блоги

Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов. Редакция ЛІГА.net может не разделять мнение авторов блогов.
06.12.2018 09:14

Символ безграмотной экономической политики – пенсионная реформа

Александр Гончаров Директор Института развития экономики Украины

Хуже всего то, что почти никто из молодого поколения не верит ни в справедливую пенсию, ни в «инновационную» пенсионную реформу.

     Напомню, министр социальной политики Андрей Рева с гордостью отмечал: «Наша пенсионная реформа - это ноу-хау, придуманное в Украине». Как это понимать? Ведь совершенную 3-х уровневую систему пенсионного обеспечения так и не удалось создать. Или уже создали? Тот же второй обязательный накопительный уровень смогут ли власти вообще запустить в следующем 2019 году? Сумеют ли они сократить огромный дефицит ПФУ, общая сумма которого превышает 140 млрд. гривен. Правда, в настоящее время дефицит пенсионных фондов – беда не только украинская.

     Действительно, в Европе доля социальных расходов в валовом внутреннем продукте уже превысила 20%. Через 40-45 лет эта доля увеличится до тридцати, в том числе за счёт роста пенсий. Однако платить по старости всё тяжелее и тяжелее в большинстве европейских стран. Соответственно, если не изменять действующее законодательство, то по прогнозам ведущих аналитиков стран Евросоюза, условно почти 2,75 пенсионера будет приходиться на одного жителя Европы, который осуществляет накопительные взносы. И это произойдёт уже в ближайшие 40 лет!

     И в Украине особенно в последние годы наши трудовые ресурсы довольно быстро сокращаются, население стареет, а Пенсионному фонду с колоссальными трудностями удается поддерживать работоспособными 683 управления и 898 удаленных пунктов ПФУ по всей Украине. Конечно же, очень не хватает денег в первом солидарном уровне нашей пенсионной системы, предстоит всё меньше и меньше платить украинским пенсионерам (сейчас ежемесячно они получают в среднем всего лишь 2 500 гривен). Да, и надо с горечью признать, что при этом 56% всех пенсионеров (6,5 млн. человек) получают пенсии в еще меньшем размере - до 2 000 гривен в месяц.

     В такой чрезвычайно сложной ситуации, что же знают наши граждане о своей пенсии? Мне кажется правильный ответ – это ничего, вернее - пенсионер знает только ту цифру, которую ему назвал работник пенсионного фонда. Но даже проверить этот актуарный расчет у старика нет возможности. Поэтому вряд ли сегодня можно по примеру министра Андрея Ревы называть украинскую пенсионную реформу инновационной. По-моему, такая система неизбежно будет обречена, её предстоит совершенно по-иному устраивать:  не затруднять формирование пенсионных накоплений с последующим их инвестированием, а, наоборот, делать всё возможное, чтобы Пенсионный фонд Украины стал прибыльным. В этом есть на кого равняться в современном мире.

     Например, Норвежский государственный пенсионный фонд за первое полугодие прошлого 2017 года заработал на инвестициях 499 млрд. крон, что по тогдашнему валютному курсу было эквивалентно 63,2 млрд. долл. США. А активы Японского GPI (Government Pension Investment), который принадлежит государству, по итогам 2014 года оценивались почти в 1,3 трлн. долл. США. В этой связи нельзя также не отметить, что суммарные активы пяти крупнейших пенсионных фондов мира в 30 раз (!) превышают наш государственный бюджет, а их расходы на администрирование и персонифицированный учет значительно меньше наших в процентном соотношении. Ну, а о том, что Пенсионный фонд Украины должен быть прибыльным и приносить ежегодно инвестиционный доход на пенсионные активы, думаю, все во власти давно забыли.

     Судите сами, если дефицит ПФУ в 2012 году составлял 18 млрд. гривен, то в текущем 2018 году он превысил 140 млрд. гривен. К этому нужно добавить и тот факт, что действующая ныне в Украине система администрирования, при которой большая часть расходов пенсионного фонда к тому же идет на содержание самого ПФУ, никуда не годится и требует скорейшего усовершенствования. Для сравнения, если крупнейший американский пенсионный фонд взимает на собственное содержание менее 0,5% в год от общего объема пенсионных накоплений, то у нас затраты администраторов негосударственных пенсионных фондов ограничены 5%, а для ПФУ их и вовсе нет. Все это, конечно, не добавляет нам уверенности в будущем. И, увы, мы по-прежнему не доверяем своему государству. Видимо, здесь и скрыта самая большая проблема.  

     Но хуже всего то, что почти никто из молодого поколения не верит ни в справедливую пенсию, ни в «инновационную» пенсионную реформу. Никто не знает, какой еще реформаторский выбор в ближайшей перспективе сделает власть, соответственно, кто кроме народных депутатов, судей и прокуроров сможет рассчитывать на благополучную старость? Также наша финансовая власть, в отличие от развитых стран с качественными экономиками, не может создать благоприятные условия негосударственным пенсионным фондам для инвестирования пенсионных средств в надежные активы. У нас нет до сих пор взаимосвязи между пенсионными взносами и соответствующими размерами пенсий, а вместо эффективных инвестиционных механизмов – на деле непрозрачные и труднопроверяемые актуарные расчеты. Да, и поведение гривны, откровенно говоря, под большим вопросом и уж точно – не прогнозируемо в средне- и дальнесрочной перспективе.

     Зато в странах ЕС и в Соединенных Штатах все понятно и прозрачно. Там пенсионные фонды успешно инвестируют свои накопления в надежные ценные бумаги, драгоценные металлы, недвижимость, прочее и затем профессионально управляют этими активами. А во что можно без высоких рисков инвестировать у нас, когда финансовый рынок фактически убит (о фондовом вообще не говорю)? Думаю, комментарии излишни. Поэтому в отличие от украинского пенсионера, например, американец понимает, даже если инфляция подрастет, всё равно его пенсионный фонд сумеет профессионально инвестировать аккумулированные средства так, чтобы получить размер дохода выше уровня инфляции. И покупательная способность доллара, в отличие от гривны, всё равно сохраняется такой же и через 10-15 лет, как в первый день перечисления пенсионного взноса.

     В развитых странах реальная стратегия среднего класса - это, конечно, не государственная пенсия, а помощь от государства в создании для среднего класса таких условий, при которых гражданин в старости сможет позволить себе хорошо и безбедно существовать. В этом смысле макроэкономические условия ничуть не менее важны, чем конкретная пенсионная схема. Поэтому сегодняшние пенсионные программы в Украине, как бы их красиво не называл министр Андрей Рева, не могут заинтересовать тонкий-тонкий слой национального среднего класса, поскольку ни один уровень нашей пенсионной системы не предполагает действительно высокой пенсии в будущем.

     Эксперты предполагают, что в ближайшие годы граждане Украины будут все активнее разрабатывать свои личные пенсионные стратегии, будь то вложения в недвижимость, иностранную валюту или качественное обучение собственных детей за рубежом. Вот почему украинская система пенсионного обеспечения не то, что является инновационной, она просто не жизнеспособная. И здесь никто не шутит. Сейчас нашим людям далеко не до смеха.

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.