Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов. Редакция ЛІГА.net может не разделять мнение авторов блогов.
05.10.2019 06:28

Вершить фатум жизни, дано не всем и не всегда

Революции начинаются не со штурма дворцов, а с культуры военного героизма.

Существует ли вообще судьба, для человека, для человечества, для социума жизни или бизнеса? Безусловно, она существует. Ибо судьба каждого, это частично предсказуемая и очевидная неотвратимость, а частично, это не предсказуемая и не очевидная неотвратимость. Фатум или рок судьбы, это некая мистическая неотвратимость в динамике жизни. Человек, обладает сильным эго внутри себя, и сильным социальным эго, тоже внутри себя, и чувствует то, что судьба в одних случаях абсолютно фатальна, а в других случаях только частично фатальна, а в третьих случаях подвластна человеку полностью, и он способен творить её своими руками. Даже в недалёком прошлом, человеку просто не дано было понять, что его судьба, это иерархия малых деталей его малых судеб. Судьба, это пирамидальная иерархическая конструкция больших, малых, и средних циклов жизни. Например, человек способен в каких-то локальных пределах менять по своему желанию свою судьбу. Но глобально, это сложнее сделать. а изменит судьбу многих своих соотечественников, ещё более сложно.

Если, например, человек хочет изменить для себя судьбу в циклах времени, он может передвигаться вокруг планеты со скоростью движения времени, и в направлении движения времени без проблем. Он может это осуществить даже для своей семьи, а вот уже для жизненной общины, или народа такие изменения судьбы, человеку не подвластны никогда. Человек, точно так же, может изменить свою судьбу в циклах дня и ночи, шатаясь ночью по клубам или сидя у настольной лампы, а днём отсыпаясь. Но изменить этот цикл судьбы для семьи, почти невозможно без насилия над семьёй. Человек, даже способен изменить судьбу себя и своей семьи в цикле движения своей планеты вокруг солнца, переместив себя и семью в экваториальные широты, и жить только летом, без зимы, осени и весны. Но изменить, таким образом, судьбу целого народа, удалось только однажды и то божественной или мифической персоне, в мифическом же эпизоде. Но и на это понадобилось не меньше сорока лет.

Бывают, конечно, случаи, когда целые народы срываются неожиданно с насиженных родных мест, меняя судьбу, и перемещаются в далёкие края. Но это, может быть стихийное бедствие, вызванное некими не ощущаемыми нами космическими циклами. Либо это, абсолютно современное явление, когда целый народ настигает мощная военная разрушительная деструкция, направленная неким человеком демоном, или группой демонов единомышленников. В этом случае, изменение судьбы в цикле жизни, тоже предопределено в неком социальном цикле обстоятельств, но не фактором времени, а другими циклами факторов. И не можем мы предопределять события, и влиять на них, без учёта ступенчатой природы цикличных факторов изменения судьбы, и двойственности (полярности) всех событий и явлений природы, в пределах некой целостности динамической объектности или субъектности в мироздании.

Простой пример. Хозяин дома, добрый человек, обнаруживает в подвале гнездо, где кошка родила котят. И он понимает, что улучшить их судьбу, можно переселив их в тёплое и светлое помещение с кухней, где они получат больше благ для жизни и выживания. Тут сфера улучшения судьбы котят локальная, и поэтому вполне осуществима хозяином дома. Только сами котята, и даже кошка, уже не способны повлиять на свою изменившуюся судьбу. Гнездо в подвале разрушено, а сам подвал закрыт на замок. Локальный фатум нас самих, предсказуем и осуществим из вне. И свою судьбу, мы способны менять, как хотим и когда хотим. Но извне, нашу судьбу, тоже способны легко изменить, и этот фатум, будет уже не подвластен нам, особенно когда внешне, и независимо от нас, меняют нашу социальную судьбу. Куда тут можно сбежать социумом от внешних причин, даже если иметь точное предсказание фатума? И по этому, больше всех бед, нам нужно бояться воздействия внешних факторов на себя и социум, ибо они, почти всегда необратимы. Но ведь воздействие нашего правительства на нас и наши семьи, это тоже внешний фактор, от которого мы ждём только благ. А кто сказал что это будут блага? Общих благ для всех не существует в природе жизни. А локальные блага, всегда осуществляются локально и без революций. 

А вот в случае осуществления очень добрыми людьми государственных переворотов, разве можно переселить каким то образом и в одночасье, десятки или сотни миллионов людей в другие условия жизни? Тем боле, когда за осуществление таких перемен, берутся всего несколько сотен добрых людей. Правда в их в подчинении, могут находиться, несколько сотен тысяч вооружённых и злых людей. И что это будет за переселение? А революционеры, долгое время, фанатично и самоуверенно обещали народу переселение в лучшую жизнь, и народ, веря в это, терпеливо ждёт, когда обещания сбудутся. Но любые революционеры, это внешний фактор воздействий на детали народа, обещающие им всегда общие, а значит не существующие блага.

Тут важно, что народ это вовсе не слепые и беспомощные котята из подвала, это совершенно разные в отношениях между собой люди, находящиеся в конкурентных взаимосвязях, и постоянно подставляющие друг другу подножку, так же беззастенчиво пользуясь друг другом в своём бизнесе. Тогда как можно осуществить для него общие блага? И тогда, добрые революционеры, быстро взгромоздившись на высокие должности, первое, что они делают, это отбиваются со всех сторон от насевшего на них, максимально возбуждённого разномастного народа, который держит в руках пустую посуду для пищи, которую добрые люди обещали, не мешкая наполнить до краёв. При этом, в первых рядах просителей, всегда сосредоточены не самые голодные и обессиленные, а самые предприимчивые и ловкие мошенники.

Второе, чем революционеры тут же начинают заниматься без всяких размышлений и угрызений, это разделять и властвовать, стравливая людей социально, территориально, и этнически, тем самым переводя стрелки по поводу улучшения жизни и наполнения посуды едой, внутрь самого народа, заставляя его людей ненавидеть, и убивать друг друга. А ведь революционеры, это хорошие люди, радикально рискующие собой, ради народа. Но ради спасения народной революции и себя в ней, они просто вынуждены это делать. Ради хорошего дела, не грех пожертвовать и народом. Главное в этом, что судьба любых революционеров, и судьба любого народа предопределена заранее обстоятельствами именно воинственного настроя в обществе. И она, ни каким образом не зависит не от народа, и не от его сердобольных революционеров. Ну а дальше, всегда только пепел, а из пепла, потихоньку и изредка, когда-то появятся новые социальные ростки, возможно даже изменённые, но не факт что в лучшую сторону.  

По-другому, фатум революционного сценария, может происходит только в тех редких случаях, когда революционеры, резко меняют принцип тотального террора, на принцип сговора с теми кого они свергают, под воздействием различных внешних факторов. И тогда, они честно делят власть между собой на доли, согласно договорённостям, а народ при этом остаётся с новыми обещаниями получения благ, но с отсрочкой до лучших времён. То есть, народ будет находиться в вечном пожизненном состоянии ожидания благополучия от мирной революции. И это тоже предопределено революционной обстановкой под давлением внешних факторов судьбы. Но повторюсь, это редчайший случай событий, когда пожар революции тщательно тушится неким дождём из брандспойтов извне. Только обычно, что бы там вне эпицентра революции не давило на происходящие события, одна из двух сторон противоборства, всегда и неизбежно будет инициировать контрреволюцию. И первый вариант мгновенного или ползучего террора, неизбежно возобновится в горячем виде. Ведь печь революции всегда теплится до полного сгорания горючего в ней, до состояния пепла. Она может очень долго тлеть, или быстро гореть. Революции, никогда не начинаются просто так, и не кончаются просто так.

Почему именно так всё предопределено? Да потому, что революция, это то, что всегда и во всех случаях, делает одно очень неприглядное дело, которое редко происходит без неё. Она начинается не со штурма дворцов, а с политических свобод в тотально военизированном обществе. Для этого, достаточно свободно провозглашать в обществе военно-патриотические, и военно-политические, а не мирные политические призывы к справедливости. Вот с какого безобидного пустяка, всегда начинаются революции. С безобидного уважения военно-политической силы, и такого же героизма. И эти, военно-политические свободы, восторженно вооружаю теорией, идеологией, иногда и оружием, множество радикально настроенных фанатиков террора, во многих идеологических лагерях. И к этим лагерям, как сильнейшим магнитом, притягивает всех кто склонен, к военно-политическому, и прочему фанатизму, который расценивается в обществах культуры военного героизма, как высшая форма социального положения. Стать военным героем, это наивысший ранг в любых военно-идеологических ступенях. А военные, это уже всегда герои. Ни одна революция, никогда не обходится без мальчишей кибальчишей, гаврошей на баррикадах, чегевар с винтовкой за спиной и пламенным взором, и прочих живых и мёртвых радикальных элементов, воспетых в народе как бессмертные герои. Любое государство, проповедующее военно-политический героизм, проповедует и неизбежность революций против самого себя. Там где государство говорит народу, что военные и полицейские, это наёмные функционеры государства, после использования которых их необходима подвергать специальной обработке, там революций нет.

И именно радикальных воинствующих элементов и настроений в обществах, как огня, боятся обе сговаривающиеся стороны в революционной обстановке сговора. Так что контрреволюция, это всегда неизбежное явление в условиях внешнего невмешательства в судьбу народа, ожидающего благ от социального пожарища. Это неизбежно, как движение маятника, качнувшись в одну сторону, он всегда качнётся в другую, если не тормозить его массовым террором одних радикалов, против террора других радикалов. Именно по этой причине, революции всегда сопровождаются жесточайшими волнами террора, в попытке уничтожения радикалов, противоположной текущей динамики в запущенном маятнике революции. А после контрреволюции, или даже серий контрреволюций, а чаще после непрерывной борьбы на полное уничтожение радикалов с той или иной стороны, опять наступит социальное пепелище. Но возможно и вечное ожидание благ, и вечное возмущение народа с имиджем обездоленного и страдающего в ожиданиях, если обе противоборствующие стороны в революциях, являются платными марионетками у внешних факторов влияния на события.

В истории людей, всегда происходит всё именно так. Тут важно, что революции, это вовсе не творения благородных вождей революционеров, и свободных вооружённых радикалов, накапливающихся вокруг них. Это судьба, предопределённая не просто социальными обстоятельствами, а больше культурой воинственного настроя в обществе, и только потом, внешними факторами воздействий. Без воинственной закваски в обществе, никакая революция не созреет, не под какими внешними воздействиями. Любая революционная судьба воинственно настроенного народа предсказуема, и фатум её абсолютно неизбежен. А снаружи обществ, всегда находятся ловкие ловцы революционных воинственных настроений во внешней среде, для использования их в своих внутренних мирных политических играх, и в очень выгодных, внешних военных играх. Там где «виват» революциям и «либерти» военным свободам, всегда напряжённо работает внешний бизнес, который имеет хорошую военную моржу с внешнего кровопролития. И это, не влияет на внутреннюю мирную жизнь у самих ловцов военных удач. Вот так, и делается фатум из вне для обществ, которые воспитаны на культуре воинственного героизма, что тождественно фанатичному терроризму.

Существует ещё один хороший, и абсолютно не военный пример. Много лет, опять же хорошие и честные фанатично преданные своему делу люди, ведут бескомпромиссную борьбу, за экологическую чистоту жизни, и против всевозможных излишеств, которые губят природу, и нагревают атмосферу планеты, вызывая глобальное потепление.   Но при этом, фанатичные борцы, просто не способны сомневаться, и не способны мыслить в ключе любых сомнений. Толстое эго фанатизма мешает этому. Чистая жизнь планеты, это прекрасно, но борьба за неё в масштабах планеты, это только оплаченная кем-то афера. Ибо вынуть планету из грязи и отмыв переместить её в чистоту, невозможно, даже если все десять миллиардов её разумных жителей, станут фанатиками чистоты жизни. Жизнь станет чистой сама, когда жить в грязи будет невыносимо. Ну а что касается глобального потепления, факторы этой судьбы, находятся в очень далеких сферах внешнего влияния на фатум обитателей планеты, о которых никто и никогда из нас не будет способен узнать, до самого конца разумной жизни. Ведь всё что однажды начинается, всегда фатально кончается, такова догма жития в поднебесье.

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Последние записи
Контакты
E-mail: blog@liga.net