Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов. Редакция ЛІГА.net может не разделять мнение авторов блогов.
01.05.2019 16:17

Чешский отель добился права не селить россиян

Конституционный суд Чехии поддержал отель, отказывающийся селить россиян, которые не желают осудить аннексию Крыма

Конституционный суд Чехии проинформировал о своем решении от 30.04.2019г. № II. ÚS 3212/18

Даже в бизнесе свобода выражения мнений гарантирована

II. сенат Конституционного суда Чехии (докладчик Войтех Шимичек – Vojtěch Šimíček) удовлетворил конституционную жалобу заявителя GOLDEN GASTRO SERVICE, s.r.o. [сокр. от společnost s ručením omezeným – «общество с ограниченной ответственностью, ООО»] и отменил решение Высшего административного суда, поскольку оно нарушило свободу выражения мнения заявителя, гарантированную в статье 17 (1), (2) в сочетании с правом на ведение дел в соответствии со статьей 26 (1) Хартии основных прав и свобод. [Хартия является частью конституционного строя в соответствии со статьей 3 и пунктом 1 статьи 112 Конституции Чешской Республики

17 апреля 2014 года Чешская торговая инспекция (ČOI) установила, что заявитель разместил следующую информацию на чешском и английском языках у входа и на веб-сайте отеля Brioni: «По состоянию на 24 марта 2014 года мы не принимаем граждан Российской Федерации. Причина – аннексия Крыма. Наши гостиничные услуги могут использовать только те граждане РФ, которые подписывают заявление, в котором выражают свое несогласие с оккупацией Крыма, что противоречит всем нормам, которые должны применяться в XXI веке. Ваш отель Brioni Boutique». Инспектор по делам потребителей симулировал интерес к жилью для своей подруги, которая приезжает из России в Остраву, в отель заявителя. Администратор сказал ей, что она останется в отеле при условии, что подпишет заявление, в котором говорилось: «Настоящим я заявляю это, что я, как гражданин Российской Федерации, не согласен с оккупацией Крыма, что противоречит всем нормам, которые должны применяться в 21 веке. Имя и фамилия, адрес и подпись.»

Чешская торговая инспекция квалифицировала поведение заявителя как нарушение запрета на дискриминацию, установленного в § 6 Закона č. 634/1992 Sb. "О защите прав потребителей", и наложила на него штраф в размере 50 000 чешских крон. Областной суд в Остраве решением от 1 ноября 2016 года отменил оспариваемое решение и вернул дело ответчику для дальнейшего разбирательства, однако на основании кассационной жалобы ответчика Высший административный суд решением от 16 августа 2017 года отменил это решение и вернул дело в областной суд для дальнейшего разбирательства. Затем областной суд решением от 17 января 2018 года уменьшил сумму штрафа, наложенного на заявителя, до 5 000 чешских крон и оставшуюся часть оставил без удовлетворения. Апелляционным решением Верховный административный суд в настоящее время отклонил кассационную жалобу заявителя.

Конституционный суд пришел к выводу, что конституционная жалоба была обоснованной.

Конституционный Суд предполагает, что вся человеческая жизнь основана на разных предпочтениях, вкусах и различиях. Эта разница является неотъемлемой чертой человеческой сущности и природы. Альтернативой указанному разнообразию и разнообразию человеческой жизни является ее унификация и единообразие, что, однако, не поддается человеческой природе. Поэтому трудно представить, что все люди носят одинаковую одежду, ходят на одни и те же театральные представления, болеют за один и тот же клуб, слушают музыку одного типа, выбирают одну политическую партию и ищут партнера по жизни по жребию или с помощью разных вариантов распределения. Поэтому государственное регулирование в этой области должно быть довольно исключительным и касаться только тех явлений, которые действительно необходимы.

Заявитель является субъектом предпринимательской деятельности. В то же время фундаментальное право на ведение бизнеса – это не только способ получения средств на жизненные нужды, но и, в меньшей степени, пространство для самореализации. Можно предположить (и, по крайней мере, надеяться), что предприниматель также наслаждается своей деятельностью и что он хочет, по крайней мере, внести небольшой вклад в создание общего блага, имеет амбиции влиять на что-то позитивно и выражать что-то. Поэтому в этой области также следует уважать плюрализм: кто-то занимается недвижимостью и хочет чувствовать себя хорошо, помогая людям с их жилищными потребностями, кто-то нанимает десятки сотрудников и счастлив быть довольным своим бизнесом, а другой управляет небольшой чайной комнатой, где круг ее посетителей и друзей постепенно начинает смешиваться. Поэтому вполне естественно, что предприниматели в секторах гостеприимства и размещения стараются отличать друг друга. Таким образом, пансионат или отель стараются привлечь ценой, хорошей кухней, возможностью держать «домашних животных», охраняемой парковкой, бассейном и сауной, тихим расположением или ориентацией на семьи с маленькими детьми и т.д. Конституционный суд, подчеркивает приоритет личности перед государством и ее автономию, следовательно, предполагается, что регулирование этих видов деятельности государством должно быть ограничено.

Конституционный суд считает большинство выводов, сделанных Высшим административным судом, правильными, а также качество аргумента значительно выше стандартного. В частности, он полностью согласен с тем, что оправданным и согласованным с точки зрения конституции ограничением свободы ведения бизнеса по отношению к своим потребителям является запрет дискриминации при предоставлении услуг, что может нанести ущерб их человеческому достоинству или укрепить унижающие достоинство стереотипы, запрет в случаях подозрительных причин, таких как раса, пол или национальность. Однако Хартия основных прав и свобод, Закон о борьбе с дискриминацией и европейские антидискриминационные директивы не включают гражданство в качестве запрещенного дискриминационного основания (за исключением различного отношения к гражданам из других государств-членов ЕС). Поэтому заявитель не проводил никаких различий,

Заявитель не обращался с иностранцами (или гражданами РФ) иначе, чем с чешскими гражданами или гражданами других стран, так, чтобы он априори отказывал им в предоставлении услуг по размещению (это не было, типа, «мы не наливаем американцам»). Действительно, он отказался предоставлять эти услуги только гражданам РФ, которые отказались бы подписать вышеупомянутое заявление, осуждающее аннексию Крыма. Поэтому, если Высший административный суд цитирует Гашекова Паливца * («Гость как гость, даже турок. Никакая политика не применяется к нам как торговцу»), Конституционный суд считает гораздо более подходящим упоминание о гуманистическом наследии, воплощенном в докторе Галене ** в «Белой болезни» Чапека, когда этот доктор отказывается выпускать изобретенный препарат для борьбы со смертельно-заразной болезнью всем, кто способен повлиять на прекращение агрессивной войны. Поэтому доктор Гален не думал, что «пациент как пациент» но своей деятельностью он пытался активно влиять на политические события и поэтому обусловил выпуск своего лекарства прекращением войны. Аналогичным образом, в настоящем деле заявитель, по-видимому, хотел выразить свои взгляды на незаконную аннексию Крыма и, с другой стороны, он хотел, по крайней мере, в небольшой степени, повлиять на тех, кто участвует (или может участвовать) в политической жизни государства, которое он считал агрессором.

____________________________________________________

* Пан Паливец (Pan Palivec) – Трактирщик. Содержит в Праге трактир «У чаши», где Швейк – постоянный посетитель. Слывет большим грубияном и сквернословом («каждое второе слово у него было „дерьмо“ или „задница“»), однако «весьма начитан», то есть знает, каким словом ответила англичанам наполеоновская Старая гвардия в битве при Ватерлоо. Всячески сторонился политики и разговоров о политике («это Панкрацем пахнет»); тем не менее, был осуждён на 10 лет за то, что портрет Франца-Иосифа в его трактире был загажен мухами. По свидетельству автора, «неуважение к императору и к приличным выражениям было у него в крови»

** Доктор Гален – герой фантастической пьесы Карела Чапека «Белая Болезнь»


При этом Конституционный суд оценил не выбранную заявителем форму поведения, а ее содержание. Хотя Конституционному суду даже не приходится рассматривать эту форму как оптимальный способ выражения своего мнения и попыток повлиять на событие, он также считает, что, даже если бы заявитель действовал по иному, содержание его действий останется прежним. Предприниматель не может быть политически нейтральным и ему не должно быть позволено выражать свои политические взгляды при ведении бизнеса, если, конечно, это не делается справедливым образом. Действительно, политика является общественным делом, и не только государственные институты и политические партии призваны ее осуществлять, но и заинтересованы в том, чтобы выражать ее, выражать ее и делиться ею со всем гражданским обществом, включая бизнес-структуры.

Таким образом, Конституционный Суд считает следующие обстоятельства особенно актуальными. Прежде всего, дискриминация имела бы место в том случае, если причина для отказа в предоставлении услуг проживания заявителю была ненавистной, явно произвольной или ущемляющей достоинство его потребителя и отличающейся по некоторым подозрительным причинам. Причины, по которым арендодатель сам ограничивает свою потенциальную клиентуру, могут быть разными и могут варьироваться от рациональности до эксцентричности. Незнакомец, конечно, был хозяином трактира у Цимрмана ***, и внимание к определенному типу клиентов могло быть рациональным. Некоторые рестораны должны быть «фанатами», и, естественно, что стилизация объектов гостеприимства определенным образом – например, время (тридцатые), регионально (ирландские пабы), пол (джентльменские клубы) в соответствии с привычками питания или убеждением оператора (веганский ресторан) или возрастом (кафе для среднего уровня). В этих случаях для предпринимателя логично ориентироваться на «сегмент рынка», и все его клиенты должны предполагать, что они посещают определенную среду, посещая его предприятие. Очень важно, чтобы при оценке каждого конкретного случая необходимо было задаться вопросом, является ли причина положительного предпочтения или отрицательного «уныния» гостей рациональной и даже экономически оправданной и не мотивирована ли она главным образом ненавистью. Эти пределы обычно очевидны для среднего наблюдателя. Поэтому, если поставщик жилья полностью исключает кого-либо из предоставления этой услуги по причине его или ее этнической принадлежности, религии, инвалидности или цвета кожи, это не что иное, как выражение его ненависти.

____________________________________________________

*** Отсылка к театральной пьесе Hospoda Na mýtince из репертуара театра Яры Цимрмана


В то же время, однако, мы можем также представить случаи, когда этот оператор отказывается предоставлять услуги кому-либо просто потому, что он не хочет быть связанным с определенной политической партией, ассоциацией или сектой. Например, если политическая партия, которую оператор считает экстремистской, заинтересована в использовании гостиничного сервиса и не желает, чтобы его отель был связан с этой партией в течение длительного времени (известно, что в истории было много политических партий, в том числе экстремистских, рестораны, с которыми он тогда был связан - см. Hofbräuhaus в Мюнхене или паб U Kaštanu в Праге), который необратим во время социальных сетей или подозревает, что событие может иметь криминальную коннотацию (например, концерты группы скинхедов), нет причин государству посредством регулирования отношений с потребителями заставлять его это делать. Действительно, деловая активность должна на деле радовать своих операторов и делать их счастливыми.

Также важно, что заявитель вел себя предсказуемо, когда он заранее сообщал об ограничениях услуг размещения (см. размещение соответствующего текста на чешском и английском языках и на веб-сайте). Таким образом, любой потенциальный клиент может заранее рассмотреть вопрос о том, использовать или нет варианты размещения в этих условиях.

Это тесно связано с взаимозаменяемостью услуг, предоставляемых другими поставщиками. В данном случае это был отель, расположенный в центре Остравы, где расположены десятки других объектов размещения. Поэтому, если у предпринимателя есть некоторые ограничения в этом случае, у потенциального кандидата на его услуги нет проблем с поиском альтернативы. Отличается ситуация с гостиницами и пансионатами в городах и, например, горными хижинами, где отказ от услуги может поставить под угрозу здоровье или даже жизнь клиента в конкретном случае.

В целом, ограничения на предоставление услуг имеют различный характер, когда услуга действительно необходима (см., например, продажу хлеба или оказание неотложной медицинской помощи), монополия (например, единственный поставщик газа в данном месте). Если в этих случаях в указанных товарах или услугах отказано, соответственно, его предоставление зависит от того, что является неприемлемым для потребителя или потребителя, по крайней мере, невыгодно, это форма прямого давления на него. Но не было такого понятия, как потенциальные клиенты в этом вопросе.

Также важно, чтобы условия предоставления услуг размещения не были произвольными или даже иррациональными. В этом отношении Высший административный суд не учел в достаточной степени тот факт, что аннексия Крыма была сделана в явном противоречии с международным правом, а официальная внешняя политика Чешской Республики, а также ЕС была определена отрицательно, и, кроме того, этот акт имеет четкую историческую параллель в отношении оккупации Чехословакии в августе 1968 г. сделанный законным предшественником нынешней Российской Федерации. Очевидная временная связь между аннексией Крыма (первая половина 2014 года) и заявлением заявителя (по состоянию на 24 марта 2014 года) показывает, что это был немедленный и явно очень эмоциональный ответ на это событие, в котором заявитель хотел выразить свое политическое мнение.

Наконец, Конституционный суд очень хорошо понимает озабоченность Высшего административного суда в отношении «закладки шпал» для ускорения враждебности или ненависти в обществе. В то же время, однако, верно, что, покрывая различия и возможности, эта потенциальная враждебность и ненависть не будут устранены, а скорее обострены посредством предпринимательской деятельности. Действительно, в свободном демократическом обществе политические взгляды должны публично обсуждаться и иметь дело с оппонентами, а не регулироваться и, возможно, даже наказываться. Вот почему государство должно относиться к этому очень осторожно и сдержанно и сосредоточиться на тех случаях, которые действительно заслуживают этого внимания. Именно путем санкционирования подобных проявлений частных лиц могут быть сданы на хранение другие «лады», ограничивающие автономное поведения свободных людей и, следовательно, путь к несвободе. Путь, который уравновесит естественные различия и ценности людей и ослабит их интересы и предпочтения.

Конституционный суд пришел к выводу, что оспариваемое решение повлияло на свободу выражения мнения заявителя, поскольку в настоящем деле 1) причина ограничения предоставления услуг по размещению была разумной с учетом конкретных обстоятельств и не была обусловлена ​​какими-либо предосудительными мотивами. 2) Заявитель не использовал какие-либо юридически запрещенные или конституционно определенные дискриминационные основания. 3) Характер предоставляемой услуги был таков, что заинтересованная сторона не нашла объективной необходимости найти подходящую альтернативу. 4) Интересы потенциального потребителя, которые были «в игре», не были экзистенциальными, поэтому, не сделав этого, заявитель не смог бы скомпрометировать кого-либо в корне.

Поэтому Конституционный суд удовлетворил конституционную жалобу и отменил решение Высшего административного суда.

Файл текста решения Конституционного Суда sp. zn. II. ÚS 3212/18 доступен здесь (715 КБ, PDF). Судья Конституционного суда Людвик Давид (Ludvík David) высказал отдельное мнение.

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Последние записи
Контакты
E-mail: blog@liga.net