Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов. Редакция ЛІГА.net может не разделять мнение авторов блогов.

Когда мы не нужны природе, мы сами очищаем её от себя.

Деградация и упадок в сознании и жизни человека, это обычный эволюционный процесс. Человечество стареет, и никакой доктор не сможет его омолодить, ни Фрейд, не Маркс, и не Энгельс. Люди не только в центрах социумов, а и на перифериях, уже устойчиво привыкли жить глобальными социумами, и почему то называют их государствами. Ведь по сути государства, это лишь корпоративные субъекты предназначенные для получения прибыли, а вот станы, это конечно же без сомнения места проживания людей. Люди привыкли к глобализму в политике, к глобализму в администрировании, к этому же в бизнесе, и в наёмной трудовой деятельности. Они привыкли к глобализму жизни в мегаполисах и домах высотках, к глобализму принципов их снабжения жизненными ресурсами и коммунальными услугами, к глобализму вещания, к глобализму своих деловых и бытовых перемещений по планете. И о чём только жизненном и деловом люди не подумают, везде всё устроено достаточно глобально.

Ко всему этому глобальному, люди привязаны бесчисленным множеством крепчайших нитей. Любая жизненная автономия, и малая социальная жизнь, по большому счёту, навсегда исчезли из сфер цивилизованной человеческой динамики. Теперь люди даже мыслят глобально, о политике, о демографии, об экологии, об атмосферных явлениях, об урожайности, и о всём что должно было быть автономным и локальным в их жизни. И со временем, глобальномыслие людей, засорило ту важнейшую часть человеческого мышления, которая сообщала человеку сведения о его роли в социальной жизни, для того что бы он мог корректировать свои социальные дела и проблемы.

В старые времена это было возможно, а теперь чувство меры объемов социальных жизненных сфер, людей покинуло. А ведь когда люди жили даже под авторитарными режимами, но иерархичностью своих социумов близких к природными (малосоциальными трудовыми коллективами предприятий, и сельскими колхозными общинами), которые только весьма приближённо и только по объёмам социумов, соответствовали природным, и во многом были извращены, но даже в такой обстановке жёсткого авторитарного гнёта, каждый человек в разной мере, и на разных ступенях иерархий, имел достаточно весомое социальное значение и значительную самооценку самого себя в своей сфере социальной жизни. И это очень многое значило для людей которые понимали всё отрицательное влияние на себя авторитаризма. Но, не смотря на это, каждый обладал чувством социальной значимости и реального, а не дутого достоинства, в причастности к творческим достижениям в жизни собственных малых социумов и общества в целом. Сейчас это может выглядеть смешно, но те люди небыли социальным никем, как теперешние свободные от социальных обязанностей деловые и не деловые люди. Именно только в малых социумах, люди могли иметь социальное достоинство, а не в телевизоре и в глобальных центрах государств.

Ведь в иерархиях социальной жизни, в которых вес малых автономно живущих социумов был значимым в иерархиях государств, а полная социальная занятость людей была главной социальной задачей, пусть и в извращённом виде, но именно поэтому каждый человек, имел каждый своё социальное значение и жизненную роль в иерархиях своих малых социумов. Живя именно так, каждый имел значительную самооценку, значительный долг перед социумом, и имел значительное ощущение выполненного долга. В малых социумах, не было лишних людей, и не было лишней и ненужной социальности в пределах всей нации. Тогда даже слепые и глухие обладали своей малой социальностью и значимость занятости себя в ней. Именно социальная значимость называется достоинством человека.

А теперь всего этого не существует в жизни глобальных социумов, где каждый человек (кроме высокопоставленных людей в эпицентрах жизненных монополий) это песчинка среди десятков или сотен миллионов других людей. И песчинки имеют микроскопическую социальную цену самих себя, даже если они обладают достаточной денежно материальной ценой себя. А главное, это микроскопическое значение и социальная самооценка в осознании самого себя. А ведь для человека осознание это всё. Деньги всегда снаружи, а социальное осознание себя всегда внутри. А если в постоянно действующих процессах углубления монополизации и глобализации жизни множества людей, человек-песчинка постоянно теряет социальную ценность и собственную самооценку в жизненной сфере, это безусловно глобальная деградация человеческой жизни. По-другому, это не назвать.

Если каждый древний человек в своей первобытной общине, всегда ощущал себя кем-то, а каждый цивилизованный человек в своём глобальном социуме жизни ощущает себя в бескрайнем море людей никем, это вовсе не прогресс в развитии жизни людей, это их почти полный регресс и деградация. Человек-никто, это социально ненужный человек, даже если он молод и энергичен, и которого все остальные люди в толпах периферий и центра глобального социума жизни, считают только ещё одним конкурентом для жизни себя, и заодно микроскопической песчинкой социума.

Но это не единственная социальная проблема глобализации. Человечество всегда живёт только в в социальной динамике, как тесто на дрожжах. А это означает очень многое, и в частности то, что большинство людей глобального социума нуждается в постоянстве их социального роста. И если существует целая система множества малых автономных социумов связанных в иерархии, то такая социальная проблема, пусть со скрипом но решается. Большинству людей предоставлена возможность передвигаться по множествам ступеням множества социумов в подразделениях глобального социума. И тогда динамическое социальное значение очень многих способных людей постоянно находится в движении в общей иерархии динамики, во множестве равноценных центров иерархий малых социумов. Именно равноценных и многих, а не единственного выдающегося центра. А когда в демократическом и свободном от малой социальности государстве, существует только один выдающийся значимый центр для всех периферий наполненных песчинками, это означает неимоверно извращённое движение в социальном росте людей. Это когда все незначительные социальные песчинки, разом устремляются стать во главе глобального социума, ибо только там можно обрести новый и более значимый статус самого себя, ибо всё остальное в перифериях унитарного социума, абсолютно не имеет социального значения по сравнению с единым глобальным центром.

Неприглядная картина, когда в единый глобальный центр значимости, устремляются любой ценой громадные массы социально не значительных песчинок, за обретением социального статуса. При этом, они из ничего, сразу пытаются превратиться в глыбу своей социальной значимости. Это не динамика жизни, это постоянная горячая и смертельно опасная война за социальное место в унитарном выдающемся центре глобального социума. Тут люди вообще забывают про всякую социальную жизнь, а только грызут и грызут друг друга, пытаясь расчистить путь к трону и уничтожить конкурентов. Ведь это не просто подковёрная война приближённых ко двору, а война множества не значимых, со множеством незначимых, и вовсе не на жизнь а на смерть. Конечно же такой глобальный центр, является центром военной борьбы и примитивных стратегий, а не центром социальной жизни.      

Регрессия, деградация и упадок социальной жизни людей и их социального статуса, которые пошли своим разумным путём по неприродным рельсам, и начали ломать внутри себя эволюционные коды в своей генетике, которые одновременно являлись кодами мудрости. Человечество, так и не родило себе наследника, способного жить с природой планеты и с мирозданием по их иерархическим и динамическим правилам. Ведь жить нужно было по эволюционным кодам мудрости, именно природным социальным путём. Но человечество, потеряв в себе социальную память, обрело глобальный социальный маразм и слабоумие. И вместе с этим, оно не смогло обрести свою старческую мудрость. Ведь можно было жить полноценным техническим прогрессом, вполне соблюдая природные социальные ценности, главной из которых является приоритет малосоциальной жизни, перед глобальной. Прогрессу цивилизации, это ни как не повредило бы. Ведь вместо глобально-корпоративного принципа инвестирования в крупные проекты, можно было бы осуществлять социально кооперативные принципы, и выпускать инновационную мини продукцию пригодную для малосоциальной цивилизованной жизни. И в малых социумах автономной жизни, быстро поняли бы, сколько и чего им нужно для жизни. И не было бы глобальных напрасных трат ресурсов на планете, и не было бы кризисов перепроизводства и перепотребления. Но по этому пути, человечество не пошло, а потекло почему-то с лёгкостью мышления своего разума, как вода мимо лежащего камня, не пытаясь его сдвинуть. Оно выбрало путь монопольного одомашнивания самих себя, доверив свою жизненную деятельность и саму жизнь монопольным корпорациям. Но такой субъект динамики глобализма как цивилизованность, через глобальность своих деяний, не нужен мирозданию. А на что, мы должны обратить своё внимание, это на то, что в природе нет киллеров-чистильщиков. Ненужные ей субъекты динамики, сами себя зачищают не хуже таких киллеров, обращая свою динамику в нуль. Или возможно мудро рассуждая, корректируют свою динамику, руководствуясь кодом мудрости в образе построения своей социальной динамики. Таковы функции эволюционных кодов, заложенных во всех нас, когда мы не нужны природе, мы сами очищаем её от себя.

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Последние записи
Контакты
E-mail: blog@liga.net