Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов. Редакция ЛІГА.net может не разделять мнение авторов блогов.

Неловко писать о личном. Однако я не буду никого томить буднями. Просто иногда твоя простая и, в общем-то, заурядная жизнь фокусирует в себе характерные черты времени. Два события подтолкнули к написанию этих заметок. Снос домов в Речнике и дачи Муромцева

Вы любите читать детективы? Он перед вами. Хотя искать в нем  придется не преступников, а тех, кому по долгу службы с преступниками положено бороться, а именно: милицию, суды, прокуратуру. Ловить, что бы заставить их работать. О, это не простое занятие!  Наши правоохранительные органы, судебная система  возвела  этот бег от реальных дел в свою норму. Их лозунг как у знаменитых мартышек:

 «Не вижу, не слышу, не скажу

 или скажу что-нибудь через  месяц», прячась за  закон «Об обращениях граждан». 

Наверно, как человек обыкновенный, я бы предпочла преступление обойти стороной, но так сложились обстоятельства: я, моя семья, вынуждены защищать свой дом от алчных и блатных соседей с говорящей фамилией Гришок.  Мы вынуждены, занимается этим 2,5 года, обладая полным пакетом документов, подтверждающих наше право на наш дом. И тем ни менее…
Чтобы понять в атмосфере, какой злобы мы живем необходимо посмотреть этот видеоролик, где  семейство Гришок – мать и сын,  бросают в нас и к нам в окна  камни.  Не знаю, кто и как воспринимает  этот видеоряд, но для меня самым ужасным были прямые угрозы нашему сыну, а уж камни – скорее проявление бесконечной злобы и бессилия.

 
Но… один из камней угодил мне в нос.  И вот по этим событиям, сын пишет заявление в милицию об угрозе жизни, а я со своим слегка травмированным носом обращаюсь в Киевский районный суд города Одессы, пройдя при этом все необходимые процедуры, а именно  медицинскую экспертизу, которая зафиксировала легкие телесные повреждения. 

Вот тут вы и убедитесь, что вся драматургия – это не поиски преступника, это поиски правосудия, бесполезные пока поиски нашего права на судебную защиту. 

Мадам Гришок слишком беспечно, не обращая внимания на видеокамеру, шипела  угрозами, рассказывая,  что она с нами собирается сделать. Видно думала, что камера у нас игрушечная, поэтому  сохранившаяся видеозапись не позволяет даже предположить, что это была шутка, уж слишком конкретными были угрозы. Но можно отрапортовать – пройдя в Одессе все инстанции от райотдела милиции  до областной прокуратуры, отклика правоохранительных органов на заявления об угрозе жизни мы не дождались. Нет, бумажки приходили, из которых видно, что заявления сына даже не читали.  
Поэтому на судебное разбирательство, связанное с травмой носа,  я рассчитывала больше и то только по тому, что из-за легкости криминальной статьи 125 ч.1 КК Украины,  ходатайствовать о возбуждении уголовного дела, поддерживать обвинение необходимо самому пострадавшему.  То есть  свои интересы в суде я буду отстаивать сама. 
И вот 21 июля прошлого, 2009 года я сдаю свою жалобу в порядке частного обвинения в суд. Есть все основания надеяться, что Гришок будет наказана за умышленное нанесение легких телесных повреждений,  так как есть полный перечень доказательств: заключение медицинской экспертизы,  свидетельские показания, видеозапись преступления.  Наказание, что грозит мадам Гришок по ч.1 ст.125 КК Украины невелико – штраф в размере до 50 необлагаемых минимумов, т.е. до 850 грн., все равно, что штраф ГАИ.  Я не требую жесткого наказания, важен сам факт, признания  противоправных действий  таковыми и не более.   
Говорят, что суды у нас работают медленно, дела рассматриваются годами. Не всегда и не для всех. Есть люди, чьи интересы суд бросается защищать молниеносно. Об особом статусе наших соседей легко судить именно благодаря подобной реакции суда. В тот же день, 21 июля об иске в суд узнают наши обидчики Гришки и в тот же день, 21 июля, срочно, в 4 руки, пишут заявление в милицию, «вспоминая» события недельной давности, в которых якобы виноват наш сын, Кирилл. Так спешат, что даже адреса «преступлений» Кирилла указывают разные.  А уже 24 июля, в пятницу, накануне выходных Кирилла просят зайти в милицию, а оттуда насильно увозят в Киевский районный суд Одессы. И что из этого получилось, очень хорошо написала Лариса Ильина в интернет-газете Odessa-daily.
НЕЗАКОННЫЙ АРЕСТ КИРИЛЛА КЛЯВИНА… САМОЛИКВИДИРОВАЛСЯ
Сына мы вытянули, но в наступившие выходные, поднимая глаза на своего уже немаленького ребенка, я с ужасом думала, что если бы в пятницу не успели, то сейчас его бы просто избивали,  мстя за меня,  мать -  правдоискательницу.  Так Гришки, вместе с послушной им милицией, пытались  из нашего сына сделать предмет торга.  
Что же касается моего заявления в суд, то рассмотрение дела не начиналось, пока не стала писать жалобы. Наконец начались судебные заседания, но мадам Гришок, несмотря на то, что статья-то обвинения криминальная, в суд не ходит. Из 5 заседаний по делу Гришок была только на одном. Судья Луняченко В.А. видеозапись метания камней смотреть не хочет, но на 3-ем  по счету заседании сдается,  и  мы смотрим «кино». Судье ничего не остается,  и он выносит постановление, которым открывает производство по уголовному делу и избирает в отношении гр. Гришок С.В. меру пресечения – подписку о невыезде. 
Дальше начинаются «судейские штучки».  Мадам Гришок пишет апелляционную жалобу на постановление, где она не согласна с мерой пресечения – подпиской о невыезде.  Жалоба должна рассматриваться в Апелляционном суде 17 ноября.  Я отправляю в Апелляционный суд почтой свои возражения на апелляцию Гришок,   заранее 10  ноября прихожу в апелляционный суд, узнаю какому судье  распределено дело и письменно прошу о разрешении на ознакомление с материалами дела.  Однако 11 ноября с делом ознакомиться не дали. Почему? 
-А потому  – самый вежливый ответ, услышанный мной в канцелярии. 
Что ж, 17 ноября прихожу на заседание Апелляционного суда. В фойе Апелляционного суда узнаю, что жалоба обвиняемой Гришок будет рассматриваться  коллегией судей №2 под председательством  судьи Левенец,  докладчик судья Гончаров О.О. на 6 этаже, в зале №9. Как человек давно не питающий иллюзий относительно нашего правосудия, на всякий случай  фотографирую доску,  где видна небезразличная  мне фамилия Гришок и та самая ч.1 ст.125 КК Украины. 
Когда наступает 9.30 утра, поднимаюсь в зал. Со стороны Гришок – никого нет. Прослушала рассмотрение всех апелляций,  но суд, в отсутствии Гришок,  жалобу  рассматривать не стал.   

26 ноября вновь прихожу в Апелляционный суд с дежурными вопросами – когда, куда и узнаю, что 30 октября дело было отправлено назад в Киевский районный суд.  Стоп! Надо остановиться! То есть за 18 дней до того, как дело рассматривалось в Апелляционном суде, его фантом вернулся в Киевский районный  суд г. Одессы. Во дают!  Машину времени запустили!
 Вдогонку времени и  ускользающему уголовному делу, в тот же день, 26 ноября,  прихожу в Киевский суд, к судье Луняченко В.А., у которого дело рассматривалось, а мне отвечают, что дело передано другому судье. Обращаюсь к другому судье – Коротаевой Н.А., а мне  снова в ответ  - судья Коротаева передала дело в канцелярию.  В канцелярии по уголовным делам мое дело одиноко лежит на самом видном месте. Да, видно, что у дела особый статус и работники канцелярии любезно соглашаются выдать мне копию Постановления вынесенного судьей Каратаевой (незаверенную).  
Читаю. 
Первое - Постановление датировано 12 ноября 2009 года.  Хочется себя ущипнуть, убедиться в собственной вменяемости, проверить память, ведь 17 ноября уголовное дело все еще рассматривалось Апелляционным судом Одесской области. Я там была и даже, предчувствуя подобные фокусы правосудия,  сфотографировала доску, где в списке дел – дело Гришок и даже звукозапись заседания сделала. Однако против лома нет приема.   
Смысл Постановления судьи Коротаевой - дело отправить на доследование прокурору Киевского района Одессы, ну и, конечно, меру пресечения отменить.  Мотивировочная часть достойна Жванецкого – чистый юмор.  Эх, жаль, не была я на заседании, когда выносилось это Постановление. Ну да как попасть на заседание «нарисованное» задним числом?  В Постановлении судья сетует, что не рассмотрены такие обстоятельства как нецензурная брань.  Ах, судья Коротаева – любительница русской словесности! Так нет в материалах дела ни слова о великом и могучем русском мате или я ошибаюсь? Будь я на заседании, обязательно спросила бы, может ли судья указать документ, или хотя бы страницу  дела,  где встречается словосочетание – «нецензурная брань» или любое из этих слов по отдельности? Дальше у Коротаевой больше - не исследованы «стрельба из пистолета». Юрист почешет себе репу, пробуя соотнести ч.1 ст. 125 Криминального Кодекса Украины и «стрельбу из пистолета», а для неискушенных в юриспруденции это классически-народное - «В огороде бузина, а в Киеве дядька».  Судье Коротаевой я бы задала  тот же вопрос: может ли она, судья,  указать документ, в котором упоминается стрельба из пистолета,  или хотя бы  номер страницы дела?
Вершина юмора в Постановлении, вынесенного именем Украины, что преступления быть не могло, так как я «Хромченко Л.Н. находилась на крыше дома».  Вынуждена ставить кавычки, так как это цитата  из Постановления.  Но у нас двухскатная крыша  высотой не менее 7 метров от земли, и я не Карлсон и возраст не детский и в лунатизме не замечена.  Что имеет в виду судья Коротаева?   Читаю эту бумаженцию, и в голову лезет сравнение  –  последняя страничка «На Досуге» из периодического журнала. Две почти одинаковые картинки и задание – НАЙДИ 10 ОТЛИЧИЙ. А вот задание судьи Коротаевой, оно посложнее, для дотошных. Исходные данные: Материалы уголовного дела, которое судья Коротаева 2 дня назад приняла к производству  и  Постановление суда, вынесенное ей же на основании изучения этих материалов дела.  Задача следующая – НАЙТИ 10 СОВПАДЕНИЙ доказывающих, что это Постановление имеет хоть какое-то отношение именно к этому уголовному делу.    
Может судья Коротаева  экстрасенс?  Но видения судьи Коротаевой явно свет не пролили, зато намутили безмерно, а главное надолго. Не правда ли, сложный  детективный сюжет?  
Смешно, но в этом судебном театре абсурда,  всем все ясно. Вся эта операция с апелляцией  - фокус. Не получилось замять дело в апелляционной инстанции – я, пострадавшая, взяла и пришла на заседание, на которое меня не вызывали, тогда дело задним числом отправили  назад – в районный суд. Дело надо замять и его пустили по рукам. Куда не приди, решение уже принято и отправлено дальше, дальше и еще дальше. Совершенно естественно, что в тот момент, когда я пришла на прием к прокурору Киевского района, в поисках неуловимого уголовного дела,  дело уже 3 дня, как отправили  на доследование в милицию.  Это в кино милиция всех ищет и находит, в моем случае я ищу, кто же конкретно в наших «внутренних органах» занимается уголовным делом, возбужденным по моей жалобе частного обвинения. Нашла. Самый верхний этаж, самый крайний кабинет, самый младший лейтенант 21 года отроду. Прихожу к нему и спрашиваю:
- Что же молодой человек будете доследовать в уголовном деле по ст. 125 ч.1 КК, где согласно ст. 27 КПК досудебное следствие не проводится?
Лейтенант с энтузиазмом:
-Преступление раскрутим, преступника накажем – за нами не заржавеет.
Что ж, жду. Стыдливо дала свой номер телефона, а вдруг… 
Зря я так, с недоверием к младшему милицейскому составу. Телефон зазвонил, и меня вызвали для дачи показаний на … 31 декабря!   Бедные, не знают, как меня так вызвать, чтобы не пришла. Но я пришла, что надеюсь, зафиксировано в протоколе.  Однако сильно  это не помогло. С тех пор уголовное дело так и лежит у младшего лейтенанта. На мои звонки, он мне отвечает, что подозреваемая Гришок в милицию не является – не хочет. А он, младший лейтенант, что может сделать? Куда ему это злополучное дело еще дальше отфутболить?   
Вновь пошла на прием к Прокурору Киевского района с жалобой, что 3 месяца прошло   как милиция расследует материалы дела, сроки истекли, а дело в суд не передают. Вновь ему про ст.125 КК и про 27 КПК -  как об стенку горохом.  Все эти правоохранители ждут, когда я устану и махну на дело рукой. Ведь я занимаюсь этим в  свое свободное время, а они в рабочее.  А пока дело путешествует из инстанции в инстанцию. Каждая инстанция делу присваивает свой номер – следы заметают. Где и на каком этапе, что из дела выпадет или наоборот, чем дело обрастет – неизвестно. Да и судья Коротаева подстраховалась, несмотря на мои  4 заявления в Киевский районный суд, мне так и не дали сделать ксерокопии документов, поэтому не трудно предположить, что «творческое усовершенствование» материалов дела продолжится. 
Совместная операция правоохранительных и судебных органов уже не раз апробирована.  Например, 26 октября этого же 2009 года, та же судья Коротаева дело по обвинению активиста партии «ЗУБР» Валентина Дорошенко   отправила также в прокуратуру Киевского района.  Прокуратура  в милицию. Милиция вернула в тот же Киевский рай суд, но рассматривал уже судья Галий.  А судья Галий, чем он хуже судьи Коротаевой? И он тоже возвращает дело в райотдел милиции «для повторной надлежащей проверки». А дальше? Дальше все так устали, что о деле забыли.   Так что пересказ моей истории может быть более детальный, но принцип функционирования судебной системы отработан, ЕСЛИ НЕ ХОЧЕТ СУД СУДИТЬ – НЕ ЗАСТАВИШЬ.  «Я от дедушки ушел, я от бабушки ушел, а если мне заплачено, то от пострадавших идеалистов, явившихся в суд за справедливостью, я и подавно уйду». 

Так как же заставить милицию, прокуратуру, суд выполнять свои прямые обязанности? 
Кому задать этот несколько риторический и еще парочку конкретных вопросов?
1. Как объяснить одновременное рассмотрение одного уголовного дела в полном объеме, даже с указанием количества страниц в двух судах – Апелляционном суде Одесской области и Киевском районном суде г. Одессы?
2. Насколько законно и обосновано рассмотрение уголовного дела и вынесение Постановления по делу судьей Коротаевой  Н.А.  в отсутствии  и без предупреждения потерпевшей и обвиняемой?
3. Не возникает ли сомнений в подлинности юридического образования судьи Коротаевой? Возможно диплом у нее, как  у Кислинского,  купленный? А как иначе можно объяснить незнание судьи Коротаевой ст. 27 КПК Украины  «Дела  о преступлениях, предусмотренных ст. 125, ч.1 КК Украины открываются не иначе как по жалобе потерпевшего. В этих делах дознание и досудебное следствие не проводится»?
4. Собираются ли компетентные на это органы инициировать дисциплинарное производство в отношении судьи Коротаевой Н.А.?
5.  Будут ли наказаны сотрудники суда, которые, невзирая на четыре мои заявления, не выдали мне ни одной копии  из материалов дела и так и не дали заверенной копии  «выдающегося» Постановления  судьи Коротаевой Н.А.?   Это Постановление настолько «выдающееся», что у меня есть опасения, что когда у меня появится шанс увидеть его вновь, оно может измениться. Именно поэтому, заверенная копия Постановления необходима.

Я задала эти вопросы всем, кого только знала: Министерству юстиции, Главе комитета по вопросам правосудия Верховной Рады Кивалову С.В., Председателю совета судей Одесской области Гранину В.Л. 
Министерство юстиции просветило меня, что, согласно ст.97 Закона Украины «Про судоустрій», министерству юстиции дано право инициировать  вопрос о дисциплинарной ответственности судей.  Но сделать это можно только после проведения проверки. А вот право проверки у министерства юстиции нет. Как жаль! Поэтому министерство отсылает мое обращение в совет судей Одесской области. Очень вежливый ответ, в переводе с канцелярского языка  означает – «Моя хата с краю, ничего не знаю». 
Кивалов не удостоил ответом. 
«- Еще чего! Тут выборы выбарывать, законодавство удосконаливать, должности правильно раздавать и себя не обделять! А некоторые обиженные всего лишь по 125 статье особы, жалобы пишут, вопросы задают! Безобразие!
Сколько людей на дорогах задавили и ничего – всех своих отбили, ни одного посадить не дали. А эта дамочки, которой всего лишь камнем в голову запузырили, справедливости требует, правосудия, приговора по делу!!!» 
Наверно, так думал даже не Кивалов, а его помощники, что сочли мои вопросы недостойными их высокого патрона.  
А вот совету судей Одесской области, его председателю Гранину В.Л. пришлось отдуваться.
В ответе так и чувствуется раздражение. 
- Вопросики такие наглые – не поддельный ли диплом у судьи? Будут ли привлечены к ответственности? Никакого уважения к сану, к должности.
- Согласна. Уважения к судьям наскрести трудно. Но разве я виновата в том, что из служителей Фемиды судьи превратились в обслуживающий персонал. В районных судах даже мантию носить стесняются. 
В ответе Гранин проявил высокопрофессиональные качества эквилибриста. Вопрос об одновременном рассмотрении дела в двух судах просто не заметил, обошел молчанием и заседание суда в отсутствии сторон по делу. Сконцентрировался Гранин на моменте – так дали ли мне копии документов или не дали?  Так вот, судья Коротаева известила Гранина, что мне дали возможность ознакомиться с материалами дела и выдали копии документов. Вот и вся проверка. А что проверять? Дело то в милиции у самого младшего лейтенанта уже 3 месяца пылится. Ну не меня же, склочницу, спрашивать! 
Однако, главное не это. Главное, что в подтверждении правильности действий судьи Коротаевой, Гранин как заклинание повторяет ее же формулировку, что  Постановлением суда от 12.11.2009 г. уголовное дело, согласно ст. 111 КПК Украины направлено прокурору  Киевского района г. Одессы для организации и проведения досудебного следствия. 
Все знают, что возьми статью закона и попроси ее растулмачить двух юристов, и они тебе выдадут три трактовки. Однако ст.111 КПК Украины Провадження досудового слідства гласит: «Досудове слідство провадиться у всіх випадках, за винятком справ про злочини, зазначені у частині 1 статті 27 КПК і статті 425…»  Так я подавала свою жалобу частного обвинения именно в порядке ч.1 ст. 27 КПК Украины. 
Я бы к своим уже озвученным вопросам добавила еще один.
А Председатель совета судей Одесской области Гранин имеет юридическое образование или он так заработался, что уже все позабыл? А те, кто от его имени ответы пишут?  У них с образованием как?  Или зачем им законы?!  Главное - торжество бессмертного принципа – «Я – начальник, ты – дурак».  Вот и весь КК вместе с КПК. 
Пора бы ставить точку, но пройти мимо еще одного «перла» Гранина невозможно. В своем ответе он объясняет также свой отказ инициировать дисциплинарное производство в отношении судьи тем, что ему как председателю совета судей законом такое право дано, но  ни один закон его к этому не обязывает. 
Это высший пилотаж судебной  казуистики. Во всех кодексах прописано, что мы должны обращаться к судье – «Ваша честь», например ст.161 ЦПК Украины,  но разработчики забыли внести в кодекс норму, что у судьи есть такая обязанность - Честь иметь. 
Так и судят судьи без чести, потому что не обязаны.

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Последние записи
Контакты
E-mail: blog@liga.net