Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов. Редакция ЛІГА.net может не разделять мнение авторов блогов.
07.03.2018 23:43

Абсолютизм гегемонии суверенов

Люди почему-то думают, что можно жить социально, как-то чисто по-человечески. Но у них, уже давно не получается жить по человечески, с тех пор как в их жизни поселился и прочно обосновался их государь-суверен. И с тех пор они живут только короткими период

В человеческом мире государств, крупные и сильнейшие государства и альянсы, всегда стремятся стать мировыми гегемонами. Гегемония в государственнических сферах, означает военное и прочее превосходство и контроль одних государств над другими. Такое стремление к гегемонии, это гравитационный инстинкт жизненного превалирования и конкуренции в мироздании. Каждая галактика всегда стремиться присоединить к своим орбитам, все окружающие её субъекты. Будь то другие галактики, или это планетарные системы с некими светилами, и прочие космические системы более высокого и низкого порядка. Важно, что в мироздании, любые системы более высокого порядка всегда включены в орбиты других систем ещё более высокого порядка, и это похоже на бесконечную вложенность объектов гегемонии.

В природе нашей планеты, от такого управляемого порядка иерархической гравитационной гегемонии, никто не освобождён. Ибо именно таков главный закон всемирной динамики жизни. Конечно же, всё живое в природе планеты этому закону подчиняется. У любой динамической жизни, будь то человек или социум, или государство, есть собственные центры гравитационной гегемонии, и её орбиты влияния. И есть орбиты внешней подчинённой гравитации, по которым эти субъекты осуществляют свою жизненную динамику. Тут государство, так же как и любой человек, всегда стремиться сохранить своё жизненное пространство, и старается максимально распространить своё гравитационное влияние как можно дальше от себя. Но вот только гегемония государств, кое в чём отличается от вселенской иерархической гегемонии. Она не является иерархией бесконечного подчинения. Во вселенной, любой гегемон всегда находится на орбите другого гегемона! Он втягивает в себя всё что может, бесконечно расширяет своё влияние, но он всегда движется по своим жизненным рельсам орбиты гегемона более высокого порядка. Таков миропорядок. А ведь социумы природных животных организмов, тоже подчиняются гегемонии более высокого порядка. Они мигрируют, и и они регулируют свою численность и социальную гравитацию, в зависимости от гегемонии растительного мира, от гегемонии климата, и от других природных факторов планеты, на орбитах которых эти живые организмы находятся. Только человечество уже находится над природой и над её факторами регулирования живых видов. Это каждому заметно, даже по численности людей на планете. Популяция человека уже вышла из подчинения законов природы. И это важнейшее отличие.

Люди почему-то думают, что можно жить социально,  как-то чисто по-человечески. Но у них, уже давно не получается жить по человечески, с тех пор как в их жизни поселился и прочно обосновался их государь-суверен. И с тех пор они живут только короткими периодами между войнами и мировыми войнами. Жить по-человечески, невозможно не соблюдая вселенские правила жизни. Только люди, не хотят думать о вселенских правилах жизни, ибо их век слишком короток по сравнению с веком небесных тел.

В человеческом мире, до тех пор, когда людям нашей планеты не было тесно на своей планете, на заре возникновения государств, многие государства были абсолютно свободными гегемонами в своих недоступных владениях для других государств. Для них не существовало орбитального пути более высокого порядка, и государи-суверены, наслаждались своей свободой и гегемонией. Вот откуда возникли современные понятия суверен, суверенитет, и даже либерал, и либерализм. Государь был свободным сувереном. Он был субъектом, который никому и ничего не должен за пределами границ своего государства. И ему никто и ничего не был должен извне. Только государства суверены, не имели строгой жизненной орбитальной колеи своей динамики, в системах более высокого порядка. Но времена межгосударственной свободы суверенов, быстро ушли в прошлое. И многие из них превратились в строго подчинённых вассалов, постоянно борющихся за свой суверенитет. Постепенно выстраивались иерархии подчинённости государств, некому наивысшему гегемону из них. Так возникли империи. А в современной тесной и переплетённой связями жизни, нарисовались глобальные по силе государства, претендующие на межгосударственную гегемонию всемирного суверена.

Таким образом, родился иерархический гравитационный порядок для государств-суверенов. И он отличается от природного порядка иерархической гегемонии. В этой иерархии, наивысший суверенный гегемон государство, не имеет для своей жизненной динамики, гравитационной орбиты от суверена более высокого порядка. Да и многие другие государства суверены не имеют своей жизненной колеи в иерархии подчинённости государств. А большинство государей вассалов, провозглашают вечную борьбу за личный суверенитет самих себя. Это напоминает картину, где все государства либо уже сорвались с колеи жизненного пути своих народов, либо борются за суверенное право сойти с рельсов жизни своих народов, и иметь личную свободу суверена. Любое государство-суверен или вассал, уже не имеет стабильной жизненной орбиты нации, оно погрязло в борьбе за собственный суверенитет для государя и за гегемонию для государственного субъекта. И в этой борьбе государей, нет никаких орбит, рельсов и жизненных путей для наций этих государств. Все люди наций, оказались с пелёнок включёнными в борьбу своих государей-суверенов.

Важно, что всю эту кровавую возню государей-суверенов за право верховной гегемонии, люди торжественно и печально называют битвами между народами за собственную свободу и за собственный суверенитет от тирании чужих народов. Даже громадные и высочайшие памятники битвам народов (Лейпциг, громадный гранитный памятник битвам народов, высотой девяносто метров) стоят во многих странах, которые якобы олицетворяют волю народов на суверенитет самих себя. Но ведь нации, ни как не могут быть суверенными в государствах, не будучи жизненными субъектами. Над ними всегда возвышаются медные, бронзовые, и гранитные всадники, называемые государями-суверенами.

Когда две галактики во вселенной сближаются друг с другом, по своим жизненным орбитам в системах более высокого порядка, тогда это чрезвычайно редкое событие. И они способны столкнуться и слиться одна с другой при помощи взрыва, что происходит крайне редко. Жизненные орбиты вселенных, светил и планет, очень редко пересекаются между собой. Но даже при сближении орбит, системы становятся способными менять свою жизненную орбиту глобального орбитального подчинения, на другую подобную. Они способны переходить на орбиты более сильных галактик в более сильной системе высокого порядка. А вот в земном государственническом мире, глобальные суверены не подчинены никаким жизненным орбитальным правилам и порядку гравитации систем более высоких субъектов. Они вольны в своём поведении, и могут сталкиваться друг с другом сколько угодно, всегда и по любому пустяковому поводу в своих разборках за абсолютную свободу либерального влияния и гегемонию. Чаще это вымышленные поводы для столкновений. Но в постоянных произвольных столкновениях за право гегемонии государя-суверена, никто из них не обращает своего внимания, на многочисленные жертвы и потери среди мирно живущих людей вокруг себя. Это как те, кто играет в футбол. Футболистам никогда в голову не приходят мысли о жизни травинок и насекомых которых они вытаптывают.

Государи-суверены планеты, давно слетели с жизненных путей подчинённых им наций. И это закономерность для жизни в государственническую эпоху. Ведь вселенский гравитационный инстинкт собственного центра в суверенах постоянно действует, и он заставляет их воевать и стремиться стать гегемоном. Но своя жизненная орбита навязанная сувереном более высокого порядка у них отсутствует. Поэтому все земные претенденты на мировую гегемонию, это блуждающие и не подчинённые внешнему порядку либеральные суверены агрессоры, спущенные с рельсов орбитальной жизненной динамики более высокого порядка. Для либеральных суверенов, вся остальная внешняя социальная жизнь вокруг них, это только лишь враги или конкуренты, которых нужно немедленно подчинить себе, и указать им место в своей орбите. Иначе их нужно уничтожить физически, и не взращивать себе конкурентов для борьбы за гегемонию. Такова либеральная логика государей-суверенов. Но причём тут нация? И поэтому, нацию с пелёнок взращивают, обучают и вовлекают в игру, называемую политической монополией гегемонии. А вот игра в жизнь, это совсем не популярное в народных массах приложение к игре в заботливого монополиста.

Но только вот кроме наций в государствах, больше некому стать гегемонами над своими суверенами, некому подчинить и направить их динамику по жизненным орбитам и колеям от нации-гегемона более высокого порядка. Но нация это лишь среда для суверенов, и ни какой не субъект. Среда жизни не способна подчинять суверенов и ставить их на рельсы жизни, не став субъектом как минимум равным этим суверенам и государям, постоянно претендующим на гегемонию. Если нации, это живые субъекты, они имеют орбиты своей гравитации, по которым будут осуществлять динамику их государи-суверены. Но современные нации, не являются субъектами. Даже Лига Наций, это лишь собрание представителей от государей суверенов, а вовсе не от наций.

А ведь кроме всего прочего, любая нация, должна иметь своё жизненное право изменить подчинённость своему излишне воинственному суверену и его государству, и перейти на орбиту другого суверена и государства, менее воинственного и имеющего жизненные рельсы на своём пути. Ведь суверены, никогда не рассматривают нацию как полноценного субъекта жизни, когда они меняют для неё государственные правила жизни. Нация-субъект, может быть только иерархией жизненных социальных субъектов. Таковы правила влияния в мироздании. Без субъектности, национальная жизненная среда может только разрушать себя и свою жизнь в силовой борьбе государей.

Обретение жизненной конституционной субъектности для наций, это главная позитивная и реальная цель, которая вполне доступна человеческому разуму. Нация-субъект не может быть якобы иждивенцем своего щедрого кормильца государя-суверена, и она перестаёт поощрять либеральные стремления своих суверенов, стать гегемонами определённого уровня. Нация-субъект, способна являться гегемоном более высокого порядка для своего государя-суверена.

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Последние записи
Контакты
E-mail: blog@liga.net