Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов. Редакция ЛІГА.net может не разделять мнение авторов блогов.
05.03.2018 19:12

Юлина коса, корова Ляшко и «братская могила» для «партий власти»

Актуальный вопрос – ждут ли нас в 2018 году досрочные выборы Верховной рады? Впрочем, «срочные» выборы тоже не за горами. Кто же будет участвовать в этих выборах и у кого какие шансы?

Под тяжестью «шапки Мономаха»  

Несмотря на весь «европейский пафос», партия «Блок Петра Порошенко» формировалась, развивалась и функционирует как типичная украинская «партия власти» - эдакий аналог «Партии регионов», только в вышиванках и камуфляже.

БПП – типичный проект, призванный объединить лояльных к президенту политиков и бизнесменов, наделив их депутатскими мандатами и прочими преференциями. Конечно, для этого не нужна особо продуманная идеология. Достаточно дежурного набора популярных сейчас лозунгов - от «евроинтеграции» и до «борьбы с агрессором».

Состав БПП – пестрый. В этой политической силе нашли убежище как старинные приятели Петра Алексеевича по «Нашей Украине», так и бывшие «регионалы». Всех их объединила «любовь» - искренняя и непреодолимая любовь к власти и деньгам.

Правда, если в 2014 году высокий личный рейтинг Порошенко обеспечивал надежный «электоральный зонтик» для его соратников по партии, то последние замеры общественного мнения не дают поводов для большого оптимизма. Очевидно, что ставка в БПП будет делаться, в основном, на админресурс.

Кстати, в этом контексте стоит вспомнить о длительном «латиноамериканском сериале» – «объединении БПП и НФ». Конечно, не совсем понятно, что же может предложить «партия войны» из «Народного фронта» соратникам Порошенко, кроме рейтинга менее 1 %? Однако в рамках «административной парадигмы» все становится на свои места.

Будет ли создана новая «партия власти» на основе БПП и «Народного фронта»? Пока что это вопрос открытый.

 

Популистическая оппозиция

Особый «куш» на выборах рассчитывают сорвать представители сегмента, который условно можно назвать «популистической оппозицией». Речь, в первую очередь, о «Батькивщине» Юлии Тимошенко и «радикалах» Олега Ляшко.

Впрочем, назвать «Батькивщину» и Ляшко полноценными партиями довольно сложно. Скорее, это некие проекты, ориентированные на персональную популярность своих лидеров, чтобы конвертировать рейтинг Тимошенко или Ляшко в мандаты. Очевидно, перед выборами нас ожидают очередные политические шоу на темы: «Ляшко и любовь к корове», а также «Тимошенко и беспокойство о доведенном до нищеты народе». На этом фоне в партийных списках легко затеряются как личные креатуры лидеров, так и лица, которых «посоветовали» партийные спонсоры.

Естественно, что в этих условиях популистам важно, чтобы сохранилось действующее избирательное законодательство (а лучше – перейти на «чистую пропорционалку»), которое оставит в руках партийных лидеров мощный рычаг политического влияния в виде права формировать список.

Правда, они будут вынуждены решать проблемы, связанные с «двусмысленностью» своей позиции по тем или иным вопросам. Например, для О. Ляшко будет нужно объяснять, как ему удается совмещать «заботу о народе» с голосованием за «антинародные решения» вроде медицинской реформы. Впрочем, ему не привыкать к подобным «сложностям», и проблемы, скорее всего, будут решаться традиционным обращением к «дискурсу о вилах, сене и коровах».

И здесь нужно понимать, что целевая аудитория популистов – это не самый притязательный избиратель, не склонный анализировать и задумываться.

 

Упадок «либеральной демократии»

А вот в условной нише «демократов» продолжается разброд и шатание. Получив «подпитку» в виде депутатов-диссидентов из БПП (Лещенко, Залищук), «Демальянс» так и не смог совершить электоральный прорыв, оставшись локальным «клубом по интересам».

«Самопомощь», зарождаясь как некий проект «новой партии среднего класса», сейчас окончательно погрязла не в защите либеральных ценностей, а в «военно-милитарной» риторике, пытаясь оккупировать «нишу патриотов».

Фактически, у потенциального избирателя, настроенного на поддержку либерально-демократической идеологии, сейчас не осталось политической силы, с которой он себя мог бы ассоциировать. И, наверное, в этом нет ничего удивительного.

В условиях прогрессирующего экономического кризиса, массовой эмиграции из страны «деловых» людей, растущей маргинализации общества, в Украине просто не остается «либерально-демократического» избирателя из числа представителей «среднего класса» в количестве, достаточном для прохода партии в парламент.

В итоге, некоторые партии сами маргинализируются, а некоторые (как «Самопомощь»), пытаются «выезжать» на эпатажных «антикоррупционерах» вроде Е. Соболева или «революционерах в камуфляже» (С. Семенченко). А проекты вроде либерализации налогового законодательства уходят на последний план.

Фактически, либерально-демократическое партстроительство у нас завершилось, не начавшись.  

Контрсистемная оппозиция

Сразу несколько сил работают в оппозиционной нише, с прицелом на избирателя, критически настроенного ко всем «партиям Майдана» - как к власти, так и к оппозиции. Потеря Крыма и части Донбасса, конечно, существенно уменьшили электоральный ресурс, но он все равно остается существенным. По сути, сейчас в этой нише работают только В. Рабинович с партией «За життя», и «Оппозиционный блок» Ю. Бойко-С.Левочкина-Р.Ахметова-В.Медведчука.

Если «Оппозиционный блок» делает ставку на методичную работу с электоратом и «спайку» с крупным бизнесом, то «За життя» во главе с В.Рабиновичем - это скорее «лидерский» проект.

Главный переговорщик между Киевом и Москвой в лице Виктора Медведчука недавно в интервью российским СМИ заявил, что «поддерживает обе эти силы», намекая на то, что для него важна в первую очередь позиция по вопросу украино-российских взаимоотношений, а также по мирному урегулированию конфликта на Донбассе. Мнение «коммуникатора №1» важно, потому что он играет важную роль в «Минском процессе», и именно от него зависят будущие «политические расклады». Ведь реализация «Минских соглашений», в конечном счете, будет означать проведение на территории ОРДЛО выборов по украинскому законодательству, включая выборы в Верховную Раду.

Получается, все крупные игроки, начиная с президента Порошенко, контролируют по одной серьезной политической силе, в то время как у Медведчука их две.

Логично, что в этих условиях мелкие «партийные разногласия» не будут играть большой роли, если встанет вопрос о власти в общенациональном масштабе. И если учесть его влияние как на «Оппозиционный блок», так и на «За життя» (и там, и там много близких к нему политиков), то он выиграет в любом случае.

Впрочем, и сейчас у контрсистемной оппозиции неплохие шансы. Как при «старом», так и при любом «новом» избирательном законе. Общее разочарование в действующих политических партиях и лидерах, конечно, играет на интересы оппозиции.

К тому же, нынешняя украинская власть сохраняет выразительный «региональный» характер в виде засилья представителей Западной Украины во власти. При этом, у них есть электоральное ядро как для «списков», так и для мажоритарных округов.  

А что на флангах?

Естественно, нельзя списывать со счетов и традиционные «фланговые» силы: крайне левых и крайне правых.

На «правом» фланге политические силы на данный момент демонстрируют нехарактерное для них единство. И «Свобода», и «Нацкорпус», и «Правый сектор» декларируют взаимодействие и общее участие в будущих парламентских выборах. Правда, пока не ясно, как это можно осуществить? Блоки ведь в действующем избирательном законе не предусмотрены.

Хотя понять «правых» можно. Их электоральная база – невелика. Фактически, если говорить о «правом избирателе», то всегда речь шла о процентах, которые лишь немного превышают барьер прохождения в парламент. В таких условиях «воевать» - это обречь себя на провал. Но и в безмятежное сотрудничество верится с трудом. Так что противоречия могут возникнуть в любой момент.

Что же до левого фланга, то там все «очень запущено». После запрета КПУ, фактически, не осталось ни одной достаточно авторитетной «левой» партии, а перед глазами избирателей мелькают какие-то невнятные проекты (вроде социал-демократа Каплина, христианского социалиста Добкина или «социалиста» Кивы).

Очевидно, что всерьез воспринимать все эти процессы – сложно. Однако нельзя отрицать и то факт, что у левых есть серьезная электоральная база, насчитывающая миллионы избирателей.

Поэтому рано или поздно должен появиться проект, который сможет захватить практически «пустующую» нишу.

Подытожив все это, можно выделить некоторые тенденции:

- две «партии власти» думают над объединением усилий;

- оппозиционные популисты пытаются играть привычную игру, закидывая общество «простыми решениями сложных проблем»;

- либеральные демократы «ушли» с политической сцены, не успев «появиться»;

- контрсистемные оппозиционеры концентрируют ресурсы;

- правые пытаются объединяться, а вот левый фланг ждет хоть одной настоящей политической силы.

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Последние записи
Контакты
E-mail: blog@liga.net