Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов. Редакция ЛІГА.net может не разделять мнение авторов блогов.
18.09.2018 16:06

Бесконечный двигатель, и четвертый друг Эйнштейна

Космос, это бесконечно работающий двигатель, и его подобие это полезная вещь.

Четвёртый друг Эйнштейна, это земное время, которое является шкалой времени для трёх линейных пространственных осей координат, которые тоже являются друзьями Эйнштейна. Дело в том, что земное время, не является временем космоса. Это лишь время живых жидкостных организмов, живущих на сферической поверхности планеты. Время космоса, это такое же иерархическое прерывающееся время, как и сам космос. И благодаря этой прерывающейся иерархичности, оно содержит в себе вероятностную составляющую динамики самого себя. Это очень важно, ибо благодаря этой вероятностной составляющей во времени космических систем, космос обладает чудесным свойством, пусть даже не свойством вечного двигателя, но свойством бесконечно долго работающего и надёжного двигателя, он точно обладает.

Все организмы в нашем живом тленном мире, пользуются земным временем. И даже не сознательные бабочки однодневки, чувствуют время, и живут по нему и умирают. День и ночь имеет значение для всего живого, а это и есть земное время. Никто из нас из живых, не сможет сказать, что времени не существует. Но для глобальных далёких систем космоса, наши земные дни и ночи, и наши времена года не имеют никакого значения. Мы сейчас докажем, что наше земное время и наша земная жизнь, для остального космоса практически не существует, и не влияет на него. Мы, это только обитатели сферической поверхности планеты, а космос это иерархия систем динамики не только в трёхмерном пространственном измерении, но ещё и в иерархическом измерении. Тогда спросим себя, существует ли вообще время, для глобальных систем космоса, таких как галактики, вселенные, и некие более глобальные системы, а так же время для вездесущего бога нашего? Да, для систем космоса оно существует, только для каждой иерархии существует своё отдельное времяисчисление. А вот для бога, вряд ли оно существует. И в этом всём, мы разберёмся. А вот Эйнштейн, видимо не захотел разбираться. Ведь он не мог, не признавать иерархичности космоса. Он, в этой иерархичности родился. Но наверное, увлёкшись другими явлениями, он не придал иерархичности значение. И поэтому, он лениво пришпандорил наше земное время, ко всему прочему космосу. Но это плохая хирургия. Может быть он став великим, так и не понял, что вселенная, благодаря иерархичности своего времени, и вложенной в него вероятностной составляющей, является бесконечно работающим двигателем. Земное время, оказалось четвёртым другом Альберта Эйнштейна, но только весьма не надёжным другом.      

Время в космосе существует, но оно другое. Ведь системы космоса, живут совсем не по земным законам. Глобальный мир космоса, сотворён по другим правилам, чем живой мир поверхности нашей планеты. По Эйнштейну, координаты пространства это длина, ширина, высота и непрерывное и равномерное земное время. Правда, всё это искривлено, в пространстве. Эйнштейн был человеком, а не космической системой или богом. И все теоретические принципы Эйнштейна, привязаны чисто к человеческому воззрению. Ибо измерения в пространстве, невозможно привязывать к земному времени. Всё что происходит в космосе, происходит во всех иерархиях пространства одновременно, но с очень большой разницей вероятности возникновения событий на каждом уровне иерархий. А время в уровнях иерархий, тикает по собственным часам каждого отдельного уровня и системы иерархии, в зависимости от некой иерархической временной оси. И это не догма, не гипотеза, а реальность. И это тоже мы докажем.

Но ещё, в своих теориях о времени, Эйнштейн не учёл одной маленькой мелочи, которая отличает жизнь космоса от жизни организмов нашей планеты. Всё живое на нашей планете, живёт и развивается по закону рождения и размножения и тленности в пространстве трёх непрерывных осей прямолинейных измерений, и вдоль земной непрерывной оси времени. Мы живые системы, мы рождаемся, растём, размножаемся, и только потом умираем и исчезаем тленным распадом. И именно такова картина сотворения жизни живых систем. Каждый из нас, родив своё подобие, умирает затем. И бог, по нашему живому пониманию, творит все свои творения, точно так же как и мы, но только он не умирает. А вот система координат сотворения жизни не живых космических систем, должна быть трёхмерным пространством криволинейных прерывистых измерениях, а четвёртым измерением, не может быть земное время. Для принципа рождения систем космоса, путём рождения их от умерших систем, время совсем другое.

Радикальное отличие жизни живых систем, от жизни космических систем, в том что обычная живая система рождает новую систему, а затем умирает сама. Так живут даже бактерии. А космическая система умирает, и только потом из неё рождаются новые космические системы. Жизнь живого, это когда рождение является причиной смерти. А жизнь систем космоса, это когда смерть системы является причиной рождения. Живая жизнь, это параллельность жизни родителей и рождённых. Это постоянное сопоставление и соизмерение картин жизненной динамики, при помощи линейных координат и по непрерывной шкале времени. Эйнштейн, именно этим и занимался. Наше зрение, это обычное пространственное видео во времени. Но для ощущения космической жизни, необходим совсем другой принцип воззрения. Космическая жизнь, это жизнь последовательности событий в иерархиях, но по принципу зависимости от одновременного возникновения событий на каждой ступени иерархии. В космической жизни, умерший родитель, не может дать даже имена рождённым от его праха детям. В космосе, не существует иерархических деревьев жизни и родословных. Тут никто не знает и никогда не узнает, кто кого родил. Именно такое воззрение должно было быть у Эйнштейна для космоса. Иерархически сложное, но в сопоставлениях времён, и в сравнениях, оно простейшее.

Начнём с того, что представим себе динамику иерархий космоса на упрощённых примерах. Представим иерархию в виде десятка не одинаковых воздушных шаров, надуваемых одновременно воздухом через резиновые трубочки велосипедными насосами, но все эти воздушные шары, помещены в оболочку одного большого пустого воздушного шара, горловина которого герметично перевязана. А теперь оцениваем вероятность того что каждый из воздушных шаров взорвётся раньше всех других. Такая вероятность, это примерно  один к десяти. А вероятность того, что все шары взорвутся одновременно, очень и очень маленькая. И здесь внутри большого шара время не имеет значения, ибо все насосы работают одновременно, и все шары надуваются одновременно. А теперь мы предполагаем, что оболочка большого шара может выдержать нагрузку от взрывов одновременного количества всех шаров минус единица. И тогда,для того чтобы взорвался большой шар, в котором находятся десять малых, необходимо создать некую критическую ситуацию для взрыва, а это, когда одновременно взорвутся все десять шаров. А если, к примеру, они взрываются по очереди, или по два, или по пять, у большого шара, запас пластичности и прочности оболочки вполне выдерживает такое взрывание. И так, вероятность взрыва большого шара будет даже менее вероятности взрыва сразу десяти малых шаров внутри него. Ибо оболочка большого шара обжимает большую систему. А для того что бы один такой взрыв произошёл, в пространстве понадобится возможно миллионы таких больших шаров. Ибо это редчайший  случай, когда взорвутся сразу десять шаров мгновенно и порвут большую оболочку. Ведь у каждого из них разные размеры, и разная прочность. То есть, вероятность взрыва большого шара, может быть один к миллиону, или вообще бесконечно малая величина. А эта величина является соотношением жизни большого шара к жизни малого шара. А жизнь это время жизни каждой космической системы, ничем не связанное одно с другим. А если на миллионы больших шаров, надет следующий уровень оболочки, это некая гигантская прочнейшая оболочка. И для того что бы она взорвалась, необходима некая критическая масса одновременных взрывов множества больших оболочек. И вероятность жизни уже гигантской оболочки это такая ничтожная величина по сравнению с вероятностью взрыва малого шара среди десяти таких же. То есть вероятностный фактор отношения жизни и времени малых, больших и гигантских оболочек, более чем значителен, и более чем не связан. Все факторы случайны и редкостны. Тут важно, что всего несколько иерархических ступеней, и жизнь оболочек резко приближается к бесконечной жизни.

Практические примеры применения этого свойства иерархий находятся внутри и вокруг нас. Например, корпус корабля или лодки с продольными и поперечными перегородками, намного более надёжен, чем корпус без отсеков и перегородок. Что надёжней, сплошной стержень или трос? Конечно трос такого же сечения, сплетённый из волокон, намного надёжнее. Трубопровод который состоит из большого количества малых труб, надёжнее трубопровода состоящего из одной большой трубы. Таков принцип иерархий. А что касается движителей, то множество,  например, малых поршней и цилиндров в одном корпусе, гораздо надёжней чем один поршень и цилиндр. Или множество малых электродвигателей, надёжней и возможно экономичней, чем один громадный. А если кто-то изобретёт новую энергетическую безопасную систему, в которой одновременно во множестве иерархических гравитационных корпусах работает сразу множество микро-движителей, получит сразу нобелевскую премию. Но за изобретение атомных реакторов и двигателей, премию уже не дадут, они изобретены. Правда надёжность их слабовата. Если бы вместо корпусов для элементов реактора, использовалось что либо новое и гравитационно мощное, тогда возможно да.

Почему светило-солнце, внутри раскалённого центра которого, происходит одновременно миллиарды миллиардов ядерных взрывов, не разлетается к чёртовой бабушке? Да потому что гравитационные силы всей солнечной системы, сосредоточенные вокруг плотного и раскалённого центра, и они не выпускают самих себя на свободу, а так же не выпускают на свободу множество частиц, не выпускаю плотность, и высокую температуру. Тут работают два фактора равновесия. Либо внутри солнечного ядра не возникает критическая сила большого взрыва, а это очень малая вероятность её возникновения, либо нет вокруг солнечной системы, ослабления воздействий на неё внешних холодных сил от соседних орбит, при помощи которых раскручивается гравитация солнечной системы. А это тоже довольно редкий вероятностный фактор. Гравитация вселенной, имеет гораздо большую вероятностную надёжность, чем любая солнечная система.

А теперь ещё ближе к космосу. Каждый маленький воздушный шарик в нашем примере, это космическая система, на месте которой, сразу после взрыва, рождаются другие системы. Они поглощают в себя массу, из которой состояли малые предыдущие системы. И это, уже похоже, на какой-то иерархический движитель или реактор, оболочка которого постепенно расширяется и накапливает массу извне, а внутри которого происходит реакция взрывов и рождение новых систем. Но если каждая система это гравитационные воронки космоса, а прочность оболочек это силы гравитации каждой. И если в место десяти малых, в оболочке находится множество миллиардов мельчайших систем, А в оболочке глобальных систем, миллиарды больших систем, тогда картина вероятностного фактора жизни уровней иерархий меняется. Но иерархическая бесконечность жизни такого движителя, всё равно будет присутствовать на большинстве высоких уровней жизни. А ведь каждая микроскопическая система это реактор всасывания и отдачи, это реактор созидания плотности и горячих температур, которые способны превращаться в реакторы рассеивания. Тогда вся иерархия космических систем это динамический движитель, пусть не вечный, но довольно надёжный и бесконечный. Тут каждая из гравитационных оболочек иерархий, защищает потери совокупной силовой гравитационной составляющей внутри себя, и вероятность потерь приближается к бесконечности. Тогда чем это не бесконечный процесс, похожий на вечный двигатель? В таком принципе жизни систем, почти не существует вероятности потерь силовой энергии, ибо иерархии космоса, это бесконечная вложенность защитных гравитационных систем, которая сохраняет взорванный силовой фактор без потерь, как вечный двигатель, совсем не теряющий энергию. Любой большой или маленький взрыв, рассеивает силовую гравитационную составляющую системы, но внешняя иерархическая гравитационная силовая оболочка системы, заставляет рассредоточенные силы собираться в новые системы. Оболочки охраняют силовое поле взорванных внутренних систем.

Мы уже прояснили что-то важное. Но далее, нужно будет ещё объяснить происхождение гравитации. И почему бог вечен, если космос имеет временную шкалу и границы жизни своих систем?

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Последние записи
Контакты
E-mail: blog@liga.net