теми, которых нет здесь с нами сегодня» (Втор. 29, 10-15).

Считается, что к народу Израиля прилагаются представители других народов, не присутствовавшие при заключении ветхого, но заключившие с Богом новый завет: «Я, Господь, призвал Тебя в правду, и буду держать Тебя за руку и хранить Тебя, и поставлю Тебя в завет для народа, во свет для язычников, Чтобы открыть глаза слепых… Пойте Господу новую песнь…» (Ис. 42, 6-10). «Ибо не тот Иудей, кто таков по наружности… Но тот Иудей, кто внутренно таков…» (Римл. 2, 28-29).

Сакральный народ рождается не от плоти. «Слово посылает Господь на Иакова, и оно нисходит на Израиля… И отсечет Господь у Израиля голову и хвост, пальму и трость, в один день… И вожди сего народа введут его в заблуждение, и водимые ими погибнут» (Ис. 9, 8-16). «Но вы — род избранный, царственное священство, народ святый, люди, взятые в удел, дабы возвещать совершенства Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет; Некогда не народ, а ныне народ Божий…» (1 Пет. 2, 9-10).

Государство

«Господь будет царствовать во веки и в вечность» (Исх. 15, 18). Вся полнота нераздельной и неограниченной власти в сакральном царстве принадлежит только одному Законодателю, Царю и Судье. Все прочие служители сакрального государства являются лишь Его представителями и исполнителями Его закона.

У древних народов народное собрание имеет форму всенародного ополчения, построенного в боевом порядке по отрядам[1] (Исх. 12, 51). Так и сакральное государство сынов Израилевых воплощено самим воинским обществом: «Исчислите все общество… всех годных для войны у Израиля, по ополчениям их…» (Числ. 1, 2-3). Воинский статус народа, вершащего власть и суд силой оружия, предначертан еще от времени рабства в чужой земле: «…Я наложу руку Мою на Египет. И выведу воинство Мое, народ Мой…» (Исх. 7, 4). «И вышли сыны Израилевы вооруженные из земли Египетской» (Исх. 13, 18).

Высшим представителем власти среди народа является пророк, который «объявляет уставы Божии и законы Его», указывает путь и вершит суд (Исх. 18, 16). Часть судов пророк может перепоручить избранным народом судьям (начальникам): тысяченачальникам, стоначальникам, пятидесятиначальникам и десятиначальникам, которые о всяком важном деле доносят пророку, а малые дела судят сами (Исх. 18, 21-22; Втор. 1, 13-17). Служить обществу без вознаграждения и привилегий могут также старейшины (Исх. 3, 16), надзиратели (Числ. 11, 16), князья (Числ. 34, 18), военные начальники (Втор. 20, 9).

Народ также может иметь царя, задача которого состоит в ежедневном изучении и неуклонном исполнении закона для истребления беззакония из среды общества. «Когда ты придешь в землю, которую Господь, Бог твой, дает тебе, и овладеешь ею, и поселишься на ней, и скажешь: «поставлю я над собою царя, подобно прочим народам, которые вокруг меня»: То поставь над собою царя, которого изберет Господь, Бог твой… Но когда он сядет на престол царства своего, должен списать для себя список закона сего с книги, находящейся у священников левитов, И пусть он будет у него, и пусть он читает его во все дни жизни своей, дабы научался бояться Господа, Бога своего, и старался исполнять все слова закона сего и постановления сии; Чтобы не надмевалось сердце его пред братьями его, и чтобы не уклонялся он от закона ни направо, ни налево…» (Втор. 17, 14-20).


Уставы о жертвах

«Господа, Бога твоего, бойся, и Ему одному служи…» (Втор. 6, 13). Поэтому, свободные члены общества не должны никому платить налогов и податей, кроме жертв, приносимых Господу. Эти святыни употребляются на пропитание обездоленных и нужды храма:

1. Первенцы из сыновей и первородное от скота мужского пола должно посвящаться Богу в жертву за умерщвление всех первенцев в земле Египетской (Исх. 13, 12-15; Исх. 22, 29-30).

2. Начатки от гумна и точила: хлеб, вино, елей, овечья шерсть (Исх. 22, 29; Втор. 18, 4; Втор. 26, 1-10).

3. Десятина левитам, пришельцам, сиротам и вдовам (Числ. 18, 21; Втор. 14, 28-29; Втор. 26, 12-15).

4. Выкуп за душу в размере половины сикля[2] серебра с каждого мужчины при поступлении в воинское исчисление (Исх. 30, 11-16).

Заключившие ветхий завет должны приносить положенные постоянные, субботние, ежемесячные и праздничные жертвы за грех, всесожжения и мирные жертвы и освящаться кровью волов и овнов вечно (Числ. 28, 1-31; Числ. 29, 1-39). Пребывающие в новом завете искупаются Кровью Агнца однажды и навсегда (Евр. 9, 11-28; Откр. 5, 5-14).

 

Уголовное право

Преступление

Перед Богом беззаконники несут наказание в своих детях до третьего и четвертого рода (Исх. 20, 5). Но перед обществом преступники также отвечают своей жизнью персонально: «Отцы не должны быть наказываемы смертию за детей, и дети не должны быть наказываемы смертию за отцов; каждый должен быть наказываем смертию за свое преступление» (Втор. 24, 16). Грех, направленный против человека, является преступлением против Господа (Числ. 5, 6). Беззакония могут совершаться умышленно, «дерзкою рукою» (Числ. 15, 30; Втор. 19, 11) или по неосторожности, «по ошибке» (Числ. 15, 27–28; Втор. 19, 4-5). До публичного изобличения преступник может добровольно признаться в преступлении и возместить причиненный ущерб с прибавлением пятой части (Числ. 5, 7). Преступления не имеют сроков давности, и по смерти потерпевшего причиненный ущерб должен возмещаться его наследникам (Числ. 5, 8).

Преступления против первой заповеди: богохульство (Лев. 24, 15-16), непочтение святилища (Лев. 19, 30), демонослужение (Исх. 22, 20; Втор. 13, 12-18), демонопоклонство (Втор. 17, 2-5), подстрекательство к демонослужению (Втор. 13, 6-11), посвящение детей демонам (Лев. 18, 21; Лев. 20, 2; Втор. 18, 10), ворожба (Исх. 22, 18; Втор. 18, 10), обращение к волшебникам и вызывающим мертвых (Лев. 19, 31), прорицание, гадание, чародейство, обаятельство, вызывание духов, волшебство, вопрошание мертвых (Втор. 18, 10-11), лжепророчество (Втор. 13, 1-5; Втор. 18, 20-22), кровоядение (Лев. 19, 26), непочтение стариков (Лев. 19, 32), глумление над немощным (Лев. 19, 14).

Преступления против второй заповеди: изготовление идолов и идолопоклонство (Лев. 19, 4; Лев. 26, 1).

Преступления против третьей заповеди: ложная клятва (Лев. 19, 12).

Преступления против четвертой заповеди: осквернение субботы (Исх. 31, 13-14; Лев. 19, 30; Числ. 15, 32-36).

Преступления против пятой заповеди: удар отцу или матери (Исх. 21, 15), оскорбление родителей (Исх. 21, 17), непокорность родителям (Втор. 21, 18-21).

Преступления против шестой заповеди: умышленное убийство (Исх. 21, 12; Лев. 24, 17), неумышленное убийство (Исх. 21, 13), убийство в драке (Исх. 21, 18-19), убийство раба (Исх. 21, 20-21), убийство вора днем (Исх. 22, 3), телесные повреждения (Лев. 24, 19-20; Исх. 21, 22-25), распространение болезней (Лев. 19, 16), месть (Лев. 19, 18).

Преступления против седьмой заповеди: кровосмешение (Лев. 18, 6-18; Втор. 22, 30), прелюбодеяние (Лев. 18, 20; Втор. 22, 22-24), блудодеяние (Втор. 22, 20-21; Втор. 22, 23-24, Втор. 23, 17, Лев. 19, 29), изнасилование (Втор. 22, 25-28), обольщение девицы (Исх. 22, 16; Втор. 22, 28-29), скотоложество (Исх. 22, 19; Лев. 18, 23), мужеложество (Лев. 18, 22).

Преступления против восьмой заповеди: кража (Исх. 22, 1-4; Лев. 19, 11), неуплата наемнику (Лев. 19, 13).

Преступления против девятой заповеди: ложь (Лев. 19, 11), неправда на суде (Лев. 19, 15), лжесвидетельство (Втор. 19, 16-21), необличение преступника (Лев. 19, 17), навет на жену (Втор. 22, 14), неправда в мере и весе (Лев. 19, 35-36).

Преступления против десятой заповеди: похищение человека (Исх. 21, 16; Втор. 24, 7), уничтожение имущества (Лев. 24, 18).

Наказание

Наказание состоит в уничтожении злодеев, «чтобы истребить с земли память о них» (Пс. 33, 17). Злодеи уничтожаются именно тем злом, которое сами совершили: «Убьет грешника зло…» (Пс. 33, 22). Поэтому справедливость предписывает строгое возвращение преступникам той меры зла, которую они сами принесли в мир: «Вот нечестивый зачал неправду, был чреват злобою и родил себе ложь; рыл ров, и выкопал его, и упал в яму, которую приготовил. Злоба его обратится на его голову, и злодейство его упадет на его темя» (Пс. 7, 15-17). Закон не допускает замену наказания или изменение воздаяния: «И не берите выкупа за душу убийцы, который повинен смерти, но его должно предать смерти» (Числ. 35, 31). Воздаяние преступникам должно быть праведным, поэтому недопустимо применение бесчеловечных наказаний, не предписанных законом: истязание преступников, заточение их в тюрьмы и темницы.

Смерть. «Не оскверняйте земли, на которой вы будете жить; ибо кровь оскверняет землю, и земля не иначе очищается от пролитой на ней крови, как кровию пролившего ее…» (Числ. 35, 33-34). Поэтому, все умышленные убийцы должны предаваться смерти: «Кто убьет какого-либо человека, тот предан будет смерти» (Лев. 24, 17). Истреблению подлежат также беззаконники, совершившие преступления против первой, второй, четвертой, пятой, седьмой заповедей, а также похитители людей. «…Да не пощадит его глаз твой, не жалей его и не прикрывай его; Но убей его; твоя рука прежде всех должна быть на нем, чтоб убить его, а потом руки всего народа. Побей его камнями до смерти… Весь Израиль услышит сие, и убоится, и не станут впредь делать среди тебя такого зла» (Втор. 13, 8-11). Преступник может быть побит камнями или умерщвлен стрелой или огнем, чтобы рука казнящих не прикасалась к нему (Исх. 19, 13).

При наказании смертью за нарушение четвертой заповеди нужно видеть, что Спаситель оправдал тех, кто в субботу насыщает алчущих и помогает погибающим: «Итак можно в субботы делать добро» (Матф. 12, 1-13). При наказании смертью за нарушение седьмой заповеди нужно разуметь, что Спаситель оставил жизнь прелюбодейке (Иоан. 8, 1-11). Впрочем, «Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи... Царства Божия не наследуют» (1 Кор. 6, 9-10).

Убежище. Законом определены шесть городов, чтобы служить убежищем неумышленным убийцам (Числ. 35, 6; Втор. 4, 43; Втор. 19, 2-3). «И вот какой убийца может убегать туда и остаться жив: кто убьет ближнего своего без намерения, не быв врагом ему вчера и третьего дня» (Втор. 19, 4-5; Числ. 35, 22-23). Убийца должен оставаться в городе убежища вплоть до смерти великого священника (Числ. 35, 25).

Воздаяние. За вред, причиненный телу человека, виновный должен заплатить повреждением собственного тела: «Кто сделает повреждение на теле ближнего своего, тому должно сделать то же, что он сделал. Перелом за перелом, око за око, зуб за зуб: как он сделал повреждение на теле человека, так и ему должно сделать» (Лев. 24, 19-20). «Отдай душу за душу, Глаз за глаз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу, Обожжение за обожжение, рану за рану, ушиб за ушиб» (Исх. 21, 23-25; Втор. 19, 21).

Возмещение. За имущественный вред нужно платить имуществом. Такой платеж возможен в натуральной или денежной форме. За повреждение имущества уплачивается стоимость поврежденного имущества (Лев. 24, 18). А за хищение имущества уплачивается четырехкратная стоимость похищенного (при мелком хищении) либо пятикратная стоимость похищенного (при крупном хищении) (Исх. 22, 1). Покушавшийся на кражу платит двойную стоимость того, на что он покушался (Исх. 22, 4). Если вору нечем платить, он подлежит продаже в уплату за украденное (Исх. 22, 3).

Рабство. Человек, который не в состоянии самостоятельно распоряжаться своей жизнью и свободой, должен наставляться чужой праведностью. В уплату за причиненный ущерб беззаконник поступает в распоряжение к полноценному члену общества, который воспитывает его и руководит им. При этом допускаются телесные наказания, но при плохом обращении раб может сбежать к другому покровителю (Втор. 23, 15-16), а в случае применения необоснованной жестокости раб должен быть освобожден (Исх. 21, 26-27).

Принудительный брак. Связь мужчины с необрученной девушкой предполагает обязанность взять ее в жены с пожизненным запретом на развод (Исх. 22, 16). Отказ от выполнения данного предписания означает ответственность за блудодеяние.

 

 Гражданское право

Лица

Каждый член общества выступает в общественных и хозяйственных отношениях под собственным именем, которое имеет высокую ценность. Имена сынов Израилевых возложены на рамена первосвященника (Исх. 28, 9-12). По именам народ вошел в дом рабства (Исх. 1, 1-4) и по именам вышел из него (Исх. 12, 41). По числу имен выступает на войну (Числ. 1, 2-3) и по числу имен получает землю обетования (Числ. 26, 53). Поэтому, каждый человек живет, действует и несет ответственность своим собственным именем. Для закона не существует фиктивных наименований и пустых понятий.

Среди общества могут обитать рабы и поселенцы. Статус рабов ограничен, ввиду их прошлой неправедной жизни. Поселенцы же обязаны соблюдать закон наравне с членами общества. «Пришлец, поселившийся у вас, да будет для вас то же, что туземец ваш…» (Лев. 19, 34). «Закон один и одни права да будут для вас и для пришельца, живущего у вас» (Числ. 15, 16). «Один суд должен быть у вас, как для пришельца, так и для туземца…» (Лев. 24, 22).

Собственность

Основополагающим объектом права собственности является земля, дающая человеку необходимое для жизни. Земля принадлежит одному Богу, Который сотворил ее: «Моя земля; вы пришельцы и поселенцы у Меня» (Лев. 25, 23). Люди могут обладать ей лишь номинально, поскольку «…землю Он дал сынам человеческим» (Пс. 113, 24; Быт. 1, 28). Никто из людей не может претендовать на произвольный захват земли. Земля может распределяться и приобретаться только в соответствии с порядком, предписанным законом.

Первоначальное распределение земель произошло после исхода из Египта и завоевания земли Ханаанской. По велению Царя царей, земля была разделена по жребию «по числу имен» вошедших в исчисление (Числ. 26, 53-56). Левиты не получили земельных наделов, а только сорок восемь городов, шесть из которых предназначены для убежища неумышленным убийцам (Числ. 35, 6-7).

Дальнейшее перераспределение изначальных земельных наделов может осуществляться лишь на время, ограниченное юбилейными годами: «Землю не должно продавать навсегда; ибо Моя земля; вы пришельцы и поселенцы у Меня» (Лев. 25, 23). То есть, продается не сама земля, а только доход с поля «…ибо известное число лет жатв он продает тебе» (Лев. 25, 16).

Обладание землей не является безраздельным. Каждый член общества может прийти на чужую землю и вкушать с нее плоды. «Когда войдешь в виноградник ближнего твоего, можешь есть ягоды досыта, сколько хочет душа твоя, а в сосуд твой не клади. Когда придешь на жатву ближнего твоего, срывай колосья руками твоими, но серпа не заноси на жатву ближнего твоего» (Втор. 23, 24-25).

Прощение, субботы, юбилеи

Незыблемость предустановленной системы отношений проявляется в том, что по достижении определенных временных пределов, она возвращается в исходное состояние.

Первым таким пределом является субботний год, венчающий каждый семилетний цикл. В этот год следует прощать долги и освобождать рабов. «В седьмой год делай прощение. Прощение же состоит в том, чтобы всякий заимодавец, который дал взаймы ближнему своему, простил долг и не взыскивал с ближнего своего или с брата своего…» (Втор. 15, 1-2), «Если продастся тебе брат твой… то шесть лет должен он быть рабом тебе, а в седьмый год отпусти его от себя на свободу. Когда же будешь отпускать его от себя на свободу, не отпусти его с пустыми руками; Но снабди его от стад твоих, от гумна твоего и от точила твоего…» (Втор. 15, 12-14). В субботний год следует упокоиться от хозяйственных дел и делить произведения земли с неимущими. «Шесть лет засевай землю твою и собирай произведения ее; А в седьмый оставляй ее в покое, чтобы питались убогие из твоего народа, а остатками после них питались звери полевые» (Исх. 23, 10-11; Лев. 25, 2-7).

По окончании семи семилетних циклов, наступает пятидесятый, юбилейный год (Лев. 25, 8-10). В юбилейный год объявляется свобода, освобождаются рабы, и каждый возвращается в свое изначальное владение: «В юбилейный год возвратитесь каждый во владение свое» (Лев. 25, 10-13; Лев. 40-41). Все проданные ранее земельные наделы возвращаются их первоначальным обладателям: кто имеет земельные наделы, получает назад проданные сельские земли и дома, а кто не имеет земельных наделов, получает назад проданные дома в городах (Лев. 25, 31-33). В юбилейный год также не следует возделывать землю и сжинать урожай (Лев. 25, 11-12).

Отсчет юбилеев ведется от года, когда Моисей вписал в книгу все слова закона и левиты положили ее одесную ковчега завета (Втор. 31, 9-10).

Договоры

Сам завет имеет форму договора. Это свидетельствует, что договор является законной и универсальной мерой отношений. При этом закон не нисходит до регламентации свободы договора, ограничиваясь лишь общим наставлением «не обижайте друг друга» (Лев. 25, 14). Но ясно, что договор, как и иные действия человека, не может преступать краеугольные заветные заповеди. Молчание закона относительно формы и прочих формальностей договора указывает, что договор находится под усиленной защитой уголовных и судебных санкций. «Что вышло из уст твоих, соблюдай и исполняй…» (Втор. 23, 23).

Наиболее развернуто законом упомянут договор займа, который имеет характер благотворительной помощи малоимущим. «Если будет у тебя нищий кто-либо из братьев твоих… то не ожесточи сердца твоего и не сожми руки твоей пред нищим братом твоим, Но открой ему руку твою и дай ему взаймы...» (Втор. 15, 7-8). Начисление процентов запрещено: «Если дашь деньги взаймы бедному из народа Моего, то не притесняй его и не налагай на него роста» (Исх. 22, 25), «Не отдавай в рост брату твоему ни серебра, ни хлеба, ни чего-либо другого, что можно отдавать в рост» (Втор. 23, 19; Лев. 25, 35-37). Запрещается брать в залог одежду и предметы жизненной необходимости (Исх. 22, 26-27; Втор. 24, 6; Втор. 24, 10-13).

Возмещение ущерба

По общему правилу, виновный в причинении любого вреда, не оговоренного особо, должен добровольно возместить потерпевшему «сполна» причиненный ущерб и прибавить к тому пятую часть (Числ. 5, 7). Предусмотрены и специальные случаи возмещения ущерба, причиненного потравой поля или виноградника (Исх. 22, 5), пожаром (Исх. 22, 6).

Наследование

Наследниками земельных наделов, являются сыновья наследодателя, как носители его имени. Первородный сын получает двойную долю наследства в имуществе наследодателя «…ибо он есть начаток силы его, ему принадлежит право первородства» (Втор. 21, 17). Иные родственники допускаются к наследованию только если у наследодателя нет сыновей. «Если кто умрет, не имея у себя сына, то передавайте удел его дочери его. Если же нет у него дочери, передавайте удел его братьям его. Если же нет у него братьев, отдайте удел его братьям отца его. Если же нет братьев отца его, отдайте удел его близкому его родственнику из поколения его…» (Числ. 27, 8-11)

 

Брачное право

Вся суть законных отношений между мужчиной и женщиной выражена в заповеди: «Не прелюбодействуй» (Исх. 20, 14). Имеются различные мнения относительно толкования термина «прелюбодеяние», сводящиеся к анализу того, состоит ли в браке один из участников данного преступления, а также к рассуждениям о допустимости наличия наложниц. Подобные рассуждения могут подкрепляться цитатой из книги Левит: «Если кто будет прелюбодействовать с женой замужнею… да будут преданы смерти и прелюбодей и прелюбодейка» (Лев. 20, 10).

Прелюбодеяние. Однако, речение Спасителя не оставляет двусмысленности: «Вы слышали, что сказано древним: «не прелюбодействуй». А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем» (Матф. 5, 27-28). То есть, прелюбодеянием является связь мужчины с любой женщиной, кроме его законной жены. Супруги образуют единую плоть только вдвоем: «…И будут два одною плотью» (Матф. 19, 5-6; Быт. 2, 24).

Развод. Законом допускается возможность развода супругов посредством разводного письма (Втор. 24, 1). Однако, повторный брак после формального развода влечет "осквернение", после которого прежние отношения между супругами не возможны (Втор. 24, 4). То есть, Пятикнижие не оправдывает прелюбодеяние после развода, а лишь отменяет смертную казнь за него. На самом же деле, «…Моисей, по жестокосердию вашему, позволил вам разводиться с женами вашими; а сначала не было так; Но Я говорю вам: кто разведется с женою своею не за прелюбодеяние и женится на другой, тот прелюбодействует; и женившийся на разведенной прелюбодействует» (Матф. 19, 8-9).

 

Правосудие

«Суд — дело Божие» (Втор. 1, 17-18), поэтому делающий неправду на суде совершает тяжкий грех и несет суровое наказание.

Наивысшей судебной властью на земле обладают пророк, первосвященник и царь. Для разбора рядовых дел избираются судьи от десятиначальников до тысяченачальников. «Во всех жилищах твоих, которые Господь, Бог твой, даст тебе, поставь себе судей и надзирателей по коленам твоим, чтоб они судили народ судом праведным; не извращай закона, не смотри на лица и не бери даров, ибо дары ослепляют глаза мудрых и превращают дело правых; правды, правды ищи…» (Втор. 16, 18-20; Втор. 1, 17-18; Исх. 23, 2-3; Исх. 23, 6-8).

Судьи самостоятельно разбирают дела в зависимости от своего положения и способностей, а в сложных вопросах надлежит обращаться к знатокам закона. «Если по какому делу затруднительным будет для тебя рассудить между кровью и кровью, между судом и судом, между побоями и побоями, и будут несогласные мнения… приди к священникам левитам и к судье, который будет в те дни, и спроси их, и они скажут тебе, как рассудить; и поступи по слову, какое они скажут тебе… и не уклоняйся ни направо, ни налево от того, что они скажут тебе» (Втор. 17, 8–11).

Надуманные тяжбы и самонадеянные притязания пресекаются судебной санкцией в размере двойной цены спора. «О всякой вещи спорной, о воле, об осле, об овце, об одежде, о всякой вещи потерянной, о которой кто-нибудь скажет, что она его, дело обоих должно быть доведено до судей: кого обвинят судьи, тот заплатит ближнему своему вдвое» (Исх. 22, 9).

Для решения спора необходимо наличие не менее двух свидетелей: «При словах двух свидетелей, или при словах трех свидетелей состоится дело» (Втор. 19, 15; Числ. 35, 30-34). При осуждении на смерть свидетели должны первыми приводить приговор в исполнение: «По словам двух свидетелей, или трех свидетелей, должен умереть осуждаемый на смерть: не должно предавать смерти по словам одного свидетеля; рука свидетелей должна быть на нем прежде всех, чтоб убить его, потом рука всего народа; и так истреби зло из среды себя» (Втор. 17, 6-7).

Свидетелей, которые обвиняют несправедливо, надлежит предавать наказанию за то преступление, в котором они ложно обвинили другого: «…сделайте ему то, что он умышлял сделать брату своему… да не пощадит его глаз твой: душу за душу, глаз за глаз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу» (Втор. 19, 16-21).

Нужно помнить, что Спаситель отверг свидетелей, которые имели грех. Сам же, не имея греха, не осудил (Иоан. 8, 3-11).

Закон не предусматривает возможности обжалования и отмены судебных решений. Если судья вынес незаконное или несправедливое решение, то он сделал тяжбу своей[3] и принял ответственность преступника на себя (3 Цар. 20, 42).

Судебные решения исполняются добровольно. «А кто поступит так дерзко, что не послушает священника… или судьи, тот должен умереть…» (Втор. 17, 12).

 

Слава закона

«Господу угодно было, ради правды Своей, возвеличить и прославить закон… Кто из вас приклонил к этому ухо, вникнул и выслушал это для будущего? …Не хотели они ходить путями Его и не слушали закона Его…» (Ис. 42, 18-25).

 

04.09.2011

25.02.2012 LL

07.04.2012 милостью Господа воинств



[1] Покровский И.А. История римского права (I, I, §2).

[2] Сикль – мера веса, равная 11,33 г. В одном сикле 20 гер; в одном таланте 3000 сиклей.

[3] Judex litem suam facit. Покровский И.А. История римского права (I,II,C,§25).

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Контакты

E-mail: blog@liga.net